Влияние старения на функции физиологических систем. Иммунитет и функции крови при старении


20.3. Влияние старения на функции физиологических систем.

Иммунитет при старении. В стареющем организме нередко имеет место явление иммунодефицита, снижение активности клеточных и гуморальных факторов иммунитета. У многих пожилых людей сни­жено абсолютное число лимфоцитов, Т-хелперов, но сохраняется обычное количество В-лимфоцитов. Лимфоциты пожилых людей слабее отвечают на митогены, их цитотоксический эффект снижен. Уровни иммуноглобулинов G, А у пожилых людей составляют лишь

223

60% от уровня, характерного для молодых. У пожилых снижена выработка антител к пневмококковому полисахариду, у них часто оказывается неэффективной противогриппозная вакцинация, что понижает устойчивость пожилых к этим инфекциям. У мужчин и женщин старше 60 лет в крови выявляются аутоантитела — анти-нуклеарный фактор — у 15-15% обследованных, антитела к пари­етальным клеткам желудка — у 16-21%. У здоровых же лиц младше 20 лет аутоантитела против собственных тканей вообще выявляются крайне редко. Допускается, что появление этих антител является следствием перенесенных заболеваний.

Функции крови при старении. С возрастом снижается количество ядросодержащих клеток в костном мозге и в нем увеличивается объем, занимаемый жировыми клетками. Так, у людей, в возрасте до 65 лет около половины костного мозга занято жировой тканью, а позднее уже 2/3 его замещаются жиром. Вероятно, эти потери гемопоэтических клеток усиливают остеопороз.

При старении более всего выражены количественные изменения в показателях эритрона. Так, если у 20-летних мужчин среднее со­держание эритроцитов в крови составляет 5,3-1012/л, то у 60-летних меньше — 5,05 • 1012/л; содержание гемоглобина у мужчин и женщин моложе 60 лет составляет соответственно 156 и 135 г/л, а у 96 и 106-летних — 124 г/л.

Снижение кислородной емкости крови ставят в причинную связь с возрастным снижением основного обмена, с часто обнаружива­емым у пожилых дефицитом железа, фолиевой кислоты и витамина В12. Так, почти у 30% пожилых людей в сыворотке крови снижено содержание витамина В12. Это объясняется уменьшением всасывания его в связи с атрофическим гастритом, выявляемым у 81% лиц старше 60 лет.

С возрастом увеличивается средний объем эритроцита. Например, у 20-летних мужчин он равен 89 мкм3, у 60-летних — 93 мкм3. К причинам, вызывающим увеличение среднего объема эритроцита у пожилых лиц, относят усиление перекисного окисления в мембранах клетки, курение и употребление алкоголя, воздействующие на ци-тоскелет эритроцитов. Действительно, у курящих средний объем эритроцита на 1,5 мкм3 выше, чем у некурящих. Такой же эффект оказывает умеренное количество алкоголя. Так, макроцитоз обнару­живается у 85% лиц, страдающих алкоголизмом или употребляющих свыше 80 г этанола в день (количество этанола, содержащееся в 4-х кружках пива).

Обмен железа плазмы за сутки несколько выше у лиц от 61 до 80 лет, чем у 19-50-летних, соответственно 125±47 мкмоль/л крови и 112±27 мкмоль/л. При этом, у пожилых людей, по сравнению с молодыми, увеличено использование железа неэритроидной тканью.

У лиц пожилого возраста проявляются выраженные сдвиги в структуре и регуляторных механизмах гемостаза. После 40 лет про­исходит сдвиг баланса гемостаза в сторону увеличения прокоагу-лянтной активности крови и увеличение интенсивности внутрисосу-

224

дистого тромбообразования. Об этом свидетельствует повышение концентрации продуктов распада фибрина, фибриногена, активности фактора XIII, повышение толерантности плазмы к гепарину. В ответ на эту перестройку в системе прокоагулянтного гемостаза активиру­ется антикоагулянтное звено — фибринолиз. Однако, нарастание фибринолитической активности крови отстает от роста ее прокоагу-лянтной активности. В результате, коагулянтные свойства крови при старении повышаются. Этому способствует также более выраженное у пожилых, по сравнению с молодыми, повышение активности про­коагулянтного звена в ответ на активацию симпато- адреналовой системы при стрессе (действие катехоламинов) на фоне мало меня­ющейся фибринолитической активности. С другой стороны, с воз­растом в эндотелии артерий постепенно снижается выработка акти­ваторов плазминогена, уменьшается продукция простагландинов, что снижает антиагрегационную активность сосудистой стенки и создает предрасположение к внутрисосудистому образованию тромба. Разви­вающаяся у пожилых гиперхолестеринемия, рост концентрации /?-тромбоглобулина также повышают чувствительность тромбоцитов к агрегантам (веществам, стимулирующим агрегацию тромбоцитов). Сказанное делает понятным резкое увеличение с возрастом риска тромбозов и эмболии.

Функции системы кровообращения. После 25 лет максимальное потребление кислорода организмом постоянно уменьшается и к 55 годам оно уже почти на 27% ниже величин, отмеченных у 20-летних. Вместе с тем, физически активные люди сохраняют относи­тельно высокое максимальное потребление кислорода во всех воз­растных группах. Отсюда следует, что уровень максимального по­требления кислорода больше отражает уровень физической актив­ности, чем хронологию возраста. Так, постепенное снижение мак­симального потребления кислорода после 25 лет у остающихся фи­зически активными мужчин составляет около 0,4 мл О2 кг-мин-1 на каждый год жизни. У мужчин же ведущих малоподвижный образ жизни темп его снижения оказывается вдвое быстрее. Указанное снижение аэробных способностей организма при старении находит объяснение в изменениях функции сердечно-сосудистой системы, в частности, в уменьшении с возрастом максимальной частоты сер­дечных сокращений у мужчин и женщин. Эти отношения могут быть выражены следующим образом. Максимальное число сердечных сокращений = 220 - возраст (к-во лет).

