Правовое положение международных организаций в международном частном праве. Судебный иммунитет международных организаций определяется


Статья 251. Судебный иммунитет международных организаций

 

  1. Судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором Российской Федерации, федеральным законом.
  2. Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном правилами международной организации. В этом случае арбитражный суд рассматривает дело в порядке, установленном настоящим Кодексом.

 

 

< Статья 250. Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по применению обеспечительных мер по делам с участием иностранных лиц

Статья 252. Процессуальные последствия рассмотрения иностранным судом дела по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям >

 

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ 251 АПК РФ

 

1. Иммунитет иностранного государства представляет собой исключение одного государства из юрисдикции другого, основанное на суверенитете каждого государства и их суверенном равенстве.

Судебный иммунитет иностранного государства означает неподсудность одного государства суду другого государства и, как следствие, недопустимость предварительного обеспечения иска, принудительного исполнения принятого в отношении его судебного решения.

Уточняя общее правило, законодатель не допускает предъявление в суде Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение его к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, которое принадлежит иностранному государству и находится на территории Российской Федерации, принятие иных обеспечительных мер, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения судебного акта.

Иммунитетом обладает всякое имущество иностранного государства, в том числе находящееся во владении российской организации.

Все названные процессуальные действия (перечень не является закрытым) по отношению к иностранному государству допускаются не иначе как с согласия последнего, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором с участием Российской Федерации.

Действие в Российской Федерации принципа абсолютного иммунитета иностранного государства не свидетельствует об отказе в правосудии.

Заинтересованное лицо может предъявить иск к иностранному государству, используя предварительное согласие последнего, имеющее место в оговорке или пророгационном соглашении (соглашении о подсудности) как составной части контракта либо иного документа.

В противном случае заинтересованное лицо может обратиться только к собственному государству в целях инициирования дипломатических переговоров с иностранным государством и урегулирования конфликта на межгосударственном уровне.

Если предъявление в суд иска к иностранному государству не сопровождается предъявлением документов, подтверждающих согласие последнего на рассмотрение дела в суде, то производство по делу не возбуждается.

Арбитражный процессуальный закон не предусматривает необходимости обращения иностранного государства в лице полномочного органа или полномочного представителя к суду с заявлением об иммунитете. Однако такое обращение не воспрещается, если имеется в нем необходимость. В ответ на обращение с иском могут последовать нота посольства иностранного государства, заявление полномочного департамента иностранного государства, если вопросы иммунитета носят дискуссионный характер.

Многие государства (например, Австрия, Великобритания, Германия, США и др.) предоставляют иммунитет лишь там, где иностранные государства осуществляют публично-правовые функции.

В последние десятилетия в мировом сообществе широко используется ограниченный иммунитет, который не распространяется на гражданско-правовые сделки, совершаемые иностранными государствами.

Аналогичная тенденция наблюдается во взглядах российских специалистов, когда они анализируют двусторонние международные договоры и судебную практику. Ограничение иммунитета иностранного государства при таком подходе может иметь место тогда, когда решается вопрос о его гражданско-правовой ответственности при совершении сделки не в целях обеспечения выполнения публичных функций, а для извлечения прибыли. Последний вывод всегда носит оценочный характер.

Определенность в вопросе абсолютного или относительного иммунитета иностранного государства может наступить только после присоединения Российской Федерации к многосторонним международным договорам.

Государства, их органы и обособленные подразделения, принадлежащая им собственность пользуются иммунитетом в соответствии с названной Конвенцией только при осуществлении суверенных функций. То есть ограничения свидетельствуют об отсутствии абсолютного иммунитета, хотя в юридической доктрине такая концепция наряду с концепцией ограниченного иммунитета имеет место.

Поэтому наличие у государства иммунитета не является безусловным основанием для освобождения его органов от ответственности по принятым на себя обязательствам.

Если лицо, обладающее международным иммунитетом, участвует в судебном заседании, исследует доказательства, представляет суду отзыв и при этом не ссылается на наличие у него иммунитета, то оно добровольно ограничивает иммунитет, выражая свое согласие на разбирательство дела в российском суде конклюдентными действиями.

Российская Федерация не участвует в Европейской конвенции об иммунитете от 16 мая 1972 г. <1> с участием Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Швейцарии и других стран, но содержащиеся в ней критерии представляют интерес для судебной практики, поскольку она ориентирует на то, что сторона в заявленном споре не может ссылаться на принадлежащие ей льготы и привилегии, если выступает в суде в качестве истца, заявляет встречный иск, ссылается на иммунитет после принятия судом решения по существу спора.

--------------------------------

<1> Международное частное право: Сборник документов. М.: БЕК, 1997. С. 41 - 55.

2. Международные организации являются межправительственными, а потому обладают некоторыми изъятиями, которые имеют отношение к сфере действия национального законодательства, в том числе о судопроизводстве.

Наделение международных организаций судебным иммунитетом необходимо для беспрепятственного осуществления ими своих функций. Поэтому иммунитет международных организаций является не суверенным, а функциональным.

Если международные иммунитеты государств основаны на их суверенитете ("равный над равными власти не имеет"), то международные иммунитеты межправительственных организаций возникают только на договорной основе.

Функциональная природа иммунитетов иностранных организаций предопределяет необходимость их защиты от контроля со стороны отдельных государств-участников, обеспечения неподконтрольности их имущества по месту нахождения международной организации и освобождения от налогов.

Иммунитет межправительственных организаций закрепляется, как правило, в их уставах, иных учредительных документах. Уточнение иммунитетов имеет место в соглашениях (международных договорах), положениях уставов межправительственных организаций, в постановлениях их органов, которые, как правило, включают несколько видов иммунитетов. Среди них следует различать иммунитеты от применения национального законодательства, от судопроизводства, собственности.

Иммунитет от применения национального законодательства имеет отношение к сделкам межправительственных организаций с юридическими и физическими лицами, к документам этих организаций и имеет значение для установления в спорных отношениях применимого права.

Например, в первые годы существования ООН ее учреждения использовали ссылки на национальное законодательство государств по месту своего нахождения. В настоящее время, напротив, все ее учреждения избегают национального законодательства. Сделки заключаются на основе внутренних правил межправительственных организаций.

Правила и процедуры, принятые в международной организации, не могут быть подвергнуты цензуре законодательных, исполнительных и судебных органов государств-участников.

Иммунитет от судопроизводства означает запрет на принятие иска к рассмотрению в связи с наличием у межправительственной организации международного иммунитета от рассмотрения исков в национальных судах.

В то же время международные организации обладают правом искать и отвечать в суде (ст. 104 Устава ООН).

Международные организации почти не обращаются в национальные суды, поскольку у них имеется собственная процедура разрешения споров.

Международная практика свидетельствует о том, что иммунитеты от применения национального законодательства и от судопроизводства не знают нарушений. Иначе обстоят дела с иммунитетом собственности. Несмотря на то что имущество международных организаций не подлежит обыску, реквизиции, конфискации, экспроприации, имеют место аресты их банковских счетов, ограничения, принимаемые таможенными службами. При таких обстоятельствах международные организации по дипломатическим каналам обращаются с заявлениями, и конфликты разрешаются на межправительственном уровне без судебной процедуры.

3. Наряду с широким использованием права на иммунитеты международные организации могут в силу тех или иных обстоятельств отказаться от них.

На отказ от иммунитета уполномочены только высшее должностное лицо международной организации или его заместитель, действующий на основании специальной доверенности.

Отказ от международных иммунитетов производится в целях обеспечения безупречной репутации международных организаций, их готовности к добросовестным действиям в тех случаях, когда использование иммунитета являлось бы свидетельством негуманного отношения к пострадавшим людям, нуждающимся в возмещении вреда. В этих целях международным организациям рекомендовано заключать договоры страхования транспортных средств на случай причинения внедоговорного вреда. В случае возникновения вреда от источника повышенной опасности международные организации выражают готовность к рассмотрению гражданского спора в национальном суде. При других обстоятельствах международные организации тщательно оценивают обращение к ним по поводу отказа от международных иммунитетов и согласия на участие в судебном разбирательстве.

Отказ от судебного иммунитета как иностранного государства, так и международной организации влечет беспрепятственное рассмотрение дела арбитражным судом в общеустановленном порядке.

uristinfo.net

Ст. 251 АПК РФ. Судебный иммунитет международных организаций

1. Судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором Российской Федерации, федеральным законом.

2. Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном правилами международной организации. В этом случае арбитражный суд рассматривает дело в порядке, установленном настоящим Кодексом.

1. Иммунитет иностранного государства представляет собой исключение одного государства из юрисдикции другого, основанное на суверенитете каждого государства и их суверенном равенстве.

Судебный иммунитет иностранного государства означает неподсудность одного государства суду другого государства и, как следствие, недопустимость предварительного обеспечения иска, принудительного исполнения принятого в отношении его судебного решения.

Уточняя общее правило, законодатель не допускает предъявление в суде Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение его к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, которое принадлежит иностранному государству и находится на территории Российской Федерации, принятие иных обеспечительных мер, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения судебного акта.

Иммунитетом обладает всякое имущество иностранного государства, в том числе находящееся во владении российской организации.

Все названные процессуальные действия (перечень не является закрытым) по отношению к иностранному государству допускаются не иначе как с согласия последнего, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором с участием Российской Федерации.

Действие в Российской Федерации принципа абсолютного иммунитета иностранного государства не свидетельствует об отказе в правосудии.

Заинтересованное лицо может предъявить иск к иностранному государству, используя предварительное согласие последнего, имеющее место в оговорке или пророгационном соглашении (соглашении о подсудности) как составной части контракта либо иного документа.

В противном случае заинтересованное лицо может обратиться только к собственному государству в целях инициирования дипломатических переговоров с иностранным государством и урегулирования конфликта на межгосударственном уровне.

Если предъявление в суд иска к иностранному государству не сопровождается предъявлением документов, подтверждающих согласие последнего на рассмотрение дела в суде, то производство по делу не возбуждается.

Арбитражный процессуальный закон не предусматривает необходимости обращения иностранного государства в лице полномочного органа или полномочного представителя к суду с заявлением об иммунитете. Однако такое обращение не воспрещается, если имеется в нем необходимость. В ответ на обращение с иском могут последовать нота посольства иностранного государства, заявление полномочного департамента иностранного государства, если вопросы иммунитета носят дискуссионный характер.

Многие государства (например, Австрия, Великобритания, Германия, США и др.) предоставляют иммунитет лишь там, где иностранные государства осуществляют публично-правовые функции.

В последние десятилетия в мировом сообществе широко используется ограниченный иммунитет, который не распространяется на гражданско-правовые сделки, совершаемые иностранными государствами.

Аналогичная тенденция наблюдается во взглядах российских специалистов, когда они анализируют двусторонние международные договоры и судебную практику. Ограничение иммунитета иностранного государства при таком подходе может иметь место тогда, когда решается вопрос о его гражданско-правовой ответственности при совершении сделки не в целях обеспечения выполнения публичных функций, а для извлечения прибыли. Последний вывод всегда носит оценочный характер.

Определенность в вопросе абсолютного или относительного иммунитета иностранного государства может наступить только после присоединения Российской Федерации к многосторонним международным договорам.

Государства, их органы и обособленные подразделения, принадлежащая им собственность пользуются иммунитетом в соответствии с названной Конвенцией только при осуществлении суверенных функций. То есть ограничения свидетельствуют об отсутствии абсолютного иммунитета, хотя в юридической доктрине такая концепция наряду с концепцией ограниченного иммунитета имеет место.

Поэтому наличие у государства иммунитета не является безусловным основанием для освобождения его органов от ответственности по принятым на себя обязательствам.

Если лицо, обладающее международным иммунитетом, участвует в судебном заседании, исследует доказательства, представляет суду отзыв и при этом не ссылается на наличие у него иммунитета, то оно добровольно ограничивает иммунитет, выражая свое согласие на разбирательство дела в российском суде конклюдентными действиями.

Российская Федерация не участвует в Европейской конвенции об иммунитете от 16 мая 1972 г. с участием Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Швейцарии и других стран, но содержащиеся в ней критерии представляют интерес для судебной практики, поскольку она ориентирует на то, что сторона в заявленном споре не может ссылаться на принадлежащие ей льготы и привилегии, если выступает в суде в качестве истца, заявляет встречный иск, ссылается на иммунитет после принятия судом решения по существу спора.

--------------------------------

Международное частное право: Сборник документов. М.: БЕК, 1997. С. 41 - 55.

2. Международные организации являются межправительственными, а потому обладают некоторыми изъятиями, которые имеют отношение к сфере действия национального законодательства, в том числе о судопроизводстве.

Наделение международных организаций судебным иммунитетом необходимо для беспрепятственного осуществления ими своих функций. Поэтому иммунитет международных организаций является не суверенным, а функциональным.

Если международные иммунитеты государств основаны на их суверенитете ("равный над равными власти не имеет"), то международные иммунитеты межправительственных организаций возникают только на договорной основе.

