Артём Алексеевич Родин. Институт государственного иммунитета в международных договорах


2. Институт государственного иммунитета в национальном законодательстве - Международное частное право (учебники высшей школы экономики) - Наталия Юрьевна Ерпылева - rutlib4.com

2. Институт государственного иммунитета в национальном законодательстве

Национальное законодательство разных государств воплощает различные подходы к институту иммунитета иностранного государства, причем наблюдается тенденция рассматривать государство как обычного участника коммерческой деятельности, не связанного публично-властными функциями суверена, т. е. в основу национального законодательства по данному вопросу закладывается концепция функционального государственного иммунитета. Наиболее рельефно концепция функционального иммунитета иностранного государства отражена в Законе США «Об иммунитете иностранных государств» 1976 г. и в Законе Великобритании «О государственном иммунитете» 1978 г. Согласно Закону США 1976 г. иностранное государство не пользуется иммунитетом от юрисдикции в судах США в любом деле, в котором иск основан на коммерческой деятельности, осуществляемой в США иностранным государством, или на действии, совершенном в США в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства, осуществляемой в любом месте, или на действии, совершенном вне территории США в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства в любом месте и влекущем прямые последствия в США (п. 2А ст. 1605). По любому требованию о предоставлении средства судебной защиты, в отношении которого иностранное государство не обладает иммунитетом, оно несет ответственность в такой же форме и степени, как и частное лицо в сходных обстоятельствах (ст. 1606).

В соответствии с Законом Великобритании 1978 г. государство не пользуется иммунитетом от судебного разбирательства, касающегося заключенной государством коммерческой сделки или обязательства, которое на основании договора подлежит исполнению в целом или в части на территории Великобритании (п. 1 ст. 3). Под коммерческой сделкой закон понимает любую сделку (коммерческого, промышленного, финансового или другого подобного характера), в которой государство участвует или связано с ней иным образом, нежели осуществлением суверенной власти (п. 3 ст. 3). Закон специально оговаривает, что к числу коммерческих сделок относятся займы, другие финансовые сделки и любые другие финансовые обязательства. Вместе с тем следует подчеркнуть, что даже при участии государства в отношениях частноправового характера его статус не приравнивается к статусу юридического лица в том смысле, что оно не рассматривается как юридическое лицо особого рода. В этом заключается особенность правового положения государства как субъекта МЧП по сравнению с правовым положением ММПО.

Нормы российского законодательства об иммунитете иностранного государства весьма незначительны по объему и крайне противоречивы по содержанию. Так, Федеральный закон от 30 декабря 1995 г. № 225-ФЗ в ред. от 19 июля 2011 г. «О соглашениях о разделе продукции» говорит о том, что в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, может быть предусмотрен в соответствии с законодательством РФ отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и (или) арбитражного решения (ст. 23).

АПК РФ содержит ст. 251 «Судебный иммунитет», которая гласит, что иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде в Российской Федерации, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором РФ и федеральным законом. Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации.

ГПК РФ в ст. 401 «Иски к иностранным государствам и международным организациям. Дипломатический иммунитет» гласит, что предъявление в суде в России иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Международные организации подлежат юрисдикции судов в России по гражданским делам в пределах, определенных международными договорами РФ и федеральными законами.

Проанализировав приведенные выше нормы российского законодательства, можно прийти к заключению, что в настоящее время российское право придерживается концепции абсолютного иммунитета иностранного государства в сфере частноправовых отношений, причем такой иммунитет презюмируется, и отказ от него должен быть выражен в явной и недвусмысленной форме. Позиция судебной практики, изложенная в документах Высшего Арбитражного Суда РФ, также поддерживает принцип абсолютного иммунитета. В частности, в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса» указано, что арбитражный суд принимает иск по коммерческому спору, ответчиком в котором является иностранное государство, выступающее в качестве суверена, только при наличии явно выраженного согласия ответчика на рассмотрение спора в арбитражном суде РФ. Подобное согласие следует рассматривать в качестве отказа от судебного иммунитета иностранного государства (п. 8).

Как было отмечено выше, российское законодательство содержит бланкетные нормы, отсылающие в вопросах государственного иммунитета к нормам специального закона. Соответствующий законопроект был внесен Правительством Российской Федерации на рассмотрение Государственной Думы и принят в первом чтении в 2005 г. К сожалению, впоследствии этот законопроект был отклонен и снят с дальнейшего рассмотрения постановлением Государственной Думы РФ от 8 апреля 2011 г. № 5106–5 ГД. Данный законопроект основывался на концепции функционального (ограниченного) иммунитета государства.

rutlib4.com

3. Институт государственного иммунитета в международных договорах |  § 1. Статус государств как субъектов международного банковского права  |  Глава 2 Публичные образования как субъекты международного банковского права  | Часть I Понятие международного банковского права  |  Читать онлайн, без регистрации

3. Институт государственного иммунитета в международных договорах

Наряду с нормами национального законодательства институт иммунитета иностранного государства регулируется в международных договорах. Старейший из них – Европейская конвенция 1972 г. об иммунитете государств, разработанная в рамках Совета Европы[68]. Нормы конвенции базируются на концепции функционального (ограниченного) иммунитета, что отражает общую тенденцию развития правового регулирования и правоприменительной практики по данному вопросу. Основные положения конвенции сводятся к следующему. Договаривающееся государство, выступающее в качестве истца или третьего лица в судебном разбирательстве в суде другого Договаривающегося государства, признает в отношении предпринятого судебного разбирательства юрисдикцию судов этого государства. Такое Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в судах другого Договаривающегося государства в отношении встречного иска:

• в тех случаях, когда этот встречный иск вытекает из юридической взаимосвязи или из фактов, на которых основывается основной иск;

• в тех случаях, когда это государство, если против него было предпринято отдельное судебное разбирательство в судах другого государства, не смогло в соответствии с положениями конвенции сослаться на иммунитет.

Договаривающееся государство, выдвигающее в суде другого Договаривающегося государства встречный иск, признает юрисдикцию судов этого государства как в отношении основного иска, так и в отношении встречного иска. Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, если оно взяло на себя обязательство признавать юрисдикцию этого суда в соответствии с:

• международным соглашением;

• ясно выраженным положением, содержащимся в договоренности, составленной в письменной форме;

• ясно выраженным согласием, данным после возникновения спора (ст. 1, 2).

Договаривающееся государство не пользуется иммунитетом от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, если оно ссылается на иммунитет от юрисдикции после принятия решения по существу вопроса. Тем не менее, если оно устанавливает, что факты, на которых оно основывает иммунитет, могли стать ему известны лишь позднее, оно может ссылаться на иммунитет в том случае, если оно приведет эти факты возможно скорее. Договаривающееся государство не рассматривается как отказавшееся от иммунитета в том случае, когда оно выступает в суде другого Договаривающегося государства для того, чтобы сослаться на этот иммунитет. Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, если судебное разбирательство связано с обязательством государства, которое в силу имеющегося соглашения должно быть осуществлено на территории государства, где происходит судебное разбирательство. Данное правило не применяется в том случае, когда:

• речь идет о соглашении, которое было заключено между государствами;

• стороны в соглашении договорились об ином;

• государство является стороной в соглашении, заключенном на его территории, и обязательство государства регулируется его административным правом (ст. 4).

Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства в том случае, когда судебное разбирательство связано с трудовым соглашением, заключенным между государством и физическим лицом, и работа подлежит исполнению на территории государства, где происходит судебное разбирательство[69]. Данное правило не применяется в том случае, когда:

• физическое лицо в момент возбуждения иска имеет гражданство государства-работодателя;

• в момент заключения соглашения физическое лицо не имело гражданства государства, где происходит судебное разбирательство, а также не имело обычного места пребывания на территории этого государства;

• стороны в соглашении в письменной форме договорились об ином, за исключением тех случаев, когда в соответствии с законами государства, где происходит судебное разбирательство, только суды этого государства компетентны рассматривать данный вопрос (ст. 5).

Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, если оно участвует с одним или несколькими частными лицами в обществе, ассоциации или юридическом лице, имеющем свое реальное или официальное место нахождения или свое главное учреждение на территории государства, где происходит судебное разбирательство, и если судебное разбирательство связано с отношениями между государством, с одной стороны, и организацией или одним из ее участников – с другой, которые вытекают из этого участия (ст. 6). Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, если оно имеет на территории государства, где происходит судебное разбирательство, бюро, агентство либо другое учреждение, через которые оно осуществляет тем же образом, что и частное лицо, промышленную, коммерческую или финансовую деятельность, и если судебное разбирательство касается этой деятельности бюро, агентства или учреждения (ст. 7).

Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, если судебное разбирательство касается:

• патента на изобретение, чертежа или промышленной модели, производственного или товарного знака, фирменного наименования или другого аналогичного права, в отношении которого в государстве, где происходит судебное разбирательство, была представлена или зарегистрирована заявка или которое охраняется иным образом и в отношении которого государство является заявителем или владельцем;

• несоблюдения государством в государстве, где происходит судебное разбирательство, упомянутого права, которое в нем охраняется и принадлежит третьему лицу;

• несоблюдения государством в государстве, где происходит судебное разбирательство, авторского права, которое в нем охраняется и принадлежит третьему лицу;

• права использования названия фирмы в государстве, где происходит судебное разбирательство (ст. 8).

Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, если судебное разбирательство касается:

• права государства на недвижимость, на владение или на пользование такой недвижимостью государством;

• возлагаемого на него обязательства либо как на владельца права на недвижимость, либо как на владельца или пользователя этой недвижимостью, если недвижимость находится на территории государства, где происходит судебное разбирательство.

Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, если судебное разбирательство касается права на имущество, движимое или недвижимое, зависящее от права наследования или дарения, либо на бесхозное имущество (ст. 9, 10). Договаривающееся государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, если судебное разбирательство касается возмещения за телесное повреждение или материальный ущерб, вызванные фактом, имевшим место на территории государства, где происходит судебное разбирательство, и если лицо, причинившее ущерб, находилось там в тот момент, когда этот факт имел место (ст. 11).

Если Договаривающееся государство согласилось в письменной форме вынести на арбитраж уже возникшие споры или те, которые могут возникнуть по гражданским или коммерческим вопросам, оно не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции в суде другого Договаривающегося государства, на территории которого или в соответствии с законодательством которого должно иметь место или имело место арбитражное разбирательство в отношении любых действий, связанных с юридической действительностью или толкованием арбитражного соглашения; с процедурой арбитража; с отменой арбитражного решения, если арбитражное соглашение не предусматривает иного (ст. 12). Договаривающееся государство должно привести в исполнение судебное решение, вынесенное в отношении него судом другого Договаривающегося государства, если согласно конвенции оно не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции и если судебное решение не может или более не может быть опротестовано в случае вынесения его заочно, подачи апелляции, кассационной жалобы либо использования любых других обычных путей обжалования. Тем не Договаривающееся государство не обязано приводить в исполнение такое судебное решение, если:

1) его исполнение вступило бы в явное противоречие с публичным порядком этого государства;

2) судебное разбирательство с участием тех же сторон, основанное на тех же фактах и имеющее тот же предмет разбирательства:

• не завершено в суде этого государства, первым начавшем судебное разбирательство;

• не завершено в суде другого Договаривающегося государства, первым начавшем судебное разбирательство, и может привести к принятию судебного решения, которое в силу конвенции будет обязательным для выполнения государством, являющимся стороной в этом судебном разбирательстве;

3) исполнение судебного решения несовместимо с исполнением другого судебного решения, вынесенного между теми же сторонами:

• судом Договаривающегося государства, если этот суд первым начал судебное разбирательство;

• судом другого Договаривающегося государства, первым отвечающим условиям, предусмотренным конвенцией;

4) государство не явилось в суд или не прибегло к обжалованию судебного решения, вынесенного заочно.

Кроме того, Договаривающееся государство не обязано приводить в исполнение такое судебное решение, когда:

• суды государства, где происходит судебное разбирательство, оказываются некомпетентными в силу применения mutatis mutandis правил компетенции, действующих в государстве, против которого вынесено судебное решение;

• применение судом закона, не являющегося законом, который был бы применен в соответствии с нормами международного частного права этого государства, привело к результату, отличающемуся от того, который был бы получен при применении закона, определяемого вышеупомянутыми нормами.

Вместе с тем Договаривающееся государство не может отказать в исполнении решения, если оно связано с государством, где происходит судебное разбирательство, договором о признании и исполнении судебных решений и если судебное решение отвечает условиям, предусмотренным в этом договоре относительно компетенции и применимого права (ст. 20)[70].

Важнейшим международным договором современности, регулирующим вопросы юрисдикционного иммунитета государств как субъектов МЧП, выступает Нью-Йоркская конвенция ООН 2005 г. о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности[71]. Под государством конвенция понимает само государство как субъект международного публичного права и его различные органы управления; составные части федеративного государства или политические подразделения государства, которые правомочны совершать действия в осуществление суверенной власти и действуют в этом качестве; учреждения или институции государства либо другие образования в той мере, в какой они правомочны совершать и фактически совершают действия в осуществление суверенной власти государства; представителей государства, действующих в этом качестве (п. 1(b) ст. 2)[72].

Данная конвенция закрепляет принцип функционального иммунитета государства путем общего подтверждения государственного иммунитета и формирования перечня обстоятельств, не дающих возможности государству ссылаться на свой иммунитет в судах другого государства. Общее подтверждение закреплено в ст. 5, которая гласит, что государство пользуется иммунитетом в отношении себя и своей собственности от юрисдикции судов другого государства. Любое государство обеспечивает иммунитет иностранных государств, воздерживаясь от осуществления юрисдикции при разбирательстве в своих судах дел, возбужденных против иностранного государства, и с этой целью прилагает все усилия к тому, чтобы его суды по своей собственной инициативе выносили решение о соблюдении иммунитета иностранного государства. Разбирательство в суде какого-либо государства рассматривается как возбужденное против иностранного государства, если последнее указано в качестве стороны в таком разбирательстве либо не указано в качестве стороны в разбирательстве, однако это разбирательство фактически преследует цель затронуть собственность, права, интересы или деятельность иностранного государства (ст. 6).

Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства в отношении какого-либо вопроса или дела, если оно явно выразило согласие на осуществление этим судом юрисдикции в отношении такого вопроса или дела в силу:

• международного соглашения;

• письменного контракта;

• заявления в суде или письменного сообщения в рамках конкретного разбирательства.

Согласие государства на применение законодательства другого государства не должно пониматься как согласие на осуществление юрисдикции судами последнего (ст. 7).

Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, если оно само возбудило разбирательство либо приняло участие в разбирательстве по существу дела или предприняло какое-либо иное действие по существу дела. Однако, если государство докажет в суде, что ему не могло быть известно о фактах, могущих служить основанием для заявления об иммунитете, до тех пор пока оно не предприняло такого действия, оно может ссылаться на иммунитет на основании этих фактов при условии, что оно сделает это в ближайшее возможное время. Государство не рассматривается как согласившееся на осуществление юрисдикции судом другого государства, если оно вступает в разбирательство или предпринимает какое-либо другое действие с единственной целью сослаться на иммунитет либо привести доказательства своего права или интереса в отношении собственности, которой касается разбирательство. Явка представителя государства в суд другого государства для дачи свидетельских показаний не должна пониматься как согласие первого государства на осуществление юрисдикции этим судом. Неучастие государства в разбирательстве в суде другого государства не должно пониматься как согласив первого государства на осуществление юрисдикции этим судом (ст. 8).

Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при возбуждении разбирательства в суде другого государства применительно к любому встречному иску, основывающемуся на том же правовом отношении или фактах, что и основной иск. Государство, вступающее в разбирательство в суде другого государства для предъявления иска, не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции этого суда в отношении любого встречного иска, основывающегося на том же правовом отношении или фактах, что и иск этого государства. Государство, предъявляющее встречный иск при разбирательстве, возбужденном против него в суде другого государства, не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции этого суда в отношении основного иска (ст. 9).

Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, если это государство заключает коммерческую сделку с иностранным физическим или юридическим лицом и в силу применимых норм МЧП разногласия, возникшие из этой коммерческой сделки, подлежат юрисдикции суда другого государства[73]. Данное положение не применяется, если коммерческая сделка заключена между государствами либо если стороны коммерческой сделки явно договорились об ином. Если государственное предприятие или другое образование, учрежденное государством, которое обладает независимой правосубъектностью и способно предъявлять иск или являться ответчиком по иску, а также приобретать имущество, иметь его в своей собственности или владеть и распоряжаться им, включая имущество, переданное государством в его пользование или под его управление, участвует в разбирательстве, которое связано с коммерческой сделкой, заключенной этим образованием, то иммунитет от юрисдикции, которым пользуется государство, не затрагивается (ст. 10).

Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, обычно обладающем компетенцией рассматривать дела, касающиеся трудового договора между этим государством и физическим лицом относительно работы, которая была или должна быть выполнена полностью или частично на территории другого государства. Данное правило не применяется, если:

• работник был нанят для выполнения конкретных обязанностей в порядке осуществления государственной власти;

• работник является дипломатическим агентом, как это определено в Венской конвенции 1961 г. о дипломатических сношениях; консульским должностным лицом, как это определено в Венской конвенции 1963 г. о консульских сношениях; дипломатическим сотрудником постоянных представительств при международных организациях, специальных миссий или нанят для того, чтобы представлять государство на международных конференциях; любым другим лицом, пользующимся дипломатическим иммунитетом;

• предметом разбирательства является наем, возобновление найма или восстановление на работе указанного лица;

• предмет разбирательства заключается в увольнении или прекращении найма физического лица и, по мнению главы государства, главы правительства или министра иностранных дел государства-работодателя, такое разбирательство затронет интересы безопасности этого государства;

• работник является гражданином государства-работодателя в момент возбуждения разбирательства, за исключением случая, когда это лицо имеет постоянное место жительства в государстве суда;

• государство-работодатель и работник согласились в письменной форме об ином, с учетом любых соображений публичного порядка, возлагающего на суды государства рассмотрения дела исключительную юрисдикцию в силу существа разбирательства (ст. 11).

Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, который обычно обладает компетенцией рассматривать дела, касающиеся денежного возмещения в случае смерти или причинения телесного повреждения какому-либо лицу или нанесения ущерба имуществу или его утраты в результате действия или бездействия, которое предположительно может быть приписано государству, если такое действие или бездействие имело место полностью или частично на территории другого государства и если лицо, совершившее такие действия или бездействия, находилось на этой территории в момент их совершения (ст. 12).

Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, который обычно обладает компетенцией рассматривать дела, касающиеся установления:

• любых прав или интересов этого государства в отношении недвижимого имущества, находящегося в государстве суда, в отношении владения или пользования им или любого обязательства этого государства, возникающего в связи с его интересами в отношении этого имущества, владением или пользованием им;

• любых прав или интересов этого государства в отношении движимого или недвижимого имущества, которые возникают в силу наследования, дара и возникновения бесхозяйного имущества;

• любых прав или интересов этого государства в отношении управления имуществом, таким, как доверительная собственность, собственность банкрота или собственность компании в случае ее ликвидации (ст. 13).

Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, который обычно обладает компетенцией рассматривать дела, касающиеся:

• установления любого права этого государства в отношении патента, промышленного образца, торгового или фирменного наименования, товарного знака, авторского права или любой другой формы интеллектуальной или промышленной собственности, пользующейся правовой защитой, в том числе на временной основе, в государстве суда;

• предполагаемого нарушения этим государством на территории государства суда такого права, принадлежащего третьему лицу и защищаемого в государстве суда (ст. 14).

Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, который обычно обладает компетенцией рассматривать дела, касающиеся его участия в компании или другом объединении, зарегистрированном или не зарегистрированном в качестве юридического лица, если разбирательство касается взаимоотношений между государством и объединением или другими его участниками при условии, что это объединение имеет иных участников, помимо государств или международных организаций и зарегистрировано или образовано в соответствии с законодательством государства суда либо имеет в этом государстве свою главную контору или основное предприятие. Однако государство может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при таком разбирательстве, если соответствующие государства об этом договорились или если это было согласовано между сторонами в споре в письменной форме, если положения об этом содержатся в документе, учреждающем такое объединение или регулирующем его деятельность (ст. 15).