Как следствие снижения максимального числа сердечных сокра­щений минутный объем и сердечный индекс также уменьшаются с возрастом. Величина последнего уменьшается на 20- 30% от 30 к 80 годам.

Отложение жиров в коронарных артериях ухудшает обеспечение кровью сердечной мышцы. Гипоксия миокарда приводит к инфильт­рации его коллагеном, что уменьшает сократительную активность сердца, лимитирует его работу. В связи с этим, имеет место умень­шение ударного объема крови, индекса сократимости, систолическо-

225

го давления в левом желудочке, максимальной скорости укорочения волокон миокарда. С возрастом уменьшаются и возможности снаб­жения кровью тканей. Так, во внутренних органах, скелетных мыш­цах уменьшается плотность капилляров, увеличивается радиус диф­фузии, расширяется базальный слой стенок капилляров, уменьшается площадь суммарного артериального сечения. В ходе старения в кровеносных сосудах возникают атеросклеротические изменения, которые могут уменьшать кровоток в органах. В свою очередь, это оказывается причиной многих симптомов, таких как слабоумие, нарушения психических функций, изменения функций почек.

Потеря эластичности сосудистой стенки и увеличение сопротив­ления кровотоку в мелких артериях повышает общее периферичес­кое сосудистое сопротивление. В результате, общее периферическое сосудистое сопротивление (в динс-см5), равное 1323+62 в возрасте 20-49 лет, в 60-69 лет достигает 2075± 122,9, в 70-79 лет — 2286+139, в 80-89 лет - 2324±108,3, у долгожителей - 2746+212. Это приводит к закономерному повышению системного артериаль­ного давления. Так, к 60 годам систолическое артериальное давле­ние возрастает до 140 мм рт.ст., а диастолическое — до 90 мм рт.ст. У лиц старше 60 лет (включая и долгожителей) уровень ар­териального давления не превышает в среднем 150/90 мм рт.ст. Росту величин артериального давления препятствует как увеличение объема аорты, так и снижение сердечного выброса. Контроль кро­вяного давления с помощью барорецепторного механизма аорты и синокаротидной зоны с возрастом оказывается нарушен, что может быть причиной тяжелой гипотензии стариков при переходе в вер­тикальное положение. Гипотензия, в свою очередь, может вызывать ишемию мозга. .Отсюда многочисленные падения у стариков, вы­званные потерей равновесия и обмороком при быстром вставании.

В венах с возрастом развиваются явления флебосклероза, выража­ющиеся в распаде эластических волокон и замене их коллагеновы-ми, дегенерация эндотелия и основного вещества. В результате, у пожилых и стариков имеет место снижение тонуса и эластичности венозной стенки, что влечет за собой расширение венозного русла, снижение давления в венах. Присасывающее действие грудной клет­ки снижается, уменьшается величина венозного возврата, возникает явление венозного стаза.

Нарастание емкости сосудистого русла при одновременном сни­жении сердечного выброса увеличивает время общего кругооборота крови — от 47,8±2,7 с у 20-39-летних людей до 60,6+3,2 с у 60-69-летних и до 65,4±3,1 с в 70-79 лет. Замедление капиллярного кровотока способствует более полному насыщению крови кислоро­дом в легких и более полной его отдачи в тканях, что, в известной мере, компенсирует как нарушение диффузионной способности лег­ких, так и ухудшение тканевого кровотока с возрастом.

Флебосклероз повышает риск венозного тромбоза у пожилых. Вместе с тем, регулярные занятия физическими упражнениями улуч­шают показатели функций сердечно-сосудистой системы в большей мере, чем у людей того же возраста, но ведущих малоподвижный

226

образ жизни. Например, у мужчин в возрасте 50 и 70 лет, в течение 20 лет бывших неактивными физически, 8-недельная тренировка продолжительностью от 1 до 2 часов по 3-5 раз в неделю повышает максимальное потребление кислорода в сред­нем на 20%.

После 35 лет у мужчин и после 45 лет у женщин резко возрас­тает вероятность развития ишемической болезни сердца. В возрасте от 55 до 65 лет 13 из 100 мужчин и 6 из 100 женщин в США погибали от это болезни, хотя национальная программа борьбы за здоровый образ жизни в последние годы значительно снизила число этих заболеваний. Нарастание риска развития ишемической болезни сердца при старении во многом связывают с нарушением липидного состава крови (с гиперлипидемией), т.е. увеличением в ней уровня холестерина и триглицеридов. Но эти вещества не циркулируют сво­бодно в плазме крови, а транспортируются ею в форме липопро-теинов, поэтому точнее говорить о гиперлипопротеинемии.

Количество холестерина, оседающего в мембранах клеток, и, в том числе, в сосудистой стенке, зависит от соотношения в плазме крови липопротеинов, экстрагирующих холестерин из мембран (ли-попротеины высокой плотности — ЛПВП) и способствующих его внедрению в мембрану (липопротеины особо низкой плотности — ЛПОНП и липопротеины низкой плотности — ЛПНП).