Функциональная природа иммунитетов иностранных организаций предопределяет необходимость их защиты от контроля со стороны отдельных государств-участников, обеспечения неподконтрольности их имущества по месту нахождения международной организации и освобождения от налогов.

Иммунитет межправительственных организаций закрепляется, как правило, в их уставах, иных учредительных документах. Уточнение иммунитетов имеет место в соглашениях (международных договорах), положениях уставов межправительственных организаций, в постановлениях их органов, которые, как правило, включают несколько видов иммунитетов. Среди них следует различать иммунитеты от применения национального законодательства, от судопроизводства, собственности.

Иммунитет от применения национального законодательства имеет отношение к сделкам межправительственных организаций с юридическими и физическими лицами, к документам этих организаций и имеет значение для установления в спорных отношениях применимого права.

Например, в первые годы существования ООН ее учреждения использовали ссылки на национальное законодательство государств по месту своего нахождения. В настоящее время, напротив, все ее учреждения избегают национального законодательства. Сделки заключаются на основе внутренних правил межправительственных организаций.

Правила и процедуры, принятые в международной организации, не могут быть подвергнуты цензуре законодательных, исполнительных и судебных органов государств-участников.

Иммунитет от судопроизводства означает запрет на принятие иска к рассмотрению в связи с наличием у межправительственной организации международного иммунитета от рассмотрения исков в национальных судах.

В то же время международные организации обладают правом искать и отвечать в суде (ст. 104 Устава ООН).

Международные организации почти не обращаются в национальные суды, поскольку у них имеется собственная процедура разрешения споров.

Международная практика свидетельствует о том, что иммунитеты от применения национального законодательства и от судопроизводства не знают нарушений. Иначе обстоят дела с иммунитетом собственности. Несмотря на то что имущество международных организаций не подлежит обыску, реквизиции, конфискации, экспроприации, имеют место аресты их банковских счетов, ограничения, принимаемые таможенными службами. При таких обстоятельствах международные организации по дипломатическим каналам обращаются с заявлениями, и конфликты разрешаются на межправительственном уровне без судебной процедуры.

3. Наряду с широким использованием права на иммунитеты международные организации могут в силу тех или иных обстоятельств отказаться от них.

На отказ от иммунитета уполномочены только высшее должностное лицо международной организации или его заместитель, действующий на основании специальной доверенности.

Отказ от международных иммунитетов производится в целях обеспечения безупречной репутации международных организаций, их готовности к добросовестным действиям в тех случаях, когда использование иммунитета являлось бы свидетельством негуманного отношения к пострадавшим людям, нуждающимся в возмещении вреда. В этих целях международным организациям рекомендовано заключать договоры страхования транспортных средств на случай причинения внедоговорного вреда. В случае возникновения вреда от источника повышенной опасности международные организации выражают готовность к рассмотрению гражданского спора в национальном суде. При других обстоятельствах международные организации тщательно оценивают обращение к ним по поводу отказа от международных иммунитетов и согласия на участие в судебном разбирательстве.

Отказ от судебного иммунитета как иностранного государства, так и международной организации влечет беспрепятственное рассмотрение дела арбитражным судом в общеустановленном порядке.

rulaws.ru

Иммунитет международной организации /Е. Осипов/

 

В настоящее время вопрос об освобождении от налогообложения международной организации, связанный непосредственно с иммунитетом собственности международной организации, остается открытым и практически неосвещенным… Далее авторы директор НИИ частного права, академик Национальной академии наук Республики Казахстан, доктор юридических наук, профессор М. Сулейменов и старший научный сотрудник НИИ частного права, кандидат юридических наук Е. Осипов обосновывают свою точку зрения.

 

Общие положения

В доктрине и законодательстве хорошо разработано понятие «иммунитет государства». Выделяется три основных вида иммунитета (судебный, от предварительного обеспечения иска, от принудительного исполнения судебного решения), две доктрины иммунитета: абсолютного иммунитета и функционального (ограниченного) иммунитета /1/.

Однако все большее значение в теории и практике приобретают проблемы иммунитета международных организаций. Между тем в литературе этой проблеме уделяется незаслуженно мало внимания, многие спорные вопросы остаются нерешенными.

Международные организации все более активно участвуют в международных отношениях, в том числе в международных гражданско-правовых отношениях: заключают различного вида сделки, выступают субъектами авторского права, участвуют в совместном предпринимательстве и т.д. /2/. В Казахстане также с каждым годом активизируется деятельность различного рода международных организаций системы ООН, СНГ, Таможенного союза, ЮСАИД, ТАСИС, международных агентств (по атомной энергии, возобновляемой энергии и других), Всемирного банка и других. Как правило, участие таких организаций в имущественном обороте специфично и ограничивается гражданско-правовыми и трудовыми сделками по обеспечению деятельности организации (аренда жилья, наем помещений под офис, наем автомашин и работников, приобретение оборудования и мебели для офиса и т.д.). Основная деятельность таких организаций связана с публично-правовыми отношениями по координации совместной деятельности в определенных публично-правовых сферах, технической помощи по совершенствованию государственного управления и прочее.

Исключение составляют различного рода международные финансовые организации, основная цель которых направлена на предоставление кредитов и иных форм финансирования предпринимательства в Казахстане. К таким организациям относятся Европейский банк реконструкции и развития, Азиатский банк развития, Исламский банк развития, Евразийский банк развития и некоторые другие, которые финансируют предпринимательские проекты в Казахстане как путем предоставления кредитов, так и иными способами финансирования, включая создание совместных производств на основе простого товарищества или совместного предприятия, участия в уставных капиталах и т.п., и в связи с этим вовлеченных в предпринимательские отношения на равных с его участниками условиях. Другим видом международных организаций, относительно широко представленных в имущественном обороте Казахстана наравне с финансовыми международными организациями, являются международные университеты и образовательные центры, созданные и осуществляющие деятельность в Казахстане на основе межгосударственных или межправительственных соглашений с участием Республики Казахстан или соглашений Республики Казахстан с международными образовательными организациями (Международный казахско-турецкий университет имени Х.А. Ясави, Египетский университет исламской культуры «Нур-Мубарак», Университет ЦентральнойАзии, Казахстанско-британский технический университет, Казахстанско-немецкий университет и некоторые другие).

Деятельность международных организаций на территории отдельно взятого государства, в том числе и Казахстана, имеет особенности правового регулирования, зачастую порождает ряд теоретических и практических проблем. Это касается особенно участия международных организаций в имущественных отношениях на территории государства и связано по большей части с юрисдикционным, судебным иммунитетом или иммунитетом собственности такой организации. При этом надо сразу оговориться, что иммунитет международной организации, имея внешне сходные черты с иммунитетом государства, тем не менее существенно отличается от него как по правовой природе, так и по содержанию. Проблема иммунитета международной организации, как уже отмечалось, особенно актуальна в связи с малоисследовательностью данного вопроса как в цивилистической науке Казахстана, так и в международно-правовой литературе постсоветского пространства и западной международно-правовой доктрине.

 

Иммунитет международной организации - какой он?

Применимы ли к международной организации те понятия, которые были выработаны теорией и практикой международного права для иммунитета государства?

Как известно, применительно к иммунитету государства существует две доктрины: абсолютного иммунитета и функционального (ограниченного) иммунитета.

В соответствии с теорией абсолютного иммунитета государство ни при каких обстоятельствах не подвластно судам другого государства без своего на то согласия.

Функциональный (ограниченный) иммунитет основан на принципиальном разграничении функций государства на два вида: публично-правовую и частноправовую. При осуществлении частноправовой деятельности государство лишается иммунитета (ограниченный иммунитет). Законодательством, исходя из этого принципа, могут быть перечислены конкретные случаи, когда допускается ограничение иммунитета (функциональный иммунитет).

Насколько применимы эти понятия к иммунитету международной организации?

Иммунитет международной организации по всем признакам подпадает под понятие функционального иммунитета.

Международная организация пользуется иммунитетом, если это предусмотрено ее уставом и международным договором с соответствующим государством /3/. Например, в преамбуле Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН от 13 февраля 1946 г. отмечается функциональный характер иммунитетов, предоставляемых международным организациям ООН. Аналогичное положение содержит и преамбула Конвенции о специальных миссиях от 8 декабря 1969 г. При этом, несмотря на функциональный характер, иммунитет международной организации предоставляется, как правило, без каких-либо ограничений и исключений и охватывает как иммунитет от применения национального законодательства, так и иммунитет от судопроизводства, иммунитет собственности, иммунитет от применения обеспечительных мер /4/. Такая абсолютная защита не имеет возражений с точки зрения обеспечения доступа к правосудию частных лиц, имеющих дела с международной организацией, так как споры между международной организацией и ее контрагентами обычно разрешаются путем обращения к альтернативным судебным способам разрешения споров: путем обращения к административным трибуналам или международным арбитражам (третейским судам).

В отличие от доктрины иммунитета государства доктрина иммунитета международной организации получила свое развитие преимущественно в период создания межправительственных организаций системы ООН при выработке Устава ООН. В соответствии с доктриной иммунитета международной организации признается, что международная организация пользуется иммунитетом на иной, чем государство, основе. Иммунитеты государств базируются на том основании, что их носители - суверенные образования, и иммунитет государства присущ ему с момента возникновения. В то же время иммунитет международной организации может возникнуть только на договорной основе и предоставляется международной организации в силу функциональной необходимости: международные организации наделяются иммунитетом с целью создания статуса, при котором организация сможет беспрепятственно осуществлять свои полномочия международного характера, оставаясь независимой от национального права и судопроизводства отдельных государств.

Функциональный характер иммунитета международных организаций нашел широкое признание в международном праве, которое признает, что функциональная природа базируется, во-первых, на том обстоятельстве, что только иммунитет способен защитить международную организацию от контроля со стороны отдельных государств-членов; во-вторых, позволяет международной организации иметь собственные материальные и денежные ресурсы, не подпадающие под действие соответствующих контрольных механизмов государств, в которых находится орган (штаб-квартира) или отделение такой организации; в-третьих, иммунитет позволяет уберечь организацию от бремени налогов в пользу отдельного государства /5/.

В международном праве иммунитет международной организации признается только за межгосударственными (межправительственными) организациями. Этот принцип, в частности, закреплен в подпункте i) ст. 1 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями (Вена, 21 марта 1986 г.), в которой в качестве «международной организации» как иного, чем государство, субъекта международного права понимается исключительно межправительственная организация.

Иммунитет международной организации, по мнению отдельных исследователей международного права, является производным от иммунитетов государств-членов, добровольно вступающих в соглашение между государствами о создании международной организации наднационального характера и наделении ее иммунитетом /6/. При этом существует устоявшееся представление, что, как правило, сам принцип иммунитета международной организации закрепляется в учредительных документах и уставе, в то время как содержание иммунитета раскрывается в соглашении международной организации со страной пребывания /7/.

В имущественных отношениях международные организации выступают в качестве юридического лица, что, как правило, прямо закрепляется в уставах международных организаций. Например, статус юридического лица межправительственных организаций системы ООН прямо закреплен в статье 39 МОТ, статье 146 Устава МАГАТЭ, статье 9 Устава МФК, статье 7 Устава МБРР. Аналогично, статус юридического лица Центральноазиатского регионального информационного координационного центра по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров закреплен в статье 4 Соглашения между Азербайджанской Республикой, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан, Туркменистаном и Республикой Узбекистан о создании Центральноазиатского регионального информационного координационного центра по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Статус Университета Центральной Азии как юридического лица закреплен в статье 4.1 Устава Университета Центральной Азии, основанного Республикой Таджикистан, Кыргызской Республикой, Республикой Казахстан и Имаматом исмаилитов, и т.д.

Международная организация, как уже отмечалось, обладает функциональным иммунитетом, в частности, иммунитетом от применения национального законодательства государств-участников, судебным иммунитетом и иммунитетом собственности международной организации. Содержание иммунитета конкретной международной организации определяется международно-правовыми соглашениями о создании международной организации, учредительными документами, соглашением этой организации с государством об условиях пребывания международной организации в этом государстве.

Следует, однако, уточнить, что понятие «функциональный» здесь употребляется не в том значении, как применительно к иммунитету государства. Правовая природа иммунитета международной организации совсем иная, чем иммунитет государства. Здесь нет ни абсолютного, ни ограниченного (функционального) иммунитета. Иммунитет у международной организации всегда один: тот, что определен в уставе и международном договоре. Можно назвать его функциональным, но это понятие не имеет ничего общего с аналогичным термином для иммунитета государства.

 

Применим ли судебный иммунитет к арбитражному разбирательству?

Практически во всех международных договорах о создании и деятельности международной (межправительственной) организации, учредительных документах (Устав) и Соглашениях международной организации с конкретным государством об условиях пребывания в нем содержится запрет или ограничение на передачу споров учредителей международной организации между собой и с этой организацией, а также на передачу споров международной организации с третьими лицами на разрешение судов общей юрисдикции. Однако они часто предусматривают альтернативные судебному способы рассмотрения таких споров. Как правило, втакого рода соглашениях и учредительных документах предусматривается арбитражный порядок разрешения споров. Аналогичные нормы содержатся и в соглашениях об условиях пребывания международной организации в конкретном государстве, например, на территории Республики Казахстан.