Государство, которое является собственником судна или эксплуатирует его, не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, который обычно обладает компетенцией рассматривать дела, касающиеся эксплуатации этого судна, если в момент возникновения факта, послужившего основанием иска, это судно использовалось в иных целях, чем государственные некоммерческие цели. Данное правило не применяется в отношении военных, вспомогательных кораблей или других судов, принадлежащих государству или эксплуатируемых им исключительно на государственной некоммерческой службе. Государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, обычно обладающего компетенцией рассматривать дела, касающиеся перевозки груза на борту судна, которое принадлежит этому государству или эксплуатируется им, если в момент возникновения факта, послужившего основанием иска, это судно использовалось в иных целях, чем государственные некоммерческие цели. Данное правило не применяется к любому грузу, перевозимому на борту судов, принадлежащих государству или эксплуатируемых им исключительно на государственной некоммерческой службе, а также к любому грузу, принадлежащему государству и используемому или предназначенному для использования исключительно в государственных некоммерческих целях. Если в каком-либо разбирательстве возникает вопрос о государственном и некоммерческом характере принадлежащего государству или эксплуатируемого им судна или принадлежащего государству груза, сертификат, исходящий от дипломатического представителя или другого уполномоченного органа этого государства и препровожденный суду, является доказательством такого характера этого судна или груза (ст. 16).

Если государство заключает с иностранным физическим или юридическим лицом письменное соглашение о передаче на арбитражное разбирательство споров, касающихся коммерческой сделки, это государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, который обычно обладает компетенцией рассматривать дела, касающиеся:

• действительности, толкования или применения арбитражного соглашения;

• арбитражной процедуры;

• подтверждения или отмены арбитражного решения, если в арбитражном соглашении не предусмотрено иное (ст. 17)[74].

Никакие принимаемые до вынесения судебного решения принудительные меры в отношении собственности государства, такие, как обращение взыскания или арест, не могут быть приняты в связи с разбирательством в суде другого государства, за исключением случаев, когда и в той мере, в какой:

1) государство прямо согласилось на принятие таких мер, которые указаны:

• в международном соглашении;

• в арбитражном соглашении или в письменном контракте;

• в заявлении перед судом или в письменном сообщении после возникновения спора между сторонами; либо

2) государство зарезервировало или обозначило собственность для удовлетворения иска, являющегося объектом этого разбирательства (ст. 18).

Никакие принимаемые после вынесения судебного решения принудительные меры в отношении собственности государства, такие, как обращение взыскания, арест и исполнение решения, не могут быть приняты в связи с разбирательством в суде другого государства, за исключением случаев, когда и в той мере, в какой:

1) государство прямо согласилось на принятие таких мер, которые указаны:

• в международном соглашении;

• в арбитражном соглашении или в письменном контракте;

• в заявлении перед судом или в письменном сообщении после возникновения спора между сторонами;

2) государство зарезервировало или обозначило собственность для удовлетворения иска, являющегося объектом этого разбирательства;

3) было установлено, что собственность непосредственно используется или предназначается для использования государством для иных целей, чем государственные некоммерческие цели, и находится на территории государства суда при условии, что принудительные меры после вынесения судебного решения могут быть приняты только в отношении собственности, которая имеет связь с государством, против которого было направлено судебное разбирательство (ст. 19)[75].

Следующие категории собственности государства не рассматриваются как собственность, непосредственно используемая или предназначенная для использования государством в иных целях, чем государственные некоммерческие цели:

• собственность, включая любой банковский счет, используемая или предназначенная для использования при исполнении функций дипломатического представительства государства или его консульских учреждений, специальных миссий, представительств при международных организациях или делегаций в органах международных организаций или на международных конференциях;

• собственность военного характера или используемая или предназначаемая для использования при исполнении военных функций;

• собственность центрального банка или иного финансового органа государства;

• собственность, составляющая часть культурного наследия государства или часть его архивов и не выставленная или не предназначенная для выставления на продажу;

• собственность, составляющая часть экспозиции объектов, которые представляют научный, культурный или исторический интерес, и не выставленная или не предназначенная для выставления на продажу (ст. 21).

Вручение документов о судебном разбирательстве судебным приказом или другим документом о возбуждении разбирательства против государства осуществляется:

1) в соответствии с любой применимой международной конвенцией, находящейся в силе для государства суда и соответствующего государства;

2) в соответствии с любым специальным соглашением о вручении документов между истцом и соответствующим государством, если это не исключается законом государства суда;

3) в отсутствие такой конвенции или специального соглашения путем направления по дипломатическим каналам министерству иностранных дел соответствующего государства или любым другим способом, признаваемым соответствующим государством, если это не исключается законом государства суда.

Вручение документов о судебном разбирательстве считается осуществленным по получении таких документов министерством иностранных дел. Эти документы сопровождаются, при необходимости, переводом на официальный язык или один из официальных языков соответствующего государства. Никакое государство, которое приняло участие в разбирательстве существа возбужденного против него дела, не может затем ссылаться на то, что вручение документов о судебном разбирательстве было сделано ненадлежащим образом (ст. 22).

Против государства не выносится заочное решение, если суд не установил, что: документы о судебном разбирательстве были вручены надлежащим образом; истекло не менее четырех месяцев с даты вручения судебного приказа или другого документа о возбуждении разбирательства или с даты, когда такое вручение считается осуществленным надлежащим образом; конвенция не препятствует суду осуществлять юрисдикцию. Один экземпляр любого заочного решения, вынесенного против государства, сопровождаемый при необходимости переводом на официальный язык или на один из официальных языков соответствующего государства, направляется ему с помощью вышеуказанных способов. Срок для подачи заявления об отмене заочного решения составляет не менее четырех месяцев и отсчитывается с даты, когда экземпляр этого решения был получен или считается полученным соответствующим государством (ст. 23).

Любое упущение или отказ государства выполнить постановление суда другого государства, являющееся требованием совершить определенное действие или воздержаться от его совершения, представить какой-либо документ или любую другую информацию для целей разбирательства, не влекут за собой иных последствий, помимо тех, которые могут явиться результатом такого поведения в отношении существа дела. В частности, это государство не подвергается штрафу или наказанию по причине такого упущения или отказа. От государства не требуется предоставления какого-либо обеспечения, залога или задатка, как бы они ни именовались, с тем чтобы гарантировать оплату судебных издержек или затрат по любому разбирательству, ответчиком по которому оно является, в суде другого государства (ст. 24)[76].

Примечания:

68Текст конвенции опубликован в изд.: Международное частное право: учебно-методический комплекс / сост. Н.Ю. Ерпылева, М.Б. Касенова. Кн. 1. С. 276–288. Конвенция вступила в силу 11 июня 1976 г. Россия в конвенции не участвует.69Подробнее об этом см.: Силкина И. Судебный иммунитет иностранного государства при рассмотрении трудовых споров // Хозяйство и право. 2007. № 11. С. 127–132.70Детальный анализ норм конвенции, проведенный И.О. Хлестовой, позволил ей прийти к выводу о том, что узость круга участников Европейской конвенции и сложная процедура приведения в исполнение судебных решений, вынесенных на ее основе, делают нецелесообразным присоединение к ней России. (См.: Хлестова И.О. О присоединении России к Европейской конвенции об иммунитете государства 1972 г. // Журнал российского права. 2005. № 4. С. 127.)71Настоящая конвенция быта принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 2 декабря 2004 г., однако в силу того, что она быта открыта для подписания 17 января 2005 г., ее упоминают как конвенцию 2005 г. Россия подписала данную конвенцию, но пока ее не ратифицировала. Текст конвенции опубликован в изд.: Международный коммерческий арбитраж. 2005. № 4. С. 15–26.72По мнению И.В. Силкиной, само понятие «государственный иммунитет» подразумевает иностранное государство как носителя этого иммунитета, однако в гражданском обороте государство редко выступает как таковое. Как правило, в гражданские обязательства, так или иначе затрагивающие государственную собственность, вступают отдельные государственные органы, территориальные подразделения государства (например, субъекты федерации), государственные предприятия, за которыми закреплено государственное имущество для его использования в хозяйственных целях. Далеко не все из вышеперечисленных лиц вправе ссылаться на государственный иммунитет в гражданском процессе. (См.: Силкина И.В. Лица, имеющие право ссылаться на государственный иммунитет: современные тенденции в зарубежной судебной практике // Московский журнал международного права. 2005. № 1. С. 202.)73Под коммерческой сделкой конвенция понимает любой коммерческий контракт или сделку купли-продажи товаров или предоставления услуг; любой контракт о займе или иную сделку финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или компенсации в отношении любого такого займа или сделки; любой иной контракт или сделку коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудовых договоров. При определении того, является ли контракт или сделка «коммерческой сделкой», прежде всего следует исходить из природы этого контракта или сделки, однако необходимо учитывать и их цель, если стороны контракта или сделки договорились об этом либо если согласно практике государства суда эта цель имеет отношение к определению некоммерческого характера этого контракта или сделки (п. 1(c), 2 ст. 2).74Подробнее об этом см.: Chamlongrasdr D. Foreign State Immunity and Arbitration. L., 2007.75По мнению И.В. Силкиной, существенной новеллой конвенции явилось применение разных концепций государственного иммунитета к его различным видам, а именно: подтверждение функционального иммунитета применительно к предъявлению иска и установление абсолютного иммунитета применительно к мерам по обеспечению иска и принудительному исполнению судебного решения. Нетрудно предположить, заключает автор, что возможность принудительного обращения взыскания на собственность иностранного государства за рубежом, в том числе и путем наложения ареста, может ограничиться только случаями принудительного исполнения судебных и арбитражных решений. (См.: Силкина И.В. Международно-правовая унификация института иммунитета государства: новые тенденции // Московский журнал международного права. 2002. № 4. С. 25–26.) Хотя в данной работе речь идет о проекте конвенции, можно экстраполировать точку зрения автора и на саму конвенцию с учетом изменений, внесенных в момент ее принятия.76Детальный анализ норм конвенции, проведенный И.О. Хлестовой, позволил ей прийти к выводу о том, что данная конвенция является кодификацией международноправового регулирования юрисдикционных иммунитетов государств, отражающей тенденции развития международного права по данному вопросу, основана на теории функционального иммунитета и участие России в этой конвенции представляется целесообразным. (См.: Хлестова И.О. Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности // Международный коммерческий арбитраж. 2005. № 4. С. 4—15.)

velib.com

Правовое положение государства как участника гражданско-правовых отношений с иностранным элементом

Забелова Людмила Борисовна — кандидат юридических наук, кандидат психологических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Московского института экономики, менеджмента и права.

Понятие, виды и основные концепции государственного иммунитета

Понятие иммунитета государства сложилось первоначально в международном праве обычного характера и лишь затем получило закрепление в международных договорах и судебной практике. В основе понятия иммунитета государства лежит основополагающий принцип международного права, выраженный в латинской формуле — равный над равным не имеет власти и юрисдикции. В понятии государственного иммунитета

следует различать два аспекта:

1) юрисдикционный иммунитет как институт процессуально-правового характера;

2) иммунитет государственной собственности как материально-правовой институт.

Несмотря на различные характеристики государственного иммунитета, общим качеством выступает сам факт существования суверенных государств как основных звеньев международной системы.

Государство вправе вступать в имущественные и неимущественные гражданские правоотношения, обладающие особой спецификой, поскольку государство обладает качеством особого субъекта права. Сделки, совершаемые государством, имеют особый правовой режим. Особенности правового регулирования частноправовой деятельности государства предопределены его суверенитетом. Вступая в гражданско-правовые отношения, государство не теряет свои качества как суверена. Абсолютный суверенитет предполагает наличие у государства целого комплекса иммунитетов.

Судебный иммунитет

— неподсудность одного государства судам другого. Государство без его согласия не может быть привлечено к суду другого государства.

Иммунитет от предварительного обеспечения иска

. Нельзя в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества.

Иммунитет от принудительного исполнения судебного решения

. Без согласия государства нельзя осуществить принудительное исполнение решения, вынесенного юрисдикционным органом против иностранного государства.

Иммунитет собственности государства

. Имущество государства, находящееся за границей, не может быть объектом для принудительных мер государства, на территории которого оно находится. Собственность государства пользуется неприкосновенностью.

Иммунитет от подчинения действию законодательства другого государства

. Законы государства и иные нормативные акты имеют действие на территории только того государства, где они легитимно приняты.

Во второй половине XX в. участие государства в гражданских отношениях возросло, что послужило причиной появления в доктрине теорий «служебного» иммунитета, «торгующего» государства, государства-коммерсанта или доктрины функционального (ограниченного) иммунитета. Суть этих теорий сводится к тому, что если государство от своего имени совершает торговые сделки, оно автоматически в отношении таких сделок и связанного с ними имущества отказывается от иммунитета и ставит себя в положение частного лица, т.е. совершает действия коммерческого характера. Другими словами, иностранное государство, его органы, а также собственность пользуются иммунитетом только тогда, когда государство осуществляет суверенные функции.

Институт государственного иммунитета в национальном законодательстве

Национальное законодательство разных государств воплощает различные подходы к институту иммунитета государства

. Во многих странах существует законодательство, регулирующее иммунитеты государства: Закон США об иммунитете иностранных государств 1976 г. , Акт Великобритании о государственном иммунитете 1978 г. , законы об иммунитете иностранного государства Пакистана и Аргентины 1995 г. Все эти законы основаны на доктрине функционального иммунитета государства. Иностранное государство пользуется иммунитетом только в случаях совершения суверенных действий (открытие дипломатических и консульских представительств). Если же государство совершает действия коммерческого характера, оно иммунитетом не пользуется.

Так согласно Закону США

иностранное государство не пользуется иммунитетом от юрисдикции в судах США в любом деле, в котором иск основан на:

1) коммерческой деятельности, осуществляемой в США иностранным государством;

2) действии, совершенном в США в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства, осуществляемой в любом месте;

3) действии, совершенном вне территории США в связи с осуществлением коммерческой деятельности иностранного государства в любом месте, и влекущем прямые последствия в США.

Таким образом, по любому требованию о предоставлении судебной защиты иностранное государство несет ответственность в такой же форме и степени, как частное лицо в сходных обстоятельствах.