Уровень ЛПВП отражает динамику движения холестерина из пери­ферических тканей (включая сосудистую стенку) к печени, где он окисляется до желчных кислот и секретируется с желчью. ЛПНП и ЛПОНП — это средство транспорта жиров в организме к клеткам, в том числе, к гладким мышцах стенок артерий. В норме отношение липопротеинов, повышающих или понижающих уровень холестерина в мембранах, сбалансировано и коэффициент (ЛПНП+ЛПОНП)/ЛПВП, отражающий избыток холестерина в мем­бранах, низкий, но с возрастом он нарастает. Нарастание холестерина в мембранах клеток сосудов становится характерной чертой артери-осуживающего процесса — артериосклероза. Этому способствует умень­шающаяся липолитическая и АТФ-азная активность в гладкомышеч-ных клетках сосудов. Отложение липидов в стенке сосудов вызывает калышфикацию и фиброзные изменения, в результате, артериальные стенки становятся суженными, ригидными и жесткими, делая крово­ток в тканях более затрудненным. Этот процесс ускоряется употреб­лением пищи, богатой холестерином и ненасыщенными кислотами. Ряд факторов, например, физическая активность, могут увеличивать производство ЛПВП. Так, их уровень оказывается повышенным у ста­риков, использующих энергичные аэробные тренировки.

Атерогенное сужение сосудов сердца, ухудшающее кровоснабжение миокарда, может длительно не давать клинических признаков забо­леваний. Но недостаточность снабжения миокарда кислородом мо­жет быть выявлена по изменениям электрической активности сердца при умеренной физической нагрузке. Наиболее выраженным при­знаком этого является горизонтальная депрессия S-T сегмента на ЭКГ (рис.20.1). Оказалось, что в группе лиц с выраженной депрес-

227

сией комплекса S-T до 1 мм во время физической нагрузки имеет место увеличение смертности в 4,6 раза чаще, чем у лиц того же возраста, но с нормальным сегментом S-T. Появление желудочко­вых экстрасистол во время физической нагрузки является другим признаком тяжелого ишемического атеросклероза сосудов сердца. Эта форма электрической нестабильности миокарда имеет большое про­гностическое значение для ишемической болезни сердца.

Рис.20.1.

А ~ электрокардиограмма здорового взрослого человека.

Б — на электрокардиограмме обнаруживается горизонтальная депрессия

S-T сегмента.

Система дыхания.Функции аппарата внешнего дыхания также обнаруживают ранее снижение в ходе старения. Так, максимальная вентиляция легких в единицу времени уменьшается между 20 и 80 годами на 40%. Жизненная емкость легких снижается на 17,5 см3/ м2 поверхности тела в год вследствие роста ригидности грудной клетки, уменьшения силы дыхательных мышц и эластичности лег­ких, ухудшения бронхиальной проводимости. Резервный объем вы­доха значительно уменьшается по сравнению с объемом вдоха. Остаточный объем увеличивается на 13 см3/м2/год. Мертвое физио­логическое пространство легких также увеличивается с возрастом. У стариков отмечается учашение ритма дыхания (до 22-24/мин). Во время вдоха сила дыхательных мышц расходуется в большем объеме на преодоление возросшего эластического и неэластического сопро­тивления. В покое это не заметно, но физическая нагрузка или стресс для осуществления вентиляции легких требуют больших, чем в молодом возрасте, затрат энергии со стороны дыхательных мышц.

228

После физической нагрузки часто возникает одышка, восстанов­ление ритма и глубины дыхания до исходного уровня происходят медленнее, чем у молодых. Снижающаяся диффузионная способ­ность легких и эффективность вдыхаемого воздуха (следствие умень­шенной эластичности легких и нарушений бронхиальной проводи­мости) могут вызывать артериальную гипоксемию. Коэффициент использования кислорода (процентное отношение разности концент­рации кислорода в артериальной и венозной крови к общему его содержанию в артериальной крови) у стариков в 1,5 раза ниже, чем у молодых людей.

Функции желудочно-кишечного тракта. У многих пожилых лю­дей возникают затруднения глотания. Это во многом связано с воз­растными изменениями ядер ствола мозга, контролирующих рефлек­торный акт глотания. В затруднении глотания играет роль и умень­шение секреции слюны, ослабление условных и безусловных слю­ноотделительных рефлексов. У пожилых снижена активность амила­зы слюны. Секреция желудочного сока снижается, уменьшается общая и свободная его кислотность, концентрация в нем пепсина, у 28% людей старше 60 лет наблюдается ахлоргидрия. Уменьшается и объем секретируемого желудочного сока после стандартного про­бного завтрака. При этом, в слизистой оболочке желудка уменьша­ется количество обкладочных клеток, отмечается атрофия эпителия.

В панкреатическом соке уменьшается содержание протеолитичес-ких ферментов, липазы, амилазы вследствие ослабления секреторной функции поджелудочной железы. Снижен и ее секреторный ответ на гуморальные стимулы — холецистокинин-пакреазимин, секретин, со­ляную кислоту и др. Ворсинки слизистой тонкого кишечника ста­новятся короче, в результате, уменьшается зона абсорбции, наруша­ются процессы всасывания. Так, после 50 лет у многих людей имеет место нарушение абсорбции жирных кислот, аминокислот, витамина В12, кальция, железа, витамина Д. Моторная функция толстого ки­шечника уменьшена, дефекация затруднена, в связи с ослаблени­ем активности центров пояснично-крестцового отдела, в которых замыкается рефлекторная дуга дефекации. Ослаблены и гастроколо-нальный и дуаденоколональные рефлексы, усиливающие двигатель­ную активность толстого кишечника. Ослабление перистальтики кишечника сопровождается запорами. Нарушение секреторной и моторной функции кишечника способствует размножению в желу­дочно-кишечном тракте микрофлоры, в том числе, патогенных для человека микроорганизмов. С возрастом уменьшается моторная функция желчного пузыря и его способность к эвакуации желчи.