При этом арбитражный порядок разрешения споров между субъектами международного права соответствует общепринятым нормам международного права о порядке разрешения споров между субъектами международного права, в том числе споров между государствами.

Это, в частности, подтверждают положения ст. ст. 65-66 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. (к которой, в частности, присоединилась Республика Казахстан постановлением Верховного Совета Республики Казахстан от 31 марта 1993 года «О присоединении Республики Казахстан к Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года»), ст. 33 Устава ООН, которыми арбитражное рассмотрение споров между государствами - субъектами международного права предусмотрено, в числе иных способов, таких, как переговоры, обследование, посредничество, примирение, судебное разбирательство, обращение к региональным органам или соглашениям, к которым субъекты международного права вправе обратиться по своему выбору. При этом арбитраж не рассматривается как судебное рассмотрение споров, и в отношении арбитража, безусловно, не применяется судебный иммунитет, предусматривающий иммунитет только от судебного преследования (судебного способа рассмотрения споров).

В связи с этим необходимо указать, что арбитражное рассмотрение споров в международном публичном праве является общепринятым способом разрешения споров между субъектами международного публичного права, предусмотренного большим числом международных договоров публичного характера, международными договорами, посвященными разрешению споров в международном публичном праве.

При этом, если для разрешения возможных споров между международной организацией и государствами-участниками предусмотрен альтернативный судебному арбитражный порядок рассмотрения споров, который не рассматривается как судебное преследование, то в отношении него не применяется собственно иммунитет от судебного преследования.

Аналогичные выводы следуют и из международного частного права. Хотя передача спора на разрешение арбитража и заключение арбитражного соглашения являются обычным в международном частном праве, тем не менее значение арбитражного соглашения и последствия заключения арбитражного соглашения являются общепризнанными принципами международного частного права. Значение и последствия заключения арбитражной оговорки закреплены в международных договорах, в первую очередь - в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже и в Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, участницей которых является и Республика Казахстан.

Целью любого арбитражного разбирательства является вынесение решения - окончательного и обязывающего, по которому выигравшая сторона может получить исполнение. Исполнение может быть добровольным, что в большинстве случаев и происходит. Но если сторона, против которой направлено решение, отказывается от добровольного исполнения, вступает механизм принудительного исполнения, предусмотренного ст. 5 Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, другими международными соглашениями и национальным арбитражным законодательством соответствующей страны (в Республике Казахстан это статьи 32, 33 Закона о международном коммерческом арбитраже).

В настоящее время ни в одном государстве арбитражное решение не обладает непосредственной исполнительной силой. Для их принудительного исполнения требуется соответствующее распоряжение компетентного суда. Исключение составляют только арбитражные решения ICSID, но и для их исполнения может оказаться необходимым содействие судебных органов. По общему же правилу, для того, чтобы быть исполненными, арбитражные решения должны быть представлены в компетентный суд, который в той или иной форме принимает одно из двух решений: признать и привести арбитражное решение в исполнение либо отказать в признании и приведении его в исполнение /8/.

Поэтому в соответствии с общепризнанными принципами международного частного права арбитражное решение никак не отождествляется с решением суда. Суд обязан в силу международных договоров и национального законодательства содействовать исполнению арбитражного решения путем признания и приведения арбитражного решения в исполнение. Согласно законодательству Республики Казахстан арбитраж (международный коммерческий арбитраж, третейский суд) также не относится к судебной системе Республики Казахстан. Согласно ст. 75 Конституции Республики Казахстан правосудие осуществляется только судом. При этом судами республики являются Верховный Суд республики, местные и другие суды республики, учреждаемые законом.

Конституционный закон Республики Казахстан от 25 декабря 2000 года «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» не упоминает арбитраж (международный коммерческий арбитраж, третейский суд) в качестве элемента судебной системы.

При этом статья 25 ГПК РК предусматривает, что подведомственный суду имущественный спор по соглашению сторон может быть передан на рассмотрение третейского суда, когда это не запрещено законодательными актами, и в соответствии с подпунктом 4) статьи 170 и статьей 192 ГПК.

В отношении же иммунитета иностранного государства национальное законодательство Казахстана предусматривает в статьях 427-450 ГПК РК механизм ограниченного иммунитета. При этом, в частности, в пункте 1 статьи 435 ГПК РК прямо предусмотрено, что иностранное государство не пользуется в Республике Казахстан судебным иммунитетом по спорам, возникшим при осуществлении этим государством предпринимательской деятельности на территории Республики Казахстан. Помимо этого, в статье 432 ГПК РК закреплено, что если иностранное государство выразило в письменной форме согласие на рассмотрение в арбитраже споров с его участием, которые возникли или могут возникнуть в будущем, признается, что применительно к этим спорам оно добровольно согласилось на отказ от судебного иммунитета по вопросам, касающимся осуществления судом Республики Казахстан функций в отношении арбитража.

Указанное отражает общепринятую доктрину, отраженную и в казахстанском законодательстве, рассматривающую арбитраж исключительно в качестве альтернативного способа защиты гражданских прав, осуществляемого только в силу соглашения сторон спора. При этом казахстанское законодательство исходит из того, что при занятии предпринимательской деятельностью, к которой, безусловно, относится выдача банковских кредитов, субъект международного публичного права не может пользоваться судебным иммунитетом, а заключение таким субъектом арбитражного соглашения означает отказ от судебного иммунитета по вопросам, касающимся осуществления судом функций в отношении арбитража, в том числе и отказ от иммунитета от принудительного исполнения судебного акта.

 

Иммунитет от принудительного исполнения арбитражных решений

В современной доктрине международного права, как уже отмечалось ранее, проводится четкое разделение иммунитета государства на судебный иммунитет, иммунитет от обеспечения иска и иммунитет от принудительного исполнения судебного акта. Это нашло отражение, помимо научных работ /9/, так же как в международных договорах, так и в национальном законодательстве различных государств, в том числе и Казахстана. Так, например, Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года, ратифицированная Законом РК от 27 октября 2009 г., рассматривает в части II иммунитет государства от юрисдикции судов другого государства разбирательства, в части III - разбирательства, при которых государству нельзя ссылаться на государственный иммунитет, а в части IV отдельно рассматривается государственный иммунитет от принудительных мер в связи с разбирательством в суде. В законодательстве Казахстана разделение иммунитета государства на судебный иммунитет, иммунитет от обеспечения иска, и иммунитет от принудительного исполнения судебного акта прямо предусмотрен в статье 427 ГПК РК. Судебный иммунитет и иммунитет от принудительных мер в связи с разбирательством в суде, в том числе иммунитет от принудительного исполнения судебного акта, не являются тождественными, регулируются международно-правовыми договорами и национальным законодательством самостоятельно, и нельзя смешивать вопросы, связанные с судебным иммунитетом, с вопросами принудительного исполнения судебного решения (известного также как иммунитет от принудительных мер в связи с разбирательством в суде).

Международные договоры и национальное законодательство непосредственно предусматривают разрешение вопросов о соотношении судебного иммунитета и иммунитета от принудительного исполнения судебного решения. В Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года эти вопросы предусмотрены в разделе IV, а именно - в статье 19 конвенции, в которой прямо предусмотрено, что никакие принимаемые после вынесения судебного решения принудительные меры, такие как обращение взыскания, арест и исполнение решения, в отношении собственности государства не могут быть приняты в связи с разбирательством в суде другого государства, за исключением случаев, когда и в той мере, в какой государство прямо согласилось на принятие таких мер. При этом в национальном законодательстве и судебной практике различных стран этот вопрос решается по-разному. Например, в законах Австралии, Великобритании, Канады, Пакистана предусматривается, что согласие иностранного государства подчиниться юрисдикции иностранных судов не считается согласием на применение предварительных мер и исполнительных действий. Иными словами, отказ от судебного иммунитета не означает отказ от иммунитетов от предварительных мер и исполнительных действий. В законы США и Сингапура подобные нормы не включены, но практика американских судов исходит из прямо противоположной нормы: отказ от судебного иммунитета означает и отказ от иммунитета от исполнения.

В России утвердилось довольно устойчивое мнение о том, что отказ от судебного иммунитета не влечет за собой отказа от иммунитета в отношении обращения взыскания на имущество государства /10/. В законодательстве Республики Казахстан этот вопрос решен в пункте 2 статьи 429 ГПК, в соответствии с которым согласие иностранного государства на отказ от судебного иммунитета не рассматривается как его согласие на отказ от иммунитета от обеспечения иска и иммунитета от принудительного исполнения судебного акта.

Международно-правовые договоры и национальное законодательство предусматривает специальные нормы, регулирующие принудительное исполнение арбитражных решений и иммунитет от принудительного исполнения судебных решений для этого случая. В Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года эти вопросы предусмотрены в статьях 17 и 19. Статьей 17 конвенции, в частности, предусмотрено, что если государство заключает с иностранным физическим или юридическим лицом письменное соглашение о передаче на арбитражное разбирательство споров, касающихся коммерческой сделки, это государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, который обычно обладает компетенцией рассматривать дела, касающиеся арбитражной процедуры. В случае если компетентный суд будет выносить решение о принудительном исполнении арбитражного решения, то этот вопрос также относится к арбитражной процедуре принудительного исполнения арбитражного решения и будет охватываться указанной статьей конвенции. Помимо этого, в статье 19 конвенции в развитие указанных положений предусматривается, что иммунитет государства от принудительных мер не распространяется на случай, когда государство согласилось на принятие таких мер, которые указаны в арбитражном соглашении. Так как компетентный суд принимает решение в отношении принудительного исполнения арбитражного решения, то есть в отношении арбитражной процедуры, то и иммунитет от принудительного исполнения решения не распространяется в соответствии с Конвенцией ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года на принятие судом решения о принудительном исполнении арбитражного решения.

В законодательстве Казахстана вопросы о применении иммунитета субъекта международного публичного права при заключении им арбитражного соглашения и рассмотрении спора с его участием в арбитраже прямо урегулированы ст. 432 ГПК РК, в которой предусмотрено: «Если иностранное государство выразило в письменной форме согласие на рассмотрение в арбитраже споров с его участием, которые возникли или могут возникнуть в будущем, признается, что применительно к этим спорам оно добровольно согласилось на отказ от судебного иммунитета по вопросам, касающимся осуществления судом Республики Казахстан функций в отношении арбитража». В соответствии с ГПК РК суд Республики Казахстан осуществляет ряд функций в отношении арбитража, в том числе и выдачу исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения. В этом случае признается отказ стороны арбитражного соглашения от иммунитета от принудительного исполнения арбитражного решения.

На основании изложенного можно прийти к выводу, что согласие на рассмотрение спора в арбитраже, конечно же, не означает отказа от судебного иммунитета. Судебный иммунитет означает неподсудность судам другого государства, а не арбитражного суда, который является негосударственным частным институтом. Вообще не только судебный, но и любой юрисдикционный иммунитет целиком и полностью связан с государственными судами, будь то рассмотрение спора, обеспечение иска или принудительное исполнение.

Но при этом согласие на рассмотрение спора в арбитражном суде (арбитражная оговорка) означает согласие на принудительное исполнение арбитражного решения.

Из правовой природы арбитража вытекает, что арбитражное решение не имеет смысла без принудительного исполнения государственным судом. Иначе (без принудительного исполнения решения арбитража государственным судом) это будет не арбитраж, а посредничество - еще один альтернативный способ разрешения споров, который, в отличие от арбитража, не предусматривает принудительного исполнения решения и предполагает разрешение спора по соглашению спорящих сторон при посредничестве нейтральной третьей стороны /11/. Поэтому согласие на арбитраж означает отказ от иммунитета от принудительного исполнения.

В свою очередь, как уже отмечалось, решение суда о принудительном исполнении уже состоявшегося арбитражного решения не затрагивает судебного иммунитет государства или международной организации (иммунитет от судебного преследования), так как суд не рассматривает спор по существу, но обязан вынести решение о принудительном исполнении арбитражного решения в силу норм ратифицированных международных договоров и национального законодательства о принудительном исполнении арбитражных решений.

При этом решение суда о принудительном исполнении арбитражного решения касается, но не противоречит иммунитету собственности государства или международной организации, если он предусмотрен Уставом такой организации и Соглашением об условиях пребывания международной организации на территории государства, допускающими вынесение окончательного судебного решения в отношении имущества международной организации.

 

Налогообложение международной организации

Другим актуальным в настоящее время вопросом, связанным с иммунитетом собственности международной организации, являются вопросы о налогообложении такой организации. Многие межправительственные договоры о создании международных организаций предусматривают освобождение такой организации от налогообложения на территории государства, являющегося участником такой организации. При этом учредительные документы международной организации не предусматривают прямо вопросы о налоговом администрировании международной организации в стране пребывания, в частности, по вопросам постановки на учет в качестве налогоплательщика, представления налоговой отчетности и проверки деятельности органами налоговой службы. Если эти вопросы разрешены в учредительных документах, то проблем не возникает - все разрешается в соответствии с международными договорами о создании международной организации, уставом и соглашением международной организации с каждым отдельным принимающим государством. Коллизии могут возникнуть, если эти вопросы прямо не разрешены в учредительных документах такой организации, и возникает необходимость разрешения этих вопросов на основании общих положений об иммунитете международной организации. В настоящее время вопрос об освобождении от налогообложения международной организации, связанный непосредственно с иммунитетом собственности международной организации, остается открытым и практически неосвещенным в научных исследованиях и на практике, в том числе вопрос о налоговом администрировании таких международных организаций при отсутствии решения этих вопросов в учредительных документах.