Нормы российского законодательства об иммунитете иностранного государства весьма незначительны по объему и крайне противоречивы по содержанию. Так, ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»

1995 г. говорит о том, что в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, может быть предусмотрен отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и (или) арбитражного решения (ст. 23). Арбитражный процессуальный кодекс РФ содержит ст. 251 «Судебный иммунитет», которая гласит, что иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в Арбитражном Суде в РФ, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта Арбитражного Суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором РФ и федеральным законом. Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации.

Гражданский процессуальный кодекс РФ

в ст. 401 «Иски к иностранным государствам и международным организациям. Дипломатический иммунитет» гласит, что предъявление в суде в РФ иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Международные организации подлежат юрисдикции судов в РФ по гражданским делам в пределах, определенных международными договорами РФ и федеральными законами.

Проанализировав приведенные выше нормы российского законодательства, можно прийти к заключению о том, что в настоящее время российское право придерживается концепции абсолютного иммунитета иностранного государства в сфере частноправовых отношений, причем такой иммунитет презюмируется, и отказ от него должен быть выражен в явной и недвусмысленной форме. Позиция судебной практики, изложенная в документах Высшего Арбитражного Суда РФ, также поддерживает принцип абсолютного иммунитета. В частности, в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 «О действии международных договоров РФ применительно к вопросам арбитражного процесса»

от 11 июня 1999 г. указано, что арбитражный суд принимает иск по коммерческому спору, ответчиком в котором является иностранное государство, выступающее в качестве суверена, только при наличии явно выраженного согласия ответчика на рассмотрение спора в Арбитражном Суде РФ. Подобное согласие следует рассматривать в качестве отказа от судебного иммунитета иностранного государства.

mirznanii.com

Концепция юрисдикционных иммунитетов государства на современном этапе развития международного права

 

1. Иммунитет государства – институт общего международного права

В связи с усиливающейся международной экономической активностью основных субъектов международного права – государств – встаёт вопрос о правовых гарантиях прав юридических и физических лиц, сотрудничающих с государствами в условиях современной глобальной экономики и заинтересованных в наличии эффективных юридических механизмов защиты своих интересов. В связи с увеличением роли государства в современной глобальной экономике (становлением и развитием т.н. «диагональных отношений») новое развитие приобретает международно-правовой принцип юрисдикционного иммунитета государства.

Традиционно государство в силу всеобщего признания международно-правового принципа суверенитета государств, закрепленного, в частности, в ст. 2 Устава ООН, а также древнеримского принципа par in parem non habet imperium признавалось носителем юрисдикционного иммунитета. В силу этого правовые гарантии защиты прав экономических партнёров-«лица чужого права» (иностранных юридических и физических лиц) отсутствовали и последние могли рассчитывать лишь на добрую волю государства-должника, не имея правовых механизмов принуждения суверенного государства к исполнению взятых на себя обязательств. Так действовала конструкцияабсолютного иммунитета государства.

Следует уделить внимание толкованию понятия «юрисдикционного иммунитета». Термин «иммунитет» от латинского immunis (свободный, освобожденный) обладает большой степенью однозначности и может быть охарактеризован как устойчивость, невосприимчивость государства, или, говоря более формально, отсутствие юридических последствия для государства в связи с актами другого государства. Термин «юрисдикционный» имеет более сложное смысловое содержание, так как исходное существительное «юрисдикция» имеет как узкое, так и широкое значение. Традиционным для отечественной правовой науки является узкий подход к понятию «юрисдикция» как к осуществлению судебной власти1. В таком случае юрисдикционный иммунитет понимается как неподсудность одного государства судам другого государства, илиСудебный иммунитет включающий три элемента:

  • Иммунитет от предъявления иска в иностранном суде;
  • Иммунитет от принятия иностранным судом обеспечительных мер;
  • Иммунитет от принудительного исполнения иностранного судебного решения.

Однако представляется, что этот подход необоснованно сужает сферу реализации государственного суверенитета, который, согласно общепризнанной концепции разделения властей, реализуется не только в рамках судебной, но также посредством осуществления законодательной и исполнительной власти. Таким образом, традиционный подход науки зарубежного международного права к юрисдикции как к триединому понятию, включающему предписывающую или законодательную (jurisdiction to prescribe), исполнительную или административную (jurisdiction to enforce) и непосредственно судебную (jurisdiction to adjudge) юрисдикции представляется более обоснованным.

Таким образом, обычно-правовой нормой общего международного права является принцип иммунитета государства как право каждого государства на изъятие из юрисдикции других государств (в целом «неподвластность» одного государства законодательным, исполнительным и судебным актам другого государства в силу суверенного равенства государств, действующего в международном праве), а также международно-правовая обязанность не подчинять своей юрисдикции другие государства.

Как гласит Словарь международного права, этот «принцип международного права, вытекающий из начала государственного суверенитета. Иммунитет государства состоит в том, что в силу равенства всех государств одно государство не может осуществлять власть в отношении другого государства («равный не имеет власти над равным»)»2. Ученые сходятся во мнении, что основой для иммунитета государства является принцип государственного суверенитета3. Подобная позиция была выражена также в широко известном решении Верховного суда США по делу The Schcouner Exchange v. Macfeddom, 1812.

Абсолютный иммунитет, являясь правом государства, позволял государствам добровольно в одностороннем порядке отказываться от части своего иммунитета, как заранее (закрепив соответствующее положение в тексте соглашения), так и вступая в судебный процесс. Однако, эти случаи носили каузальный характер (ad hoc) и по-сути не являлись нормой международного права.

Однако, с развитием глобального экономического рынка государства всё активнее стали участвовать в хозяйственных отношениях, причем как с субъектами международного права в лице других государств и международных организаций, так и с субъектами национального права других государств (иностранными юридическими и физическими лицами). В результате государства, желающие в полной мере участвовать в международном экономическом обороте, были вынуждены частично отказаться от абсолютного юрисдикционного иммунитета, так как их партнёры (юридические и/или физические лица) нуждались в правовых гарантиях собственных интересов, хотели иметь право на иск и на получение от своих деловых партнёров возмещения ущерба, пусть даже партнёрами оказывались суверенные государства. В результате появилась популярная ныне концепция ограниченного, или функционального иммунитета государства, согласно которой юрисдикционный иммунитет государства не распространяется на его экономические отношения.

Кроме вышеизложенных классификаций, государственный иммунитет по объектам прав и интересов разделяют на:

  1. иммунитет государственной собственности;
  2. иммунитет сделок государства.

 

 

Разные государства придерживаются той или иной концепции государственного иммунитета, выражая свою позицию в национальном праве (законах о государственном иммунитете) и/или в международном праве (заключаемых конвенциях о взаимной защите капиталовложений). Согласно международному праву, как отметил Н.А. Ушаков, «национальное законодательство должно соответствовать установленным международно-правовым предписаниям, содержать лишь такие правила об изъятиях из иммунитета, которые вытекают из норм общего международного права или в соответствующих случаях из действующих международных соглашений. В случае же противоречия законодательства государства международно-правовым требованиям иностранное государство вправе не подчиниться такому законодательству, заявить протест и потребовать его отмены или изменения»4.