У стариков понижена детоксикационная функция печени. В част­ности, это связано со сниженной способностью к синтезу цитохро-мов Р45О, основных элементов микросомального окисления (глава 1) в гепатоцитах.

Эндокринные функции. Возникающие при старении организма изменения в гормональной регуляции его функций могут развивать-

229

ся на уровне продукции гормонов, их концентрации во внутренней среде, на уровне связывающих гормоны белков и, наконец, на уровне их рецепции клетками. Эти изменения уменьшают ответ тканей- мишеней на действие гормонов. По мере старения снижа­ется секреторная функция щитовидной, поджелудочной, половых желез, коры надпочечников, эпифиза.

Снижение функции щитовидной железы при старении выражается в уменьшении в крови концентрации тироксина (Т4) и трииодтиро-нина (Т3), уменьшении фиксации щитовидной железой радиоактив­ного йода. Одновременно имеет место замедление использования тироксина на периферии, деградация радиоактивного тироксина уменьшается приблизительно на 50% от 20 к 80 годам. Чувствитель­ность гипоталамо-гипофизарного комплекса к ингибирующему воз­действию Т3 снижается, что может играть роль в возрастном по­вышении базального уровня ТТГ у здоровых пожилых мужчин и женщин.

В поджелудочной железе нарушается соотношение а- и В-клеток за счет уменьшения последних. Содержание инсулина в островках Лангерганса мало изменяется с возрастом, но биологическая актив­ность циркулирующего гормона уменьшена у стариков, реакция В-клеток их поджелудочной железы на гипергликемию снижена, по мере старения организма понижается чувствительность тканей к действию инсулина. Отсюда, у стариков возникает гипергликемия после приема пищи, в свою очередь, вызывающая реактивную ги-перинсулинемию, которая и обеспечивает использование глюкозы мышечной тканью. Но одновременно гиперинсулинемия увеличивает массу жира, концентрацию в крови ЛПОНП, ЛПНП, триглицеридов и холестерина, что ускоряет развитие атеросклероза, формирует ме­таболическую иммунодепрессию. Последняя особенно опасна, т.к. иммунодефицит в 100- 1000 раз повышает риск заболевания человека раком.

Продукция тестостерона в яичках у пожилых мужчин снижена. В плазме содержание тестостерона и дигидротестостерона регулярно уменьшается у мужчин с 18 до 80 лет. Так, у стариков концент­рация свободного плазматического тестостерона снижается до поло­вины или 2/3 уровня, характерного для молодых мужчин. Парал­лельно увеличивается содержание в плазме тестикулярных эстроге­нов и отношения — свободные эстрогены/свободный тестостерон. При этом, свободная фракция эстрогенов уменьшается медленнее во времени, по сравнению с андрогенами. Эти гормональные сдвиги сопровождаются уменьшением массы яичек, размеров сперматогони-ев и числа сперматозоидов. Однако, сперматогенез сохраняется до глубокой старости. Либидо, частота половых контактов у стариков снижены. Вместе с тем, у мужчин половая потенция может сохра­няться до 80-90 лет.

У женщин секреция эстрогенов и их содержание в моче регуляр­но уменьшается от 30 к 50 годам, хотя выделение с мочой экстра-диола и эстрона продолжает уменьшаться и в дальнейшем. После прекращения репродуктивной способности у женщин секреция го-

230

надотропинов переднего гипофиза (фолликулинстимулирующего, лю-теинизирующего) возрастает, т.к. снижается секреция эстрогенов, и механизм отрицательной обратной связи уже не включается в регу­ляцию. У женщин в период глубокой менопаузы (после 60-65 лет) имеет место инволюция матки, истончение эпителия влагалища, атрофия вульвы, уменьшаются молочные железы.

В ходе старения организма снижается продукция полипептидных гормонов эпифиза. В надпочечниках продукция кортизола уменьша­ется, но в той же пропорции, что и метаболически активная масса тела. Его содержание в плазме не изменено, но процент обновления гормона замедлен.

Продукция альдостерона у стариков уменьшена, также как и со­держание в плазме этого гормона.

Тепловой обмен. У пожилых людей регуляция температуры тела нарушена. Это связано с недостаточностью контролирующих меха­низмов гипоталамуса в оценке температуры окружающей среды. Ответы на охлаждение у пожилых (мышечная дрожь, уменьшение кровотока в кистях рук, увеличение потребления кислорода) сниже­ны или отсутствуют, отсюда — высок риск переохлаждения. Устой­чивость организма стариков снижается также и к действию жары. Потоотделение у них начинается после более длительного действия тепла на организм, чем у молодых людей. После пребывания на жаре температура их тела медленнее возвращается к нормальным величинам, чем у молодых. Хотя у стариков увеличение кожного кровотока на действие жары более выражено, по сравнению с мо­лодыми, но их максимальная способность к потению ниже. Вместе с тем, способность к акклиматизации и устойчивость акклимирован-ных пожилых людей к умеренному стрессу заметно не нарушается с возрастом. Однако, пожилой возраст является лимитирующим фак­тором для энергичной работы во время жары.