Безусловно, освобождение от налогов обусловлено целями - уберечь международную организацию от бремени налогов в пользу отдельного государства, и это правило устанавливается по соглашению сторон и на принципах взаимности государств - участников данной международной организации. Принимающее государство отказывается от налогообложения международной организации на своей территории при взаимной обязанности иных государств-участников освобождать от налогообложения данную организацию на своей территории.

Уставная, как правило, правоспособность международной организации предполагает занятие исключительно деятельностью, соответствующей предмету и цели создания и деятельности такой организации, что обуславливает исключение какого-либо налогового администрирования и налоговой отчетности. В случаях же, когда учредительными документами международной организации предоставляется право занятия предпринимательской (коммерческой) деятельностью для финансирования своей уставной деятельности, то положения учредительных документов об освобождении от налогообложения любой деятельности, в том числе связанной с финансированием уставной деятельности, также обуславливает исключение какого-либо налогового администрирования и налоговой отчетности.

 

 

Литература

1. Сулейменов М.К. Иммунитет государства: абсолютный или ограниченный? Юрист. 2010. № 3. С. 12-19.

2. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право (Новые тенденции в международно-правовом регулировании). Академия нархоза при Правительстве Российской Федерации. М.: Дело, 1998. С. 216.

3. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право (Новые тенденции в международно-правовом регулировании). Академия нархоза при Правительстве Российской Федерации. М.: Дело, 1998. С. 220; Хлестова И.О. Юрисдикционный иммунитет государства. М.: Юриспруденция, 2007. С. 14; Ярков В.В. Об иммунитете международных организаций в практике российских судов. Международное частное право: современная практика. Сборник статей. Под ред. М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М., 2000. С. 193-197; Нешатаева Т.Н. Международная организация как субъект международного частного права. Журнал международного частного права. 1993. № 2. С. 25-32; Gaillard E., Pingel-Lenuzza I. InternationalOrganizationalandImmunityfromJurisdictional. ToRectrictortoBypass. InternationalandComparativeLaw. Quarterly. 2002. Vol. 51. № 1.

4. Богуславский М.М. Практика применения принципа иммунитета государства и проблема законодательного регулирования. Международное частное право: современная практика. Сборник статей. Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. М.: ТОН-Остожье, 2000. С. 234; Нешатаева Т.Н. Международные организации и право (Новые тенденции в международно-правовом регулировании). Академия нархоза при Правительстве Российской Федерации. М.: Дело, 1998. С. 222; Хлестова И.О. Юрисдикционный иммунитет государства. М.: Юриспруденция, 2007. С. 14; Gaillard E., Pingel-Lenuzza I. InternationalOrganizationalandImmunityfromJurisdictional. ToRectrictortoBypass. InternationalandComparativeLaw. Quarterly. 2002. Vol. 51. № 1.

5. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право (Новые тенденции в международно-правовом регулировании). Академия нархоза при Правительстве Российской Федерации. М.: Дело, 1998. С. 220-221.

6. Моисеев А.А. Международные кредитно-финансовые организации. Правовые аспекты деятельности. М.: НИМП, 1999. С. 33.

7. Богуславский М.М. Практика применения принципа иммунитета государства и проблема законодательного регулирования. Международное частное право: современная практика. Сборник статей. Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. М.: ТОН-Остожье, 2000. С. 233-234. 8. См.: Брунцева Е.В. Международный коммерческий арбитраж. Учебное пособие для высших учебных заведений. СПб.: Издательский дом «Сентябрь». 2001. С. 243.

9. Сулейменов М.К. Иммунитет государства: абсолютный или ограниченный? Юрист. 2010. № 3. С. 12-19.

10. Богуславский М.М. Международное частное право. Учебник. 5-е изд. М.: Юристь, 2004. С. 583.

11. Сулейменов М.К. Медиация в Казахстане: современное состояние, перспектива, развитие. Юрист. 2009. С. 12-19; Сулейменов М.К., Куанышев Б.Г. Альтернативные процедуры разрешения споров. Международный коммерческий арбитраж. Сб. статей и документов (рус.и англ. яз). Отв. ред. И.П. Грешников. Алматы: Юрид. центр IUS, 2002. С. 140-152; Дмитриева Г.К. Международный коммерческий арбитраж. Учеб.-практ. пособие. М.: Проспект, 1997. С. 193; Брунцева Е.В. Международный коммерческий арбитраж. Учебное пособие для высших учебных заведений. СПб.: Издат. дом «Сентябрь». 2001. С. 22-23.

 

journal.zakon.kz

§ 4. Судебный иммунитет. Арбитражный процесс

1. Понятие

Исходя из ст.251 АПК иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде в Российской Федерации, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на ϶ᴛᴏ имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом. Судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором Российской Федерации и федеральным законом.

Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации. В ϶ᴛᴏм случае арбитражный суд рассматривает дело в порядке, установленном АПК.

Под иммунитетом понимается изъятие определенного субъекта или объекта права из-под общих правил.

В международном публичном праве и международном частном праве выделяются иммунитеты государств и международных организаций, кᴏᴛᴏᴩые основаны на других, субъектных критериях.

Под иммунитетом государств понимается изъятие одного государства из-под юрисдикции другого государства*(267).

Это начало вытекает из международно-правового начала суверенитета государств и их равенства в международных отношениях. По϶ᴛᴏму одно государство неподсудно другому в силу принципа "Par in parem non habet jurisdictionem" ("Равный над равными не имеет юрисдикции"). Не случайно, что судебный иммунитет рассматривается и как институт международного публичного права, действие кᴏᴛᴏᴩого получает отражение в гражданском и уголовном процессе государств*(268), что было исторически оправданно в силу имевшего место в тот период его понимания как абсолютного иммунитета.

Традиционно выделятся три вида иммунитетов: от предъявления иска, от применения мер предварительной защиты права и обеспечения иска, от принудительного исполнения судебного решения. Отметим, что каждый из них имеет одну и ту же общую юридическую и доктринальную основу. В АПК особо оговаривается необходимость получения согласия на отказ от иммунитета в случае предъявления в арбитражном суде иска к иностранному государству, привлечение его в качестве третьего лица к участию в деле, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к нему мер по обеспечению иска и имущественных интересов, обращение взыскания на ϶ᴛᴏ имущество в порядке принудительного исполнения решения арбитражного суда. Все указанные действия возможны исключительно с согласия компетентных органов ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙующего государства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами Российской Федерации.

При этом изложенное не означает полной неподсудности государства по судебным искам. В данном случае речь идет о неподсудности требований к государству в судах другой страны. Правило о судебном иммунитете не распространяется на возможность предъявления иска к государству в его собственные национальные суды, здесь каких-либо ограничений не имеется.

2. Абсолютный и ограниченный (функциональный) иммунитет

В доктрине и законодательстве различается абсолютный и ограниченный иммунитет государств. Стоит сказать, длительное время наша страна придерживалась позиции абсолютного иммунитета, отстаивая безусловную неподсудность государства в отношении любых требований независимо от их основы*(269).

Так, в известном деле по искам И. Щукиной и И. Коновалова к Российской Федерации, Государственному Эрмитажу, Государственному музею изобразительных искусств им. А.С. Пушкина и Центру Помпиду решением Парижского суда Важно знать, что большой инстанции в 1993 г. было отказано в иске со ссылкой на принцип судебного иммунитета государства и его собственности*(270).

В последнее время получила распространение доктрина ограниченного или функционального иммунитета*(271). Это связано с более широким вовлечением государств в гражданский оборот, привлечением многими странами иностранных инвестиций под государственные гарантии, получением кредитов и финансовой помощи от международных организаций и банков, рядом других причин. По϶ᴛᴏму многие государства перестали придерживаться концепции абсолютного иммунитета в отношении определенных категорий дел и отношений*(272). Выступление государства в качестве субъекта гражданского оборота неизбежно приводит и к иному пониманию концепции иммунитета.

Согласно концепции ограниченного иммунитета иностранное государство, его органы, а также их собственность пользуется иммунитетом только тогда, когда государство осуществляет суверенные функции, т.е. действия jure imperi. В случае если же государство совершает действия коммерческого характера (заключение внешнеторговых сделок, концессионных и иных соглашений и т. д.), т.е. действия jure gestionis, то оно не пользуется иммунитетом*(273). Нет причины предоставлять иностранным государствам, действующим в рамках частного права, льготы по сравнению с другими участниками гражданского оборота*(274).

Концепция ограниченного иммунитета стала отражаться как в законодательстве, так и в судебной практике. К примеру, 16 мая 1972 г. была принята разработанная Советом Европы Конвенция об иммунитете государств, однако она ратифицирована немногими государствами*(275). Хотя Российская Федерация не будет участницей данной Конвенции, но современная судебная практика в Российской Федерации склоняется в сторону ограниченного иммунитета иностранного государства на основе принципа определения цели сделки – извлечение прибыли или выполнение публичной функции*(276). При этом такое противопоставление может быть не всегда удачным, поскольку предложенный критерий не будет универсальным. В частности, во многих случаях выполнение публичной функции и извлечение прибыли совпадают, как ϶ᴛᴏ было при выпуске Российской Федерацией ГКО. С одной точки зрения, выпуск ГКО преследовал публичную функцию – пополнение государственного бюджета РФ, но в то же время, по крайней мере по объяснениям организаторов ϶ᴛᴏй пирамиды, был направлен и на получение дохода бюджетом РФ.

3. Правила толкования судебного иммунитета

При применении правил о судебном иммунитете следует принять во внимание ряд правил.

В первую очередь, судебный иммунитет не имеет безусловного, абсолютного характера с точки зрения действующего российского законодательства. В частности, в ст.251 АПК говорится о том, что иммунитет признается, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами Российской Федерации. В ϶ᴛᴏм плане можно привести ст.23 Федерального закона "О соглашениях о разделе продукции", согласно кᴏᴛᴏᴩой в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, может быть предусмотрен в ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии с законодательством Российской Федерации отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и (или) арбитражного решения. Исключая выше сказанное, по заключению М.М. Богуславского, коренным образом изменилось правовое регулирование в новом КТМ, в кᴏᴛᴏᴩом прослеживается отход от доктрины абсолютного иммунитета*(277).

Примером здесь также будет известная история с швейцарской компанией "Нога", где имел место отказ от иммунитета, хотя вопрос с юридической позиции не будет бесспорным*(278).

Во-вторых, судебный иммунитет не распространяется на случаи предъявления встречного иска, если от имени иностранного государства предъбудет иск в суд другого государства по частноправовому спору (см. пример дела в п.6 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2001 г. N 58 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов").

В-третьих, следует различать выступление государства как суверена и его участие в гражданском обороте на общих основаниях с другими субъектами гражданского права. Такой подход вполне укладывается в современное русло понимания иммунитета и его применения на практике. Как пишет М.М. Богуславский, закрепление в законодательстве любого государства СНГ абсолютного иммунитета иностранного государства не ведет к автоматическому его признанию в судах иностранных государств*(279). В целом ряде стран приняты законодательные акты, понимающие ограниченно судебный иммунитет государств, например в США, Великобритании, Канаде, Сингапуре, Пакистане, Австралии, ЮАР и других странах.

По϶ᴛᴏму в каждом конкретном случае следует выяснять правовую основу участия государства в том либо ином деле. Интересен в ϶ᴛᴏм плане пример из судебной практики, приведенный в п.5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2001 г. N 58 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов", согласно кᴏᴛᴏᴩому арбитражный суд прекращает производство по делу об инвестиционном споре, ответчиком по кᴏᴛᴏᴩому будет иностранное государство, выступающее в качестве суверена.

В-четвертых, отказ от иммунитета должен быть достаточно ясен и выражен в документах, исходящих от компетентных лиц.

Как говорится в п.8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса", арбитражный суд принимает иск по коммерческому спору, ответчиком в кᴏᴛᴏᴩом будет иностранное государство, выступающее в качестве суверена, или межгосударственная организация, имеющая иммунитеты согласно международному договору, только при наличии явно выраженного согласия ответчика на рассмотрение спора в арбитражном суде РФ. Подобное согласие следует рассматривать в качестве отказа от судебного иммунитета иностранного государства или международной организации. Согласие на рассмотрение спора в арбитражном суде РФ должно быть подписано лицами, уполномоченными законодательством иностранного государства или внутренними правилами международной организации на отказ от судебного иммунитета.

В ϶ᴛᴏм плане в ч.3 ст.251 АПК подчеркивается, что отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства.