В связи с вышеизложенным ясно, что в целях избежания возможных межгосударственных разногласий и конфликтов, связанных с различным регулированием института иммунитета государства в национальном праве разных государств, мировому сообществу необходимо стремиться к унификации норм, касающихся этого института, путём принятия универсальной конвенции.

2. Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности

Сегодня благодаря усилиям ООН международно-правовое регулирование юрисдикционного иммунитета государства получило своё развитие в принятой 16 декабря 2004 года на 59 сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией А/RES/59/38Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности(далее – «Конвенция»), одной из задач которой, как указано в её Преамбуле, является усиление «верховенства права и повышение степени правовой определенности» в том числе в отношениях государств с физическими и юридическими лицами, а также способствование «согласованию практики в этой области». Дело в том, что существующая практика одностороннего регулирования вопроса государственного иммунитета каждым государством, приводит к некоторой правовой неопределенности, ввиду существующих различий в подходах государств к иммунитету государства. Конвенция представляет собой попытку унификации и кодификации этого института, имеющую большое значение для развития международных экономических отношений и предотвращения возможных конфликтных ситуаций между государствами.

Кроме того, в Преамбуле Конвенции указан имеющий большое значение факт признания государствами-участниками юрисдикционных иммунитетов государств и их собственности в качестве одного из принципов обычного международного права. Следует отметить, что принцип иммунитета государства от иностранной юрисдикции, несмотря на его большое значение, не относится к числу основных принципов международного права и не носит императивный характер. Вопрос о содержании указанного принципа решается непосредственно в самой Конвенции.

Преамбула Конвенции оставляет для регулирования нормами обычного международного права все те вопросы, которые не урегулированы Конвенцией. Так, согласно ст. 3 Конвенция не затрагивает дипломатических и консульских привилегий и иммунитетов, привилегий и иммунитетов глав государств, а также воздушных судов или космических объектов, принадлежащих государству или эксплуатируемых им.

Сфера действия Конвенции ограничивается иммунитетом государства и его собственности от юрисдикции иностранных судов. Вопросы иммунитета государства от юрисдикции международного арбитражного суда, т.е. процедуры третейского правосудия, традиционно не относящейся к системе государственных судов, не решаются Конвенцией непосредственно, однако ст. 17 указывает, что если государство заключило арбитражное соглашение с иностранным физическим или юридическим лицом в отношении споров, касающихся коммерческой сделки, т, если стороны арбитражного соглашения не предусмотрели иное, по спорам о его действительности, толковании и применении, а также об арбитражной процедуре, или подтверждении или отмены арбитражного решения, государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве дела в суде другого государства, который обычно обладает компетенцией рассматривать подобные дела.

Следует отметить, что международное право выработало богатый арсенал средств разрешения споров между суверенными государствами, среди которых переговоры, посредничество, согласительные комиссии и т.д. Многие из международно-правовых средств разрешения споров в несколько модифицированном виде, однако, не утратив сущность, применяются для урегулирования разногласий юридических и физических лиц между собой и обычно называются альтернативными средствами разрешения споров (АРС), являясь по-сути альтернативой традиционной судебной процедуре (судопроизводству в государственном суде конкретной страны). Факт возможности использования идентичных по-сути средств разрешения споров как в международных отношениях, так и в отношениях субъектов национального права объясняется тем, что каждые из этих субъектов рассматриваются как равные в рамках соответствующей правовой системы (международно-правовой или национально-правовой). Подобные средства разрешения споров оказываются неприменимыми для так называемых диагональных правовых отношений, в которых субъекты международно-правовой системы взаимодействуют с субъектами национально-правовой системы ввиду юридического неравенства сторон (фактически транснациональные корпорации могут обладать экономическим могуществом, превышающим возможности некоторых государств). В связи с вышеизложенным наиболее часто применимым способом разрешения инвестиционных и иных споров, возникающих из диагональных соглашений, оказывается международный арбитраж, соглашаясь на участие в котором и исполнение его решения (ad hoc или в силу Нью-Йоркской Конвенции 1958 года) государство добровольно отказывается от части своего иммунитета, в то же время приобретая экономические выгоды от партнёрства с иностранными юридическими лицами.

Важно установить, на каких субъектов согласно Конвенции распространяется юрисдикционный иммунитет. Ст. 2 Конвенции устанавливает, что под терминомгосударство в Конвенции понимается:

 

  • Государство и его различные органы управления;
  • Субъекты федерации или политические подразделения государства, которые правомочны совершать действия в осуществление суверенной власти или действуют в этом качестве;
  • Учреждения или институции государства либо другие образования, правомочные на совершение и фактически совершающие действия в осуществление суверенной власти государства;
  • Представители государства.

 

С точки зрения динамики правоотношений большое значение имеет категория сделки как основания возникновения прав и обязанностей сторон правоотношения. Традиционно концепция юрисдикционного иммунитета государства не распространяется на сделки, в которых государство участвует в качестве коммерческого субъекта, т.н. коммерческие сделки. Чтобы установить, является ли конкретная сделка государства коммерческой, Конвенция предлагает прежде всего исходить из её природы, учитывая при этом цель сделки, а также предлагает примерный перечень коммерческих сделок государств:

i) любой коммерческий контракт или сделка о купле-продаже товаров или о предоставлении услуг;

ii) любой контракт о займе или иная сделка финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или компенсации в отношении любого такого займа или сделки;

iii) любой иной контракт или сделка коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудовых договоров.

 

Таким образом, Конвенция предлагает суду иностранного государства, определяя цель и природу сделки, давать юридическую квалификацию действиям другого государства вопреки мнению самого этого государства, что, как отметил Н.А. Ушаков, будет «недопустимым вмешательством во внутренние и внешние дела иностранного государства»5.

Согласно ст. 10 Конвенции, если государство заключило коммерческую сделку с иностранным юридическим или физическим лицом, и согласно МЧП разногласия по этой сделке подлежат юрисдикции суда другого государства, это государство не может ссылаться на юрисдикционный иммунитет от разбирательства дела, возникшего из коммерческой сделки. Указанные положения не применяется в случае коммерческой сделки между государствами, а также если стороны сделки ясно договорились об ином.

В ст. 5 Конвенции закреплен общий принцип юрисдикционного иммунитета государства в следующей форме: «государство пользуется иммунитетом в отношении себя и своей собственности, от юрисдикции судов другого государства с учетом положений настоящей Конвенции».

Среди ограничений юрисдикционного иммунитета государств, закрепленных в Конвенции, следует перечислить следующие: отказ государства от части иммунитета (ст. 7), подача государством иска/встречного иска (ст. 9), участие в коммерческой сделке (ст. 10), трудовые договоры, за рядом исключений (ст. 11), ущерб личности и ущерб собственности, за рядом исключений (ст. 12), и другие (ст. 13-17).

Механизм обеспечения иммунитета государств, т.е. правовое содержание этого принципа, таков: государство воздерживается от осуществления юрисдикции при разбирательстве в своих судах дел, возбужденных против другого государства (то есть если другое государство указано в качестве стороны, либо разбирательство фактически преследует цель затронуть собственность, права, интересы или деятельность такого другого государства) и с этой целью обеспечивает, чтобы его суды по своей собственной инициативе выносили решение о соблюдении иммунитета другого государства.