Функции почек. Почки в процессе старения подвергаются изме­нениям в соответствии со сдвигами в системе кровообращения. Вследствие склеротических изменений в сосудах, значительные зоны почек в старости оказываются ишеминизированными, и у 80-летне­го человека от 30 до 40% нефронов склерозированы. У стариков объем гломеруллярной фильтрации, плазменный почечный кровоток, концентрационная способность почек снижаются почти до 50%. На­пример, уменьшение эффективного почечного кровотока после 40 лет выражается следующим образом: эффективный почечный крово­ток =840- 6,44 • число лет; уменьшение клубочковой фильтрации после 40 лет: клубочковая фильтрация =153,2-0,96-число лет. Однако, порог плазменной концентрации глюкозы для экскреции в почках может даже повышаться, так что у пожилых с диабетом глюкозурия может быть недостаточно выражена. Лекарственные вещества, кото­рые у молодых экскретируются с мочой, могут накапливаться в организме стариков из-за недостаточности экскреторной функции почек. Из 185 продуктов метаболизма, определяемых в моче

231

человека, не менее 60 изменяют концентрацию при старении. Мно­гие старики страдают от никтурии (выделение ночью большой части суточного количества мочи), что соотносится с вышеотмеченной недостаточностью концентрационной способности почек.

Уменьшение способности почек концентрировать мочу связано с тем, что склерозирование артерий и сосудов клубочков в корковом слое почек сопровождается усилением кровотока в мозговом слое, в прямых артериолах и образуемой ими сети капилляров. Нарастание кровотока в мозговом веществе почек усиливает вымывание осмо­тически активных веществ из интерстициального пространства моз­гового вещества, снижая реабсорбцию воды и эффективность про-тивоточно-поворотной системы. Уменьшение способности почек задерживать воду в организме компенсируется усиливающейся сек­рецией АДГ гипоталамо-гипофизарной системой. Повышенная сек­реция АДГ связана с возрастающей чувствительностью осморецепто-ров к осмотически активным веществам в крови и тканевой жид­кости у человека после 50 лет. Благодаря указанным компенсатор­ным механизмам, внутрисосудистый и внеклеточный объемы жид­костей организма и их состав у пожилых изменены мало.

Особенности сенсорных систем. Среди пожилых людей около 32% имеют нарушение слуха, не позволяющее им пользоваться телефо­ном, почти 46% — не в состоянии читать, т.к. у них нарушена острота зрения.

Зрение. С возрастом развивается липидная инфильтрация роговой оболочки глаза, вследствие чего, формируются, так называемые, стар­ческие дужки, окаймляющие лимб. Хрусталик глаза с возрастом ста­новится неэластичным, в результате чего, уменьшается аккомодативная возможность глаза и развивается пресбиопия (старческая дальнозор­кость). Эти изменения начинают проявляться обычно с 40-летнего возраста. В сетчатке развиваются новые кровеносные сосуды, их вы­сокая проницаемость приводит к геморрагиям и экссудации. В норме поврежденные клетки сетчатки устраняются пигментными эпителиаль­ными клетками и макрофагам, но с возрастом эти механизмы по­вреждаются и клетки оказываются "неубранными", в результате чего, палочки и колбочки, окруженные ими, в конечном счете, обречены на гибель. Изменения в стекловидном теле вызывают появление в нем небольших светонепроницаемых телец, которые воспринимаются как черные точки, проплывающие в поле зрения. Катаракта, глаукома, ритинопатия связаны с диабетом пожилых или с гипертонической болезнью, и их относят к болезням, сопровождающим процесс старения.

Слух. Ухудшение слуха у пожилых людей связано с уменьшением эластичности барабанной перепонки и базилярной мембраны улитки, а также чувствительности волосковых клеток. Старческая тугоухость (пресбиакузия), нарушение звуковосприятия обусловлены атрофичес-кими и дегенеративными изменениями в кортиевом органе и спи­ральном гангии улитки. У части пожилых это сопровождается ги­перчувствительностью к громкому звуку, шуму. С возрастом звон в ушах и ухудшение слышимости на расстоянии возрастают.

232

Вкус и обоняние. С возрастом число вкусовых луковиц уменьша­ется, одновременно снижается и продукция слюны. Оба эти обсто­ятельства притупляют вкусовые ощущения. Дегенерация обонятель­ных нейронов является причиной нарушения у пожилых людей восприятия запахов.

Наружные покровы. С возрастом проявляются видимые измене­ния кожных покровов. Примерно к 55 годам снижается эластич­ность кожи, уменьшается толшина эпидермиса, гиподермы, подкож­ного жира, что увеличивает ее морщинистость. После 60 лет коли­чество нефункционируюших капилляров и артериол нарастает, саль­ные, потовые железы и волосы подвергаются дистрофии. Кожа ста­новится тоньше и легче травмируется, В результате даже после умеренных травм возникают многочисленные кровоподтеки. У ста­риков нередко проявляются долго незаживающие язвы кожных по­кровов, являющиеся следствием ранимости кожи. Реакция кожи пожилых людей на температурные и механические раздражители снижается, яркость пиломоторного рефлекса и дермографизма умень­шаются. Цвет волос с возрастом меняется, что связывается с недо­статочностью фермента тирозиназы, ответственной за формирование красящего пигмента волос.