В-пятых, правила иммунитета государств проецируются и на иммунитет его представителей. В ϶ᴛᴏм плане можно привести такие основополагающие международные договоры, как Венская конвенция о дипломатических сношениях и Венская конвенция о консульских сношениях. Интересным может оказаться и вопрос об иммунитете так называемых почетных консулов, поскольку по печати приводилась практика использования ϶ᴛᴏго института для прикрытия фактически предпринимательской деятельности. Материал опубликован на http://зачётка.рф

4. Иммунитет международных организаций

Иммунитет международных организаций имеет производный характер от иммунитета государств, образовавших международные организации. В учредительных документах организаций, и прежде всего уставах, закреплен принцип наличия иммунитета, в то время как содержание иммунитета раскрывается в соглашениях со страной пребывания штаб-квартиры такой организации*(280). Согласно ч.2 ст.251 АПК судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором Российской Федерации и федеральным законом.

Иммунитетом наделены многие известные международные организации, например ООН в ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии с Конвенцией о привилегиях и иммунитетах ООН от 13 февраля 1946 г., Конвенцией о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений ООН от 21 ноября 1947 г., Совет Европы – в ϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙии с Генеральным соглашением о привилегиях и иммунитетах от 2 сентября 1949 г.*(281)

Не стоит забывать, что важно также различать иммунитет при выполнении функциональных обязанностей международной организации, для выполнения кᴏᴛᴏᴩых она и была образована, и участие международной организации в гражданском обороте. К примеру, согласно п.7 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2001 г. N 58 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов" иммунитет не распространяется на коммерческую деятельность международной организации, не предусмотренную международными договорами (ее уставом и соглашением о штаб-квартире).

5. Иммунитет и соучастие в арбитражном процессе

Сложные процессуальные вопросы возникали при исследовании вопроса, распространяется ли судебный иммунитет на такие случаи, когда имеет место процессуальное соучастие и один из соучастников имеет иммунитет, а другой нет. Можно ли рассмотреть такое дело полностью, или наличие судебного иммунитета у одного из соответчиков влечет невозможность рассмотрения дела в целом.

В частности, в практике Арбитражного суда Свердловской области в 1999 г. возник вопрос: подлежит ли рассмотрению в арбитражном суде спор по иску о признании недействительной двусторонней сделки, предъявленной к обеим сторонам ϶ᴛᴏй сделки, если одна из сторон сделки – Европейский банк реконструкции и развития – будет международной организацией, пользующейся судебным иммунитетом? В конечном счете арбитражный суд прекратил производство по делу, исходя из того, что данное дело не может быть рассмотрено государственным арбитражным судом, поскольку международная организация заявила о судебном иммунитете. При ином решении вопроса арбитражный суд, во-первых, нарушит правила о судебном иммунитете и, во-вторых, в любом случае будет решать вопрос о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле*(282).

Открытым остается вопрос о решении вопроса в том случае, если к таким соответчикам, один из кᴏᴛᴏᴩых пользуется иммунитетом, был предъявлен иск имущественного характера. Следует ли дело прекращать полностью или только в отношении ответчика, пользующегося иммунитетом? Вполне понятно, что такая ситуация не имеет однозначного решения, поскольку крайне важно принимать во внимание и характер судебного спора, исходя из концепции ограниченного иммунитета, насколько такой спор, например о возмещении убытков соответчиками, связан с характером деятельности международной организации. Решение вопроса зависит от того, выступала ли международная организация как обычный субъект гражданского оборота или ее деятельность была связана с осуществлением ее уставных задач, от существующей судебной практики в отношении международных организаций и ряда других юридико-фактических обстоятельств.

Отказ от судебного иммунитета международных организаций производится в том же порядке, что и для иностранных государств, согласно ч.3 ст.251 АПК.

Пользовательское соглашение: Интеллектуальные права на материал - Арбитражный процесс - Авторский коллектив. принадлежат её автору. Данное пособие/книга размещена исключительно для ознакомительных целей без вовлечения в коммерческий оборот. Вся информация (в том числе и "§ 4. Судебный иммунитет") собрана из открытых источников, либо добавлена пользователями на безвозмездной основе. Для полноценного использования размещённой информации Администрация проекта Зачётка.рф настоятельно рекомендует приобрести книгу / пособие Арбитражный процесс - Авторский коллектив. в любом онлайн-магазине.

Тег-блок: Арбитражный процесс - Авторский коллектив., 2015. § 4. Судебный иммунитет.

xn--80aatn3b3a4e.xn--p1ai

Иммунитет международной организации /Е. Осипов/

В настоящее время вопрос об освобождении от налогообложения международной организации, связанный непосредственно с иммунитетом собственности международной организации, остается открытым и практически неосвещенным… Далее авторы директор НИИ частного права, академик Нац

В настоящее время вопрос об освобождении от налогообложения международной организации, связанный непосредственно с иммунитетом собственности международной организации, остается открытым и практически неосвещенным… Далее авторы директор НИИ частного права, академик Национальной академии наук Республики Казахстан, доктор юридических наук, профессор М. Сулейменов и старший научный сотрудник НИИ частного права, кандидат юридических наук Е. Осипов обосновывают свою точку зрения.

Общие положения

В доктрине и законодательстве хорошо разработано понятие «иммунитет государства». Выделяется три основных вида иммунитета (судебный, от предварительного обеспечения иска, от принудительного исполнения судебного решения), две доктрины иммунитета: абсолютного иммунитета и функционального (ограниченного) иммунитета/1/.

Однако все большее значение в теории и практике приобретают проблемы иммунитета международных организаций. Между тем в литературе этой проблеме уделяется незаслуженно мало внимания, многие спорные вопросы остаются нерешенными.

Международные организации все более активно участвуют в международных отношениях, в том числе в международных гражданско-правовых отношениях: заключают различного вида сделки, выступают субъектами авторского права, участвуют в совместном предпринимательстве и т.д./2/. В Казахстане также с каждым годом активизируется деятельность различного рода международных организаций системы ООН, СНГ, Таможенного союза, ЮСАИД, ТАСИС, международных агентств (по атомной энергии, возобновляемой энергии и других), Всемирного банка и других. Как правило, участие таких организаций в имущественном обороте специфично и ограничивается гражданско-правовыми и трудовыми сделками по обеспечению деятельности организации (аренда жилья, наем помещений под офис, наем автомашин и работников, приобретение оборудования и мебели для офиса и т.д.). Основная деятельность таких организаций связана с публично-правовыми отношениями по координации совместной деятельности в определенных публично-правовых сферах, технической помощи по совершенствованию государственного управления и прочее.

Исключение составляют различного рода международные финансовые организации, основная цель которых направлена на предоставление кредитов и иных форм финансирования предпринимательства в Казахстане. К таким организациям относятся Европейский банк реконструкции и развития, Азиатский банк развития, Исламский банк развития, Евразийский банк развития и некоторые другие, которые финансируют предпринимательские проекты в Казахстане как путем предоставления кредитов, так и иными способами финансирования, включая создание совместных производств на основе простого товарищества или совместного предприятия, участия в уставных капиталах и т.п., и в связи с этим вовлеченных в предпринимательские отношения на равных с его участниками условиях. Другим видом международных организаций, относительно широко представленных в имущественном обороте Казахстана наравне с финансовыми международными организациями, являются международные университеты и образовательные центры, созданные и осуществляющие деятельность в Казахстане на основе межгосударственных или межправительственных соглашений с участием Республики Казахстан или соглашений Республики Казахстан с международными образовательными организациями (Международный казахско-турецкий университет имени Х.А. Ясави, Египетский университет исламской культуры «Нур-Мубарак», Университет ЦентральнойАзии, Казахстанско-британский технический университет, Казахстанско-немецкий университет и некоторые другие).

Деятельность международных организаций на территории отдельно взятого государства, в том числе и Казахстана, имеет особенности правового регулирования, зачастую порождает ряд теоретических и практических проблем. Это касается особенно участия международных организаций в имущественных отношениях на территории государства и связано по большей части с юрисдикционным, судебным иммунитетом или иммунитетом собственности такой организации. При этом надо сразу оговориться, что иммунитет международной организации, имея внешне сходные черты с иммунитетом государства, тем не менее существенно отличается от него как по правовой природе, так и по содержанию. Проблема иммунитета международной организации, как уже отмечалось, особенно актуальна в связи с малоисследовательностью данного вопроса как в цивилистической науке Казахстана, так и в международно-правовой литературе постсоветского пространства и западной международно-правовой доктрине.

Иммунитет международной организации - какой он?

Применимы ли к международной организации те понятия, которые были выработаны теорией и практикой международного права для иммунитета государства?

Как известно, применительно к иммунитету государства существует две доктрины: абсолютного иммунитета и функционального (ограниченного) иммунитета.

В соответствии с теорией абсолютного иммунитета государство ни при каких обстоятельствах не подвластно судам другого государства без своего на то согласия.

Функциональный (ограниченный) иммунитет основан на принципиальном разграничении функций государства на два вида: публично-правовую и частноправовую. При осуществлении частноправовой деятельности государство лишается иммунитета (ограниченный иммунитет). Законодательством, исходя из этого принципа, могут быть перечислены конкретные случаи, когда допускается ограничение иммунитета (функциональный иммунитет).

Насколько применимы эти понятия к иммунитету международной организации?

Иммунитет международной организации по всем признакам подпадает под понятие функционального иммунитета.

Международная организация пользуется иммунитетом, если это предусмотрено ее уставом и международным договором с соответствующим государством/3/. Например, в преамбуле Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН от 13 февраля 1946г. отмечается функциональный характер иммунитетов, предоставляемых международным организациям ООН. Аналогичное положение содержит и преамбула Конвенции о специальных миссиях от 8 декабря 1969г. При этом, несмотря на функциональный характер, иммунитет международной организации предоставляется, как правило, без каких-либо ограничений и исключений и охватывает как иммунитет от применения национального законодательства, так и иммунитет от судопроизводства, иммунитет собственности, иммунитет от применения обеспечительных мер/4/. Такая абсолютная защита не имеет возражений с точки зрения обеспечения доступа к правосудию частных лиц, имеющих дела с международной организацией, так как споры между международной организацией и ее контрагентами обычно разрешаются путем обращения к альтернативным судебным способам разрешения споров: путем обращения к административным трибуналам или международным арбитражам (третейским судам).

В отличие от доктрины иммунитета государства доктрина иммунитета международной организации получила свое развитие преимущественно в период создания межправительственных организаций системы ООН при выработке Устава ООН. В соответствии с доктриной иммунитета международной организации признается, что международная организация пользуется иммунитетом на иной, чем государство, основе. Иммунитеты государств базируются на том основании, что их носители - суверенные образования, и иммунитет государства присущ ему с момента возникновения. В то же время иммунитет международной организации может возникнуть только на договорной основе и предоставляется международной организации в силу функциональной необходимости: международные организации наделяются иммунитетом с целью создания статуса, при котором организация сможет беспрепятственно осуществлять свои полномочия международного характера, оставаясь независимой от национального права и судопроизводства отдельных государств.

Функциональный характер иммунитета международных организаций нашел широкое признание в международном праве, которое признает, что функциональная природа базируется, во-первых, на том обстоятельстве, что только иммунитет способен защитить международную организацию от контроля со стороны отдельных государств-членов; во-вторых, позволяет международной организации иметь собственные материальные и денежные ресурсы, не подпадающие под действие соответствующих контрольных механизмов государств, в которых находится орган (штаб-квартира) или отделение такой организации; в-третьих, иммунитет позволяет уберечь организацию от бремени налогов в пользу отдельного государства/5/.

В международном праве иммунитет международной организации признается только за межгосударственными (межправительственными) организациями. Этот принцип, в частности, закреплен в подпункте i) ст.1 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями (Вена, 21 марта 1986г.), в которой в качестве «международной организации» как иного, чем государство, субъекта международного права понимается исключительно межправительственная организация.

Иммунитет международной организации, по мнению отдельных исследователей международного права, является производным от иммунитетов государств-членов, добровольно вступающих в соглашение между государствами о создании международной организации наднационального характера и наделении ее иммунитетом/6/. При этом существует устоявшееся представление, что, как правило, сам принцип иммунитета международной организации закрепляется в учредительных документах и уставе, в то время как содержание иммунитета раскрывается в соглашении международной организации со страной пребывания/7/.

В имущественных отношениях международные организации выступают в качестве юридического лица, что, как правило, прямо закрепляется в уставах международных организаций. Например, статус юридического лица межправительственных организаций системы ООН прямо закреплен в статье 39 МОТ, статье 146 Устава МАГАТЭ, статье 9 Устава МФК, статье 7 Устава МБРР. Аналогично, статус юридического лица Центральноазиатского регионального информационного координационного центра по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров закреплен в статье 4 Соглашения между Азербайджанской Республикой, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан, Туркменистаном и Республикой Узбекистан о создании Центральноазиатского регионального информационного координационного центра по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Статус Университета Центральной Азии как юридического лица закреплен в статье 4.1 Устава Университета Центральной Азии, основанного Республикой Таджикистан, Кыргызской Республикой, Республикой Казахстан и Имаматом исмаилитов, и т.д.