Ст. 7 Конвенции предусматривает возможности отказа государства от права юрисдикционного иммунитета, отмечая, что государство не вправе ссылаться на свой юрисдикционный иммунитет, если оно явно выразило согласие на осуществление судом другого государства юрисдикции в отношении такого вопроса или дела в силумеждународного соглашения, письменного контракта, заявления в суде или письменного обращения в рамках конкретного разбирательства.

В то же время Конвенция ограничивает возможное расширительное толкование понятиясогласие государства, указывая, что согласие государства на применение законодательства другого государства (такое согласие может быть выражено, например, в договоре путём определения применимого к договору права) не означает согласие на юрисдикцию судов другого государства. Что касается последствий участия государства в судебном разбирательстве, то в целом Конвенция исходит из того, что участвующее в судебном разбирательстве государство (путём возбуждения разбирательства или иного участия в разбирательстве по существу дела) не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства. В то же время, неучастие государства в разбирательстве в суде другого государства не является согласием на осуществление юрисдикции иностранным судом.

Более того, не всякое участие в иностранном судебном разбирательстве свидетельствует о согласии государства на осуществление в отношении него иностранной судебной юрисдикции. Так, если государство вступает в разбирательство или предпринимает какое-либо иное действие лишь с целью: сослаться на иммунитетили привести доказательства своего права или интереса в отношении собственности, которой касается разбирательство (ст. 8).

Кроме того, те случаи, когда представитель государства выступает в суде другого государства для дачи свидетельских показаний, не является согласием государства на осуществление юрисдикции этим судом.

Конвенция установила правила (ст. 9), согласно которым государство, заявившее в суд другого государства встречный иск, основывающийся на том же правовом основании или фактах, что и основной иск теряет право ссылаться на свои иммунитет, а государство, заявившее основной иск, не вправе ссылаться на свой иммунитет при подаче встречного иска с тем же правовым основанием или на тех же фактах.

3. Государственные предприятия

 

В связи с современной практикой, в т.ч. российской, государственного участия в юридических лицах (деятельность государственных компаний, управляемых государством на основании преобладающего участия государства в их акционерном капитале) и активной деятельностью таких юридических лиц на международной арене возникает вопрос о том, каков международно-правовой статус этих предприятий? Зачастую руководители таких юридических лиц участвуют в международных переговорах, входят в состав правительственных делегаций, вопросы их деятельности (реализации конкретных международных проектов) решаются на уровне высшего руководства государств. Например, вопрос о строительстве Североевропейского газопровода решался не только на уровне компаний Газпром Эон и Басф, но также на уровне правительств Германии и России. Не случайно Г. Шредер, подписавший соглашение о строительстве СЕГ в преддверии парламентских выборов, оказался во главе совета директоров North-European Gas Pipeline Company, международного оператора проекта СЕГ (утвержден решением собрания акционеров от 30 марта 2006 г.).

В то же время, государственные предприятия – в первую очередь юридические лица, субъекты национального права, а не субъекты международного права. Однако, американской судебной практикой была выработана эффективная концепция «проникновения за корпоративный завес» (piercing the corporate veil), т.е. определение истинного собственника, владельца корпорации, лица, получающего конечную выгоду от её деятельности, для которого т.н. «корпоративный покров» в виде юридического лица является лишь способом ограничения ответственности, защиты от идентификации своей личности и своих действий (действуя через корпоративного посредника) и получения иных экономических выгод.

На мой взгляд, в решении вопроса о государственных предприятиях следует исходить из того, что экономическая политика сегодня – такой же элемент суверенитета государства, как оборонная, а следовательно, государственные предприятия, даже заключая коммерческие сделки, зачастую выполняют суверенные функции государства, являющегося их собственником и использующего их возможности в своих интересах.

Можно ли и нужно ли распространять на такие государственные корпорации режим юрисдикционного иммунитета государства?

Конвенция исходит из того, что в том что касается государственного предприятия или другого образования, учрежденного государством и участвующего в разбирательстве, которое связано с коммерческой сделкой, заключенной таким предприятием/образованием, то иммунитет от юрисдикции, которым пользуется государство, не затрагивается (п.3. ст. 10 Конвенции). При этом такое предприятие/образование должно обладать рядом признаков, традиционных для юридического лица по национальному праву: обладать независимой правосубъектностью, способностью быть истцом и ответчиком в суде, приобретать имущество, быть его собственником или владеть и распоряжаться им, включая имущество, передаваемое государством в пользование или под его управление.

В Приложении к Конвенции, которое согласно ст. 25 Конвенции составляет её неотъемлемую часть, в отношении ст. 10 указано, что п. 3 ст. 10 «не предрешает вопроса о «проникновении за корпоративный завес», а также вопросов, касающихся ситуации, в которой государственное образование умышленно неверно представило свое финансовое положение или впоследствии занизило объем своих активов, с тем чтобы избежать удовлетворения претензии, или иных связанных с этим вопросов.

Таким образом, Конвенция оставляет открытым вопрос о «проникновении за корпоративный занавес», таким образом позволяя в тех или иных случаях использовать эту концепцию в отношении государственных предприятий.

Думаю, что следует подвергнуть анализу функции современного государства и добавить к традиционной триаде экономическую функцию (реализуемую как внутри страны, так и на международной арене), что также потребует изменения концепции коммерческой сделки как основы для ограничения государственного иммунитета, ведь если хозяйственная деятельность государства будет как и любая другая государственная деятельность рассматриваться как осуществление государством своих суверенных функций, то и коммерческие сделки останутся в рамках суверенных действий государства, на которые не будут распространяться ограничения иммунитета государств.

Если международное право также признает за государством такую функцию (экономическая дипломатия, ВТО), что потребует как следствие отказа от принципа ограниченного суверенитета, так как он базируется на дифференциации публичных и экономических функций государства, тогда статус государственных корпораций на международной арене станет более определенным и на них следует распространить концепцию юрисдикционного иммунитета.

Конвенция была открыта для подписания 17 января 2005 года, однако до сего момента не вступила в силу. Содержание Конвенции вызывает споры среди государств и учёных и, возможно, требует дальнейшей доработки в целях учёта интересов всех сторон международного сотрудничества.

 

  1. Ср. суды общей юрисдикции в ГПК РФ.
  2. Словарь международного права. М., 1986. с. 100.
  3. Лунц Л.А. Курс международного частного права: особенная часть. М. 1975 г., с. 75; Броунли Я. Международное право. М., 1977. ч. 1., с. 425; Усенко Е.Т. Иммунитет государства от иностранной юрисдикции. М. 1962. с. 11; Ушаков Н.А. Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности М., 1993.
  4. Ушаков Н.А. Международное право. М., 2003.
  5. Ушаков Н.А. Международное право. М., 2003, с. 99.

artemrodin.ru


Смотрите также