Опорно-двигательный аппарат. После 40-45 лет общая масса кос­тей уменьшается, что связано со снижением их матрикса, числа кост­ных перекладин, хотя кальцификация костной ткани изменяется мало. Это явление называется остеопорозом. При остеопорозе уменьшается как плотность длинных костей, так и позвонков, происходит разре­жение губчатых костей. Потеря костной массы значительна: 3% за 10 лет жизни после 40 лет у мужчин и 8% — у женщин. Остеопороз, резко ограничивающий физическую дееспособность, наблюдается у 25% пожилых женшин и у 17% — мужчин. У женщин во время менопаузы потеря эстрогенов ускоряет этот процесс. Трудно определить, когда остеопороз из физиологических изменений переходит в патологичес­кие. Добавляющийся к сказанному недостаток витамина Д может приводить к недостаточной кальцификации скелета — в результате возникает остеомаляция — размягчение костей с деформацией скелета. Оба эти процесса предрасполагают к переломам костей. Хрящи сус­тавов изнашиваются, делаются тонкими, что после 50 лет ведет к росту остеоартритов. Межпозвоночные диски богаты водой, но с воз­растом ее количество уменьшается, межпозвоночные диски истонча­ются. Их истончение и разрастание остеофитов (патологических кост­ных наростов на поверхности кости) тел позвонков приводит к тому, что остеофиты начинают давить на корешки спинномозговых нервов, на спинной мозг, вызывая острые боли — один из симптомов люм­баго, остеохондроза.

Функции нервной системы и психическая деятельность. Изме­нения в нервной системе, возникающие при старении, в противо­положность изменениям в скелетных мышцах, печени и почках,

233

морфологическая инволюция которых при старении проявляется сравнительно быстро, развиваются медленно. Лишь между 60-70 годами начинает уменьшаться вес мозга и его объемы, уменьшается поверхность коры, увеличиваются размеры желудочков, их полости расширяются. В коре плотность нейронов уменьшается с возрастом, хотя одновременно увеличивается количество клеток глии. У чело­века особенно выражено уменьшение числа нейронов в префрон-тальной и темпоральной зонах. Мозжечок теряет с возрастом до 25% клеток Пуркинье, ядра таламуса — до 18%.

Следует подчеркнуть, что указанные изменения не отмечены в гипокампе и стволе мозга, в двигательных нервах. Вес мозга к 80 годам снижается только на 6-7%. Таким образом, изменения числа нейронов в процессе старения выражены в одних ядрах или районах и почти не проявляются в других. Однако, химический состав ряда нейронов с течением времени значительно изменяется, что выража­ется, главным образом, во внутриклеточном накоплении липофусци­на. Это вещество, содержащее до 50% липидов и 30% белков, по­является в ходе жизненного цикла очень рано и начинает аккуму­лироваться не только в нейронах, но и в клетках глии и микро­сосудов. Накопление липофусцина возрастает во время стрессов, при дефицитах витамина Е. Кроме липофусцина, в межклеточном про­странстве у стариков начинают накапливаться амилоидные субстан­ции. Липофусцин и эти субстанции представлены в, так называ­емых, старческих бляшках (это амилоид, окруженный липофусци­ном) в коре мозга, в гиппокампе, в лимбической системе. Их число возрастает последовательно между 30 и 90 годами.

Старение сопровождается также изменением активности и содер­жания в ткани мозга человека энзимов, имеющих отношение к син­тезу и разрушению тирозин-гидроксилазы, ДОФА-декарбоксилазы и декарбоксилазы глютаминовой кислоты в черной субстанции, хвос­татом ядре и скорлупе; холинацетилазы и ацетилхолинестеразы — в коре, стриатуме, гиппокампе и мозжечке, и, следовательно, синтез ацетилхолина в этих структурах уменьшен. Напротив, в среднем мозге увеличивается содержание моноаминоксидазы. Нарушение об­мена нейромедиаторов в ДОФ-аминных нейронах головного мозга влечет за собой снижение ДОФ-амина в базальных ганглиях, хвос­татом ядре и скорлупе, что и вызывает нарушение двигательной активности, болезнь Паркинсона в пожилом возрасте. Уменьшение серотонина и норадреналина, снижение содержания и скорости обмена дофамина в гипоталамусе связывают с развитием психичес­кой депрессии у стариков. Уменьшение же концентрации гомовани-линовой кислоты и ацетилхолина в гипоталамусе имеет место при старческом слабоумии. Важным фактором в развитии старения, при­водящим к возрастным нарушениям гомеостаза, является повышение порога чувствительности гипоталамуса к регулирующим воздействи­ям, что связано со снижением в его тканях числа рецепторов гор­монов (например, стероидных) и нейромедиаторов. Электрическая активность мозга с возрастом медленно и прогрессивно изменяется. Для нее характерно уменьшение часты волн "а". Эти сдвиги у жен-

234

щин проявляются быстрее, чем, у мужчин. Мозговой кровоток от 20 к 60 годам снижается незначительно. Столь же стабильным остается потребление кислорода и глюкозы до преклонного возраста. Однако, в дальнейшем, нарушение функций мозга может быть связано с его недостаточным кровоснабжением.

В процессе старения имеет место постепенное снижение высших психических функций: ощущений, восприятия, внимания, памяти, мышления. Для стариков характерны эмоциональная неустойчивость, снижение умственной работоспособности, повышается порог безус­ловных рефлекторных реакций, условные рефлексы вырабатываются труднее, а угасание их происходит медленнее, чем в молодом воз­расте.