Международная организация, как уже отмечалось, обладает функциональным иммунитетом, в частности, иммунитетом от применения национального законодательства государств-участников, судебным иммунитетом и иммунитетом собственности международной организации. Содержание иммунитета конкретной международной организации определяется международно-правовыми соглашениями о создании международной организации, учредительными документами, соглашением этой организации с государством об условиях пребывания международной организации в этом государстве.

Следует, однако, уточнить, что понятие «функциональный» здесь употребляется не в том значении, как применительно к иммунитету государства. Правовая природа иммунитета международной организации совсем иная, чем иммунитет государства. Здесь нет ни абсолютного, ни ограниченного (функционального) иммунитета. Иммунитет у международной организации всегда один: тот, что определен в уставе и международном договоре. Можно назвать его функциональным, но это понятие не имеет ничего общего с аналогичным термином для иммунитета государства.

Применим ли судебный иммунитет к арбитражному разбирательству?

Практически во всех международных договорах о создании и деятельности международной (межправительственной) организации, учредительных документах (Устав) и Соглашениях международной организации с конкретным государством об условиях пребывания в нем содержится запрет или ограничение на передачу споров учредителей международной организации между собой и с этой организацией, а также на передачу споров международной организации с третьими лицами на разрешение судов общей юрисдикции. Однако они часто предусматривают альтернативные судебному способы рассмотрения таких споров. Как правило, втакого рода соглашениях и учредительных документах предусматривается арбитражный порядок разрешения споров. Аналогичные нормы содержатся и в соглашениях об условиях пребывания международной организации в конкретном государстве, например, на территории Республики Казахстан.

При этом арбитражный порядок разрешения споров между субъектами международного права соответствует общепринятым нормам международного права о порядке разрешения споров между субъектами международного права, в том числе споров между государствами.

Это, в частности, подтверждают положения ст.ст.65-66 Венской конвенции о праве международных договоров 1969г. (к которой, в частности, присоединилась Республика Казахстан постановлением Верховного Совета Республики Казахстан от 31 марта 1993 года «О присоединении Республики Казахстан к Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года»), ст.33 Устава ООН, которыми арбитражное рассмотрение споров между государствами - субъектами международного права предусмотрено, в числе иных способов, таких, как переговоры, обследование, посредничество, примирение, судебное разбирательство, обращение к региональным органам или соглашениям, к которым субъекты международного права вправе обратиться по своему выбору. При этом арбитраж не рассматривается как судебное рассмотрение споров, и в отношении арбитража, безусловно, не применяется судебный иммунитет, предусматривающий иммунитет только от судебного преследования (судебного способа рассмотрения споров).

В связи с этим необходимо указать, что арбитражное рассмотрение споров в международном публичном праве является общепринятым способом разрешения споров между субъектами международного публичного права, предусмотренного большим числом международных договоров публичного характера, международными договорами, посвященными разрешению споров в международном публичном праве.

При этом, если для разрешения возможных споров между международной организацией и государствами-участниками предусмотрен альтернативный судебному арбитражный порядок рассмотрения споров, который не рассматривается как судебное преследование, то в отношении него не применяется собственно иммунитет от судебного преследования.

Аналогичные выводы следуют и из международного частного права. Хотя передача спора на разрешение арбитража и заключение арбитражного соглашения являются обычным в международном частном праве, тем не менее значение арбитражного соглашения и последствия заключения арбитражного соглашения являются общепризнанными принципами международного частного права. Значение и последствия заключения арбитражной оговорки закреплены в международных договорах, в первую очередь - в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже и в Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, участницей которых является и Республика Казахстан.

Целью любого арбитражного разбирательства является вынесение решения - окончательного и обязывающего, по которому выигравшая сторона может получить исполнение. Исполнение может быть добровольным, что в большинстве случаев и происходит. Но если сторона, против которой направлено решение, отказывается от добровольного исполнения, вступает механизм принудительного исполнения, предусмотренного ст.5 Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, другими международными соглашениями и национальным арбитражным законодательством соответствующей страны (в Республике Казахстан это статьи 32, 33 Закона о международном коммерческом арбитраже).

В настоящее время ни в одном государстве арбитражное решение не обладает непосредственной исполнительной силой. Для их принудительного исполнения требуется соответствующее распоряжение компетентного суда. Исключение составляют только арбитражные решения ICSID, но и для их исполнения может оказаться необходимым содействие судебных органов. По общему же правилу, для того, чтобы быть исполненными, арбитражные решения должны быть представлены в компетентный суд, который в той или иной форме принимает одно из двух решений: признать и привести арбитражное решение в исполнение либо отказать в признании и приведении его в исполнение/8/.

Поэтому в соответствии с общепризнанными принципами международного частного права арбитражное решение никак не отождествляется с решением суда. Суд обязан в силу международных договоров и национального законодательства содействовать исполнению арбитражного решения путем признания и приведения арбитражного решения в исполнение. Согласно законодательству Республики Казахстан арбитраж (международный коммерческий арбитраж, третейский суд) также не относится к судебной системе Республики Казахстан. Согласно ст.75 Конституции Республики Казахстан правосудие осуществляется только судом. При этом судами республики являются Верховный Суд республики, местные и другие суды республики, учреждаемые законом.

Конституционный закон Республики Казахстан от 25 декабря 2000 года «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» не упоминает арбитраж (международный коммерческий арбитраж, третейский суд) в качестве элемента судебной системы.

При этом статья 25 ГПК РК предусматривает, что подведомственный суду имущественный спор по соглашению сторон может быть передан на рассмотрение третейского суда, когда это не запрещено законодательными актами, и в соответствии с подпунктом 4) статьи 170 и статьей 192 ГПК.

В отношении же иммунитета иностранного государства национальное законодательство Казахстана предусматривает в статьях 427-450 ГПК РК механизм ограниченного иммунитета. При этом, в частности, в пункте 1 статьи 435 ГПК РК прямо предусмотрено, что иностранное государство не пользуется в Республике Казахстан судебным иммунитетом по спорам, возникшим при осуществлении этим государством предпринимательской деятельности на территории Республики Казахстан. Помимо этого, в статье 432 ГПК РК закреплено, что если иностранное государство выразило в письменной форме согласие на рассмотрение в арбитраже споров с его участием, которые возникли или могут возникнуть в будущем, признается, что применительно к этим спорам оно добровольно согласилось на отказ от судебного иммунитета по вопросам, касающимся осуществления судом Республики Казахстан функций в отношении арбитража.

Указанное отражает общепринятую доктрину, отраженную и в казахстанском законодательстве, рассматривающую арбитраж исключительно в качестве альтернативного способа защиты гражданских прав, осуществляемого только в силу соглашения сторон спора. При этом казахстанское законодательство исходит из того, что при занятии предпринимательской деятельностью, к которой, безусловно, относится выдача банковских кредитов, субъект международного публичного права не может пользоваться судебным иммунитетом, а заключение таким субъектом арбитражного соглашения означает отказ от судебного иммунитета по вопросам, касающимся осуществления судом функций в отношении арбитража, в том числе и отказ от иммунитета от принудительного исполнения судебного акта.

Иммунитет от принудительного исполнения арбитражных решений

В современной доктрине международного права, как уже отмечалось ранее, проводится четкое разделение иммунитета государства на судебный иммунитет, иммунитет от обеспечения иска и иммунитет от принудительного исполнения судебного акта. Это нашло отражение, помимо научных работ/9/, так же как в международных договорах, так и в национальном законодательстве различных государств, в том числе и Казахстана. Так, например, Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года, ратифицированная Законом РК от 27 октября 2009г., рассматривает в части II иммунитет государства от юрисдикции судов другого государства разбирательства, в части III - разбирательства, при которых государству нельзя ссылаться на государственный иммунитет, а в части IV отдельно рассматривается государственный иммунитет от принудительных мер в связи с разбирательством в суде. В законодательстве Казахстана разделение иммунитета государства на судебный иммунитет, иммунитет от обеспечения иска, и иммунитет от принудительного исполнения судебного акта прямо предусмотрен в статье 427 ГПК РК. Судебный иммунитет и иммунитет от принудительных мер в связи с разбирательством в суде, в том числе иммунитет от принудительного исполнения судебного акта, не являются тождественными, регулируются международно-правовыми договорами и национальным законодательством самостоятельно, и нельзя смешивать вопросы, связанные с судебным иммунитетом, с вопросами принудительного исполнения судебного решения (известного также как иммунитет от принудительных мер в связи с разбирательством в суде).

Международные договоры и национальное законодательство непосредственно предусматривают разрешение вопросов о соотношении судебного иммунитета и иммунитета от принудительного исполнения судебного решения. В Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года эти вопросы предусмотрены в разделе IV, а именно - в статье 19 конвенции, в которой прямо предусмотрено, что никакие принимаемые после вынесения судебного решения принудительные меры, такие как обращение взыскания, арест и исполнение решения, в отношении собственности государства не могут быть приняты в связи с разбирательством в суде другого государства, за исключением случаев, когда и в той мере, в какой государство прямо согласилось на принятие таких мер. При этом в национальном законодательстве и судебной практике различных стран этот вопрос решается по-разному. Например, в законах Австралии, Великобритании, Канады, Пакистана предусматривается, что согласие иностранного государства подчиниться юрисдикции иностранных судов не считается согласием на применение предварительных мер и исполнительных действий. Иными словами, отказ от судебного иммунитета не означает отказ от иммунитетов от предварительных мер и исполнительных действий. В законы США и Сингапура подобные нормы не включены, но практика американских судов исходит из прямо противоположной нормы: отказ от судебного иммунитета означает и отказ от иммунитета от исполнения.

В России утвердилось довольно устойчивое мнение о том, что отказ от судебного иммунитета не влечет за собой отказа от иммунитета в отношении обращения взыскания на имущество государства/10/. В законодательстве Республики Казахстан этот вопрос решен в пункте 2 статьи 429 ГПК, в соответствии с которым согласие иностранного государства на отказ от судебного иммунитета не рассматривается как его согласие на отказ от иммунитета от обеспечения иска и иммунитета от принудительного исполнения судебного акта.

Международно-правовые договоры и национальное законодательство предусматривает специальные нормы, регулирующие принудительное исполнение арбитражных решений и иммунитет от принудительного исполнения судебных решений для этого случая. В Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года эти вопросы предусмотрены в статьях 17 и 19. Статьей 17 конвенции, в частности, предусмотрено, что если государство заключает с иностранным физическим или юридическим лицом письменное соглашение о передаче на арбитражное разбирательство споров, касающихся коммерческой сделки, это государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, который обычно обладает компетенцией рассматривать дела, касающиеся арбитражной процедуры. В случае если компетентный суд будет выносить решение о принудительном исполнении арбитражного решения, то этот вопрос также относится к арбитражной процедуре принудительного исполнения арбитражного решения и будет охватываться указанной статьей конвенции. Помимо этого, в статье 19 конвенции в развитие указанных положений предусматривается, что иммунитет государства от принудительных мер не распространяется на случай, когда государство согласилось на принятие таких мер, которые указаны в арбитражном соглашении. Так как компетентный суд принимает решение в отношении принудительного исполнения арбитражного решения, то есть в отношении арбитражной процедуры, то и иммунитет от принудительного исполнения решения не распространяется в соответствии с Конвенцией ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 года на принятие судом решения о принудительном исполнении арбитражного решения.

В законодательстве Казахстана вопросы о применении иммунитета субъекта международного публичного права при заключении им арбитражного соглашения и рассмотрении спора с его участием в арбитраже прямо урегулированы ст.432 ГПК РК, в которой предусмотрено: «Если иностранное государство выразило в письменной форме согласие на рассмотрение в арбитраже споров с его участием, которые возникли или могут возникнуть в будущем, признается, что применительно к этим спорам оно добровольно согласилось на отказ от судебного иммунитета по вопросам, касающимся осуществления судом Республики Казахстан функций в отношении арбитража». В соответствии с ГПК РК суд Республики Казахстан осуществляет ряд функций в отношении арбитража, в том числе и выдачу исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения. В этом случае признается отказ стороны арбитражного соглашения от иммунитета от принудительного исполнения арбитражного решения.

На основании изложенного можно прийти к выводу, что согласие на рассмотрение спора в арбитраже, конечно же, не означает отказа от судебного иммунитета. Судебный иммунитет означает неподсудность судам другого государства, а не арбитражного суда, который является негосударственным частным институтом. Вообще не только судебный, но и любой юрисдикционный иммунитет целиком и полностью связан с государственными судами, будь то рассмотрение спора, обеспечение иска или принудительное исполнение.

Но при этом согласие на рассмотрение спора в арбитражном суде (арбитражная оговорка) означает согласие на принудительное исполнение арбитражного решения.

Из правовой природы арбитража вытекает, что арбитражное решение не имеет смысла без принудительного исполнения государственным судом. Иначе (без принудительного исполнения решения арбитража государственным судом) это будет не арбитраж, а посредничество - еще один альтернативный способ разрешения споров, который, в отличие от арбитража, не предусматривает принудительного исполнения решения и предполагает разрешение спора по соглашению спорящих сторон при посредничестве нейтральной третьей стороны/11/. Поэтому согласие на арбитраж означает отказ от иммунитета от принудительного исполнения.