Кратковременная память значительно ослабевает с возрастом и часто оказывается нарушенной у стариков, долговременная же па­мять сохраняется хорошо. Снижение кратковременной памяти может обуславливать уменьшение способности к обучению в пожилом воз­расте. Прогрессивное снижение памяти у некоторых людей отмеча­ется уже между 50-60 годами, что, вероятно, является результатом дегенеративных изменений в нейронах, отложения липофусцина, сенильных бляшек в ткани мозга. При старении снижается способ­ность к концептуальной деятельности, рассудочность. Это снижение интеллектуальных способностей может длительно компенсироваться использованием прошлого опыта. Речь при старении сохраняется относительно хорошо. Иногда церебральные функции могут сни­жаться на короткое время, а затем полностью восстанавливаться. Причина этого — транзиторная ишемия мозга.

Сон. Продолжительность сна уменьшается, в среднем, после 65 лет. Число пробуждений, прерывающих сон, линейно увеличивается с возрастом. У стариков снижается не только потребность в сне, но меняется и его качество: с возрастом прогрессивно снижается бы­страя фаза сна, в то же время дли них характерна дремота днем.

Произвольные движения, поза и равновесие. При старении меха­низмы нервной регуляции произвольных движений, позы и равно­весия нередко оказываются нарушенными. В результате 51% стари­ков значительно ограничены в физических движениях. С возрастом нарушается контроль положения тела в пространстве: движения те­ряют плавность, походка становится медленной и неуверенной, ут­рачивается способность быстро и адекватно корректировать центр тяжести тела при нарушении равновесия. В результате развивающей­ся слабости скелетных мышц, ограниченной подвижности суставов, имеют место частые падения, создающие высокий риск переломов.

С возрастом увеличивается время проявления простых и сложных двигательных реакций, произвольных двигательных ответов. В этом случае нарушенным оказывается центральное звено рефлекса, вклю­чающее структуры головного мозга и обеспечивающие обработку информации и передачу ее от экстрацептивной системы (например, системы зрения) к системе движения. Скорость проведения нервно­го импульса и нервномышечной передачи при старении снижается как за счет снижения скорости передачи сигналов с чувствительных

235

нейронов в нервный центр, так и переключения на эфферентные нейроны. Эти изменения объясняют тем, что при старении на 30-35% уменьшается количество аксонов в спинном мозге, в перифе­рических нервах истончается мякотная оболочка, в них на 10-15% снижается скорость проведения возбуждения. Однако, физически активные пожилые и старики всегда обнаруживают более быстрое время простой и сложной двигательной реакции, чем физически малоактивные и неактивные. Следовательно, биологическое старение некоторых нейромышечных функций может быть отчасти замедленно постоянной физической активностью. Мышечная сила достигает максимума у человека к третьему десятилетию. В это время попере­чное сечение мышц самое большое. Затем при старении отмечается прогрессивное снижение силы в большинстве мышечных групп. Этому предшествует уменьшение мышечной массы, что отражается в снижении в ней общего белка. Физическая тренировка легко пред­отвращает этот процесс, поддерживает мышечную силу.

studfiles.net

Влияние старения на функции физиологических систем

Влияние старения на функции физиологических систем

text_fields

text_fields

arrow_upward

Иммунитет при старении (см. >>>).

Функции крови при старении (см. >>>). 

Функции системы кровообращения (см. >>>).

Система дыхания (см. >>>). 

Функции желудочно-кишечного тракта (см. >>>). 

Эндокринные функции (см. >>>). 

Тепловой обмен (см. >>>).

Функции почек (см. >>>). 

Особенности сенсорных систем (Зрение, Слух, Вкус и обоняние. См. >>>) 

Изменение функции наружные покровов (см. >>>).

Опорно-двигательный аппарат

text_fields

text_fields

arrow_upward

После 40-45 лет общая масса кос­тей уменьшается, что связано со снижением их матрикса, числа кост­ных перекладин, хотя кальцификация костной ткани изменяется мало. Это явление называется остеопорозом. При остеопорозе уменьшается как плотность длинных костей, так и позвонков, происходит разре­жение губчатых костей.

Потеря костной массы значительна: 3% за 10 лет жизни после 40 лет у мужчин и 8% — у женщин. Остеопороз, резко ограничивающий физическую дееспособность, наблюдается у 25% пожилых женшин и у 17% — мужчин.

У женщин во время менопаузы потеря эстрогенов ускоряет этот процесс. Трудно определить, когда остеопороз из физиологических изменений переходит в патологичес­кие. Добавляющийся к сказанному недостаток витамина Д может приводить к недостаточной кальцификации скелета — в результате возникает остеомаляция — размягчение костей с деформацией скелета. Оба эти процесса предрасполагают к переломам костей.

Хрящи сус­тавов изнашиваются, делаются тонкими, что после 50 лет ведет к росту остеоартритов. Межпозвоночные диски богаты водой, но с воз­растом ее количество уменьшается, межпозвоночные диски истонча­ются. Их истончение и разрастание остеофитов (патологических кост­ных наростов на поверхности кости) тел позвонков приводит к тому, что остеофиты начинают давить на корешки спинномозговых нервов, на спинной мозг, вызывая острые боли — один из симптомов люм­баго,  остеохондроза.