В свою очередь, как уже отмечалось, решение суда о принудительном исполнении уже состоявшегося арбитражного решения не затрагивает судебного иммунитет государства или международной организации (иммунитет от судебного преследования), так как суд не рассматривает спор по существу, но обязан вынести решение о принудительном исполнении арбитражного решения в силу норм ратифицированных международных договоров и национального законодательства о принудительном исполнении арбитражных решений.

При этом решение суда о принудительном исполнении арбитражного решения касается, но не противоречит иммунитету собственности государства или международной организации, если он предусмотрен Уставом такой организации и Соглашением об условиях пребывания международной организации на территории государства, допускающими вынесение окончательного судебного решения в отношении имущества международной организации.

Налогообложение международной организации

Другим актуальным в настоящее время вопросом, связанным с иммунитетом собственности международной организации, являются вопросы о налогообложении такой организации. Многие межправительственные договоры о создании международных организаций предусматривают освобождение такой организации от налогообложения на территории государства, являющегося участником такой организации. При этом учредительные документы международной организации не предусматривают прямо вопросы о налоговом администрировании международной организации в стране пребывания, в частности, по вопросам постановки на учет в качестве налогоплательщика, представления налоговой отчетности и проверки деятельности органами налоговой службы. Если эти вопросы разрешены в учредительных документах, то проблем не возникает - все разрешается в соответствии с международными договорами о создании международной организации, уставом и соглашением международной организации с каждым отдельным принимающим государством. Коллизии могут возникнуть, если эти вопросы прямо не разрешены в учредительных документах такой организации, и возникает необходимость разрешения этих вопросов на основании общих положений об иммунитете международной организации. В настоящее время вопрос об освобождении от налогообложения международной организации, связанный непосредственно с иммунитетом собственности международной организации, остается открытым и практически неосвещенным в научных исследованиях и на практике, в том числе вопрос о налоговом администрировании таких международных организаций при отсутствии решения этих вопросов в учредительных документах.

Безусловно, освобождение от налогов обусловлено целями - уберечь международную организацию от бремени налогов в пользу отдельного государства, и это правило устанавливается по соглашению сторон и на принципах взаимности государств - участников данной международной организации. Принимающее государство отказывается от налогообложения международной организации на своей территории при взаимной обязанности иных государств-участников освобождать от налогообложения данную организацию на своей территории.

Уставная, как правило, правоспособность международной организации предполагает занятие исключительно деятельностью, соответствующей предмету и цели создания и деятельности такой организации, что обуславливает исключение какого-либо налогового администрирования и налоговой отчетности. В случаях же, когда учредительными документами международной организации предоставляется право занятия предпринимательской (коммерческой) деятельностью для финансирования своей уставной деятельности, то положения учредительных документов об освобождении от налогообложения любой деятельности, в том числе связанной с финансированием уставной деятельности, также обуславливает исключение какого-либо налогового администрирования и налоговой отчетности.

Литература

1. Сулейменов М.К. Иммунитет государства: абсолютный или ограниченный? Юрист.2010. №3. С. 12-19.

2. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право (Новые тенденции в международно-правовом регулировании). Академия нархоза при Правительстве Российской Федерации. М.: Дело, 1998. С. 216.

3. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право (Новые тенденции в международно-правовом регулировании). Академия нархоза при Правительстве Российской Федерации. М.: Дело, 1998. С. 220; Хлестова И.О. Юрисдикционный иммунитет государства. М.: Юриспруденция, 2007. С. 14; Ярков В.В. Об иммунитете международных организаций в практике российских судов. Международное частное право: современная практика. Сборник статей. Под ред. М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М., 2000. С. 193-197; Нешатаева Т.Н. Международная организация как субъект международного частного права. Журнал международного частного права. 1993. №2. С. 25-32; Gaillard E., Pingel-Lenuzza I. InternationalOrganizationalandImmunityfromJurisdictional. ToRectrictortoBypass. InternationalandComparativeLaw. Quarterly. 2002. Vol. 51. №1.

4. Богуславский М.М. Практика применения принципа иммунитета государства и проблема законодательного регулирования. Международное частное право: современная практика. Сборник статей. Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. М.: ТОН-Остожье, 2000. С. 234; Нешатаева Т.Н. Международные организации и право (Новые тенденции в международно-правовом регулировании). Академия нархоза при Правительстве Российской Федерации. М.: Дело, 1998. С. 222; Хлестова И.О. Юрисдикционный иммунитет государства. М.: Юриспруденция, 2007. С. 14; Gaillard E., Pingel-Lenuzza I. InternationalOrganizationalandImmunityfromJurisdictional. ToRectrictortoBypass. InternationalandComparativeLaw. Quarterly. 2002. Vol. 51. №1.

5. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право (Новые тенденции в международно-правовом регулировании). Академия нархоза при Правительстве Российской Федерации. М.: Дело, 1998. С. 220-221.

6. Моисеев А.А. Международные кредитно-финансовые организации. Правовые аспекты деятельности. М.: НИМП, 1999. С. 33.

7. Богуславский М.М. Практика применения принципа иммунитета государства и проблема законодательного регулирования. Международное частное право: современная практика. Сборник статей. Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. М.: ТОН-Остожье, 2000. С. 233-234. 8. См.: Брунцева Е.В. Международный коммерческий арбитраж. Учебное пособие для высших учебных заведений. СПб.: Издательский дом «Сентябрь». 2001. С. 243.

9. Сулейменов М.К. Иммунитет государства: абсолютный или ограниченный? Юрист.2010. №3. С. 12-19.

10. Богуславский М.М. Международное частное право. Учебник. 5-е изд. М.: Юристь, 2004. С. 583.

11. Сулейменов М.К. Медиация в Казахстане: современное состояние, перспектива, развитие. Юрист.2009. С. 12-19; Сулейменов М.К., Куанышев Б.Г. Альтернативные процедуры разрешения споров. Международный коммерческий арбитраж. Сб. статей и документов (рус.и англ. яз). Отв. ред. И.П. Грешников. Алматы: Юрид. центр IUS, 2002. С. 140-152; Дмитриева Г.К. Международный коммерческий арбитраж. Учеб.-практ. пособие. М.: Проспект, 1997. С. 193; Брунцева Е.В. Международный коммерческий арбитраж. Учебное пособие для высших учебных заведений. СПб.: Издат. дом «Сентябрь». 2001. С. 22-23.

Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

www.zakon.kz

Правовое положение международных организаций в международном частном праве

В МЧП под международными организациями понимаются межгосударственные или межправительственные организации, которые создаются на основе международных договоров и участниками которых являются государства или правительства соответствующих государств.

Такие организации могут быть универсальными и региональными.

В смысле МЧП необходимо различать:

· Межгосударственные организации

· Международные неправительственные организации

Состоят из участников ФЛ и ЮЛ. Деятельность таких организаций как правило носит некоммерческий характер.

· Международные хозяйственные объединения

Создается на основе международного договора с целью извлечения коммерческой прибыли. Участниками могут быть любые субъекты (в том числе и государство).

 

ММО вступают в международные частноправовые отношения либо для обеспечения своей деятельности, либо для достижения уставных целей.Как правило в учредительных документах таких организаций содержится норма о том, что данная организация является юридическим лицом.

Пример: такие положения закреплены в конвенциях «О привилегиях и иммунитетах ООН» 1946г, в уставе Международного Валютного Фонда 1944г, в уставе Международного Банка Реконструкции и Развития 1945г….

Согласно положениям учредительных документов большинства международных организаций, они имеют право заключать договоры и иные сделки, приобретать движимое и недвижимое имущество, распоряжаться им, право выступать истцом и ответчиком в суде.

Правоспособность международной организации на территории РФ определяется уставом организации и дополнительными соглашениями между РФ и конкретной международной организацией. Таким образом общие положения о юридических лицах, закрепленные ГК, на международные организации не распространяются à все коллизионные нормы содержаться только в международных источниках, а национальные нормы не применимы.

Международная организация на территории любого государства участника обладает таким объемом правоспособности, которая необходима для достижения целей её деятельности. Это позволяет унифицировать правовое положение международных организаций на территории всех государств (каждая конкретная международная организация всегда будет обладать одним и тем же объемом правоспособности вне зависимости от того на территории какого государства она будет вступать в правоотношение).

 

Частные правовые сделки, а так же вещные права на имущество международных организаций регулируется сложным правовым комплексом, состоящим из 3 основных частей:

1) Устав организации

2) Дополнительное соглашение с государством пребывания

3) Внутренние правила самой организации

Помимо этого в правовом регулировании можно прибегать к положениям общепризнанных принципов и норм международного права.

Международная организация может действовать на территории государства непосредственно или через свои представительства.

Представительства международных организаций всегда открываются на основе дополнительных соглашений с государством пребывания (пример: договор 93г)

Международные организации, их представительства, а так же должностные лица в соответствии с международными договорами пользуются юрисдикционными иммунитетами. Эти иммунитеты аналогичны иммунитетам государства. В частности международные организации обладают иммунитетом от гражданского судопроизводства, их имущество и иные активы не подлежат реквизиции и конфискации + иммунитет от принудительного исполнения судебного решения.

Иммунитет международных организаций закрепляется в положениях АПК и ГПК. Согласно их положениям судебный иммунитет международных организаций всегда определяется международным договором РФ.

Толкование судебного иммунитета представлено в постановлении пленума ВАС от 11 июня 1999г. №8 «О действии международных договоров применительно к вопросам арбитражного процесса». В данном постановлении указывается, что арбитражный суд может принять иск по коммерческому спору, ответчиком по которому является международная организация только при наличии явно выраженного согласия ответчика на рассмотрение спора в Арбитражном суде РФ. Причем данное согласие должно быть приложено к документам, первоначально направляемым в суд. При этом согласие на рассмотрение спора должно быть подписано лицами специально уполномоченными в соответствии с внутренними правилами международной организации.

Из правил об иммунитете действуют несколько исключений:

1) Если организация выступает истцом, то считается, что она отказалась от судебного иммунитета (к ней в этот момент можно предъявить встречный иск)

2) Иммунитет не действует в некоторых случаях, установленных международными договорами:

· исключения иммунитета при рассмотрении исков о возмещении ущербов

3) Организация не может ссылаться на иммунитет, когда она вступает в гражданские правоотношения на территории РФ по своей инициативе

 

Кроме того, международные организации обладают иммунитетами только в тех отношениях, которые соответствуют её уставным целям.

Международная практика свидетельствует о том, что МО не обращаются в национальные суды, а отдают предпочтение разрешению споров международными средствами. В случаях, когда в национальный суд обращаются физические и ЮЛ с иском к межправительственной организации, то в обязательном порядке следует отказ в принятии иска. МО вправе согласиться на применение национальной судебной процедуры, однако такое согласие д.б. явно выражено и не означает отказа от др. видов иммунитета.

В отношении МО, как правило, действует теория функционального иммунитета (иммунитет предоставляется только в том случае, если она действует в соответствии с Уставом).

20. Коллизионные вопросы собственности

Исходным началом для решения коллизионных вопросов права соб-ти явл-ся использование привязки - закон места нахождения вещи.

Статут:

1) виды объектов вещных прав, в том числе принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам;

2) оборотоспособность объектов вещных прав;

3) виды вещных прав;

4) содержание вещных прав;

5) возникновение и прекращение вещных прав, в том числе переход права собственности;

6) осуществление вещных прав;

7) защита вещных прав.

Данная коллизионная привязка явл-ся основополагающей в отношении недвижимого им-ва во всех странах мира. Вместе с тем правовой статус движимого им-ва м. подчиняться др. коллизионным привязкам. Наиболее распространенным в данном случае явл-ся личный закон соб-ка. Данная привязка используется во всех странах общего права.

Содержание коллизионного регулирования вещных прав м.б. условно сведено к двум главным положениям:

1) если лицо правомерно приобретает за границей к-либо вещь, то при перемещении её в иное гос-во, это лицо сохраняет вещь в соб-ти даже в том случае, если в последнем подобный порядок приобретения вещи в соб-ть не возможна.

2) объем правомочий соб-ка во всех случаях б. определяться на основании закона того гос-ва, в котором данная вещь находится в настоящее время. Следовательно, не имеет значение, какие права принадлежали соб-ку вещи до её перемещения в соответствующее гос-во.

Коллизионное регулирование вещных прав в российском законодательстве установлено статьями 1205-1207 ГК РФ, а также ст. 1213 ГК. При этом, генеральной коллизионной привязкой всех вещных прав признается закон места нахождения вещи.

На практике определение применимого права в первую очередь необходимо для осуществления защиты вещных прав.В частности предъявление виндикационного иска должно осуществляться в месте нахождения вещи. На практике встает вопрос «Что понимать под местом нахождения вещи?» в случае незаконного лишения собственника его прав. Законодательства различных государств предусматривает 2 варианта решения этого вопроса:

1) Иск предъявляется по месту фактического нахождения вещи на момент предъявления иска

2) Иск предъявляется в месте, где вещь находилась в тот момент, когда она была утеряна собственником

Российское законодательство использует 2-ой вариант решения этого вопроса. Законодательство России считает, что стороны спора не могут изменить местонахождение вещи, украденной у собственника в своих интересах.При этом местонахождение данной вещи может быть избрано недобросовестным владельцем специально с целью затруднить защиту прав собственника.

Т.о., в РФ б. признаваться вещные права на им-во, возникшие в иностранном гос-ве на основании норм иностранного права.

Ст1206 ГК определяет применимое право для возникновения и прекращения вещных прав. Возникновение и прекращение права собственности по общему правилу определяются по праву страны, где имущество находилось в момент возникновения юридического факта, послужившего основанием для возникновения или прекращения вещных прав. Таким образом в России признаются вещные права на имущество, возникшие в иностранном государстве на основании норм иностранного права при условии, что эти нормы не были нарушены.

Из данного общего правила есть 2 исключения:

1) Возникновение и прекращение вещных прав в отношении движимого имущества, находящегося в пути, определяется по праву страны из которой это имущество было отправлено. Под имуществом находящимся в пути понимаются вещи находящиеся в процессе транспортировки независимо от того на основании какой сделки они перемещаются. Данная привязка к месту отправления вещи призвана обеспечить необходимую определенность при осуществлении права, подлежащего применению.

2) Возникновение права собственности в силу приобретательной давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности. Следует помнить, что возникновение права собственности по данному основанию возможно только в случае длительного, открытого и непрерывного владения вещью как своим собственным имуществом. При этом сроки приобретательной давности установленные в различных странах не совпадают.

 

Особый характер носят положения законодательства о вещных правах на ТС. К таким средствам не м. применяться традиционный коллизионный принцип места нахождения вещи. Соответственно, применимое право по отношению к такому им-ву определяется на основе юр. фикции постоянного места нахождения на территории той страны, где такое им-во зарегистрировано.

Некоторые коллизионные нормы в отношении вещным прав также содержатся в КТМ, в частности, ст. 417 определяет, что право на им-во, затонувшее во внутренних морских водах или территориальном море, определяется законом гос-ва, в котором им-во затонуло. Если им-во затонуло в открытом море, то к им-ву применяется закон флага судна.

Коллизионные вопросы вещных прав также регулируются несколькими международными соглашениями. На универсальном уровне действуют Гаагская конвенция о праве, применяемом к переходу права соб-ти в международной торговле товарами. При этом конвенция наряду с применением общего коллизионного принципа многие вопросы, в том числе, переход права соб-ти решает на основании обязательственного статута. Для стран СНГ действует Минская конвенция 1993 г. и Кишиневская конвенция 2002 г. Данные НА в качестве основного принципа закрепляют закон места нахождения вещи и в целом содержат те же положения, что и ГК.

megaobuchalka.ru

международно-правовое и национально-правовое регулирование. — МегаЛекции

Арбитражные суды РФ вправе рассматривать экономические споры с участием сторон, обладающих международно-правовым статусом, определяемым как судебный иммунитет.

Судебным иммунитетом обладают иностранные государства в силу суверенного происхождения и международные организации. Иммунитет государства носит обычно-правовой характер, а международные организации наделяются иммунитетом правовыми актами, закрепляющими их статус.

Судебный иммунитет означает изъятие одного государства из-под судебной юрисдикции другого государства. Он охватывает все стадии судебного процесса и включает в себя:

1) судебный иммунитет в узком смысле слова – саму неподсудность одного государства суду другого;

2) иммунитет от принятия мер по обеспечению иска;

3) иммунитет от принудительного исполнения судебного решения.

В доктрине и практике существуют две теории иммунитета иностранного государства – абсолютного иммунитета и функционального иммунитета.

Согласно теории абсолютного иммунитета нельзя предъявить иск к иностранному государству, применить к его собственности обеспечительные меры, а также обратить судебное взыскание на его имущество без согласия этого иностранного государства. Сегодня абсолютный иммунитет распространен в Японии, Китае, Бразилии, Норвегии, Португалии, странах СНГ.

Теория функционального иммунитета исходит из того, что иммунитет за иностранным государством признается лишь в тех случаях, когда оно осуществляет суверенные функции, служащие проявлением государственной или публичной власти (действия jure imperium). Когда же государство осуществляет функции внешнеэкономического, внешнеторгового характера, занимается какой-либо коммерческой деятельностью (jure gestionis), действует в качестве частного лица, оно иммунитетом не пользуется и участвует в судопроизводстве на общих основаниях. Функциональный иммунитет закреплен в национальном законодательстве США, Великобритании, Сингапура, Пакистана, ЮАР, Канады, Австралии, Аргентины, в судебной практике Италии, Германии, Австрии, Швейцарии, Бельгии, Греции.

Разновидность функционального иммунитета – ограниченный иммунитет. В отличие от функционального он ограничивает иммунитет не на основе общего критерия – деления деятельности государства на суверенно-властную и частную, а путем введения перечня конкретных случаев, когда государство не пользуется судебным иммунитетом. Источники создания ограниченного иммунитета – международные договоры. Таким международным договором является разработанная Советом Европы Европейская конвенция об иммунитете государств от 16 мая 1972 г. (Россия в ней не участвует). Она закрепляет общий принцип иммунитета государства от иностранной юрисдикции (ст. 15), а затем формулирует (ст. 1–14) детализированные исключения из этого принципа.

В России (ранее – в СССР) до последнего времени придерживались доктрины абсолютного иммунитета (ст. 435 ГПК РСФСР 1964 г.; ст. 61 Основ гражданского судопроизводства СССР и союзных республик 1961 г.; ст. 213 АПК РФ 1995 г.). В АПК РФ 2002 г. наметилась тенденция перехода от абсолютного судебного иммунитета к функциональному. Законодатель, используя в ч. 1 ст. 251 АПК РФ формулировку “иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти”, разделив тем самым его деятельность на публично-правовую и частноправовую, ввел функциональный судебный иммунитет иностранного государства.

Лица, наделенные судебным иммунитетом, могут от него отказаться. Такой отказ должен быть осуществлен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации (ч. 3 ст. 251 АПК РФ).

Сегодня благодаря усилиям ООН международно-правовое регулирование юрисдикционного иммунитета государства получило своё развитие в принятой 16 декабря 2004 года на 59 сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией А/RES/59/38Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.

В ст. 5 Конвенции закреплен общий принцип юрисдикционного иммунитета государства в следующей форме: «государство пользуется иммунитетом в отношении себя и своей собственности, от юрисдикции судов другого государства с учетом положений настоящей Конвенции».

Среди ограничений юрисдикционного иммунитета государств, закрепленных в Конвенции, следует перечислить следующие: отказ государства от части иммунитета (ст. 7), подача государством иска/встречного иска (ст. 9), участие в коммерческой сделке (ст. 10), трудовые договоры, за рядом исключений (ст. 11), ущерб личности и ущерб собственности, за рядом исключений (ст. 12), и другие (ст. 13-17).

Механизм обеспечения иммунитета государств, т.е. правовое содержание этого принципа, таков: государство воздерживается от осуществления юрисдикции при разбирательстве в своих судах дел, возбужденных против другого государства (то есть если другое государство указано в качестве стороны, либо разбирательство фактически преследует цель затронуть собственность, права, интересы или деятельность такого другого государства) и с этой целью обеспечивает, чтобы его суды по своей собственной инициативе выносили решение о соблюдении иммунитета другого государства.

Ст. 7 Конвенции предусматривает возможности отказа государства от права юрисдикционного иммунитета, отмечая, что государство не вправе ссылаться на свой юрисдикционный иммунитет, если оно явно выразило согласие на осуществление судом другого государства юрисдикции в отношении такого вопроса или дела в силумеждународного соглашения, письменного контракта, заявления в суде или письменного обращения в рамках конкретного разбирательства.

В то же время Конвенция ограничивает возможное расширительное толкование понятия согласие государства, указывая, что согласие государства на применение законодательства другого государства (такое согласие может быть выражено, например, в договоре путём определения применимого к договору права) не означает согласие на юрисдикцию судов другого государства.

 

 

73.Правовая помощь и исполнение судебных поручений: международно-правовое и национально-правовое регулирование.

Оказание правовой помощи - это обязанность государства, которая возникает на основе соответствующего международного договора. В отсутствие международного договора оказание правовой помощи - это право государства, которому адресовано судебное поручение. Современная практика показывает, что национальные власти оказывают правовую помощь не только на основе международных договоров, но и на основе принципов взаимности и международной вежливости. Постановление ВАС РФ от 11 июня 1999 г. № 8 (п. 20) определяет, что "направление судебного поручения в порядке правовой помощи возможно и на условиях международной вежливости в отсутствие международного договора о правовой помощи".

Основное количество двусторонних международных договоров касается оказания правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делом. В двусторонних соглашениях о правовой помощи определяются ее предмет и объем, "маршрут" судебного поручения. Предусмотрены использование дипломатических каналов, непосредственные сношения органов юстиции и судов (упрощенный порядок исполнения судебных поручений). Правовая помощь оказывается безвозмездно.

Среди многосторонних договоров следует упомянуть Гаагские конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам (1965), о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (1970), об облегчении доступа к международному правосудию (1980). Общая черта данных соглашений - компромисс между общим и континентальным правом; попытка примирить институт комиссионеров с требованиями континентального права. Предусмотрен упрощенный порядок оказания правовой помощи. В

Функции суда как органа власти каждого государства обычно ограничиваются пределами территории данного государства. Поэтому для осуществления процессуальных действий за рубежом суду одного государства необходимо обратиться за содействием к судебным органам другого государства (вручить повестку о вызове в суд, допросить свидетелей, проживающих за границей, собрать доказательства и совершить иное действие процессуального характера). Под судебным поручением в международной практике понимается обращение суда одного государства к суду другого государства с просьбой о производстве процессуальных действий на территории этого другого государства. Развитие международного сотрудничества привело к тому, что наряду с исполнением судебных поручений стало применяться более широкое понятие оказания правовой помощи, под которым в области международного частного права стало пониматься не только исполнение судебных поручений, но и содействие в получении информации об иностранном праве.

В Российской Федерации процедура исполнения поручений иностранных судов и оказания других видов правовой помощи, равно как и порядок обращения судов России с поручениями к компетентным органам зарубежных государств, регулируются, наряду с положениями указанных выше международных договоров, нормами ГПК РФ и АПК РФ.

Арбитражно-процессуальное законодательство определяет, что арбитражный суд исполняет переданные ему в порядке, установленном международным договором РФ или федеральным законом, поручения иностранных судов и компетентных органов иностранных государств по выполнению отдельных процессуальных действий (вручение повесток и других документов, получение письменных доказательств, производство экспертизы, осмотр на месте и др.).

Поручение иностранного суда или компетентного органа иностранного государства не подлежит исполнению, если:

- исполнение поручения нарушает основополагающие принципы российского права или иным образом противоречит публичному порядку Российской Федерации;

- исполнение поручения не относится к компетенции арбитражного суда в Российской Федерации;

- не установлена подлинность документа, содержащего поручение о выполнении процессуальных действий.

Исполнение арбитражным судом поручений о выполнении отдельных процессуальных действий производится в порядке, установленном АПК РФ, если иное не предусмотрено международным договором РФ.

Арбитражные суды могут в порядке, установленном международным договором РФ или федеральным законом, обращаться к иностранным судам или компетентным органам иностранных государств с поручениями о выполнении отдельных процессуальных действий (ст. 256 АПК РФ).

В соответствии с Минской конвенцией 1993 г. и Кишиневской конвенцией 2002 г. компетентные учреждения юстиции государств-участников сносятся друг с другом через свои центральные органы, если только этими конвенциями не установлен иной порядок сношений. Протокол к Минской конвенции, который был подписан в Москве 28 марта 1997 г., предусмотрел, что компетентные учреждения юстиции государств-участников могут сноситься друг с другом не только через центральные, но и через территориальные и другие органы, если только этой Конвенцией не установлен иной способ сношений. Стороны определяют перечень своих центральных, территориальных и других органов, уполномоченных на осуществление непосредственных сношений, о чем уведомляют депозитария.

В Минской конвенции 1993 г., так же как и в Кишиневской конвенции 2002 г., подробным образом регулируются вопросы, касающиеся содержания и формы поручений об оказании правовой помощи, порядка их исполнения, вызова свидетелей, потерпевших, гражданских истцов и ответчиков, их представителей, экспертов.

Однако, несмотря на заключение целого ряда международных соглашений как по вопросам информации об иностранном праве, так и по оказанию других видов международной правовой помощи, практика оказания такой помощи остается неэффективной, на что неоднократно обращалось внимание в отечественной правовой литературе (Т.Н. Нешатаева). В российских условиях это связано с чрезмерной централизацией, длительностью рассмотрения поручений, недостаточным использованием современных технических средств в области информатики и рядом других причин.

 

 

megalektsii.ru


Смотрите также