Функции нервной системы

text_fields

text_fields

arrow_upward

Изме­нения в нервной системе, возникающие при старении, в противо­положность   изменениям   в   скелетных   мышцах,   печени   и   почках, морфологическая инволюция которых при старении проявляется сравнительно быстро, развиваются медленно. Лишь между 60-70 годами начинает уменьшаться вес мозга и его объемы, уменьшается поверхность коры, увеличиваются размеры желудочков, их полости расширяются. В коре плотность нейронов уменьшается с возрастом, хотя одновременно увеличивается количество клеток глии. У чело­века особенно выражено уменьшение числа нейронов в префрон-тальной и темпоральной зонах. Мозжечок теряет с возрастом до 25%  клеток  Пуркинье,  ядра таламуса — до   18%.

Следует подчеркнуть, что указанные изменения не отмечены в гипокампе и стволе мозга, в двигательных нервах. Вес мозга к 80 годам снижается только на 6-7%. Таким образом, изменения числа нейронов в процессе старения выражены в одних ядрах или районах и почти не проявляются в других. Однако, химический состав ряда нейронов с течением времени значительно изменяется, что выража­ется, главным образом, во внутриклеточном накоплении липофусци­на. Это вещество, содержащее до 50% липидов и 30% белков, по­является в ходе жизненного цикла очень рано и начинает аккуму­лироваться не только в нейронах, но и в клетках глии и микро­сосудов. Накопление липофусцина возрастает во время стрессов, при дефицитах витамина Е. Кроме липофусцина, в межклеточном про­странстве у стариков начинают накапливаться амилоидные субстан­ции. Липофусцин и эти субстанции представлены в, так называ­емых, старческих бляшках (это амилоид, окруженный липофусци­ном) в коре мозга, в гиппокампе, в лимбической системе. Их число возрастает последовательно  между  30  и  90  годами.

Старение сопровождается также изменением активности и содер­жания в ткани мозга человека энзимов, имеющих отношение к син­тезу и разрушению тирозин-гидроксилазы, ДОФА-декарбоксилазы и декарбоксилазы глютаминовой кислоты в черной субстанции, хвос­татом ядре и скорлупе; холинацетилазы и ацетилхолинестеразы — в коре, стриатуме, гиппокампе и мозжечке, и, следовательно, синтез ацетилхолина в этих структурах уменьшен. Напротив, в среднем мозге увеличивается содержание моноаминоксидазы. Нарушение об­мена нейромедиаторов в ДОФ-аминных нейронах головного мозга влечет за собой снижение ДОФ-амина в базальных ганглиях, хвос­татом ядре и скорлупе, что и вызывает нарушение двигательной активности, болезнь Паркинсона в пожилом возрасте. Уменьшение серотонина и норадреналина, снижение содержания и скорости обмена дофамина в гипоталамусе связывают с развитием психичес­кой депрессии у стариков. Уменьшение же концентрации гомовани-линовой кислоты и ацетилхолина в гипоталамусе имеет место при старческом слабоумии. Важным фактором в развитии старения, при­водящим к возрастным нарушениям гомеостаза, является повышение порога чувствительности гипоталамуса к регулирующим воздействи­ям, что связано со снижением в его тканях числа рецепторов гор­монов (например, стероидных) и нейромедиаторов. Электрическая активность мозга с возрастом медленно и прогрессивно изменяется. Для нее характерно уменьшение часты волн «а». Эти сдвиги у женщин проявляются быстрее, чем, у мужчин. Мозговой кровоток от 20 к 60 годам снижается незначительно. Столь же стабильным остается потребление кислорода и глюкозы до преклонного возраста. Однако, в дальнейшем, нарушение функций мозга может быть связано с его недостаточным кровоснабжением.

Психическая деятельность

text_fields

text_fields

arrow_upward

В процессе старения имеет место постепенное снижение высших психических функций: ощущений, восприятия, внимания, памяти, мышления. Для стариков характерны эмоциональная неустойчивость, снижение умственной работоспособности, повышается порог безус­ловных рефлекторных реакций, условные рефлексы вырабатываются труднее, а угасание их происходит медленнее, чем в молодом воз­расте.

Кратковременная память значительно ослабевает с возрастом и часто оказывается нарушенной у стариков, долговременная же па­мять сохраняется хорошо. Снижение кратковременной памяти может обуславливать уменьшение способности к обучению в пожилом воз­расте. Прогрессивное снижение памяти у некоторых людей отмеча­ется уже между 50-60 годами, что, вероятно, является результатом дегенеративных изменений в нейронах, отложения липофусцина, сенильных бляшек в ткани мозга. При старении снижается способ­ность к концептуальной деятельности, рассудочность. Это снижение интеллектуальных способностей может длительно компенсироваться использованием прошлого опыта. Речь при старении сохраняется относительно хорошо. Иногда церебральные функции могут сни­жаться на короткое время, а затем полностью восстанавливаться. Причина  этого  — транзиторная  ишемия  мозга.

Сон

text_fields

text_fields

arrow_upward

Продолжительность сна уменьшается, в среднем, после 65 лет. Число пробуждений, прерывающих сон, линейно увеличивается с возрастом. У стариков снижается не только потребность в сне, но меняется и его качество: с возрастом прогрессивно снижается бы­страя  фаза сна,  в то же  время дли них характерна дремота днем.

Произвольные движения, поза и равновесие

text_fields

text_fields

arrow_upward

При старении меха­низмы нервной регуляции произвольных движений, позы и равно­весия нередко оказываются нарушенными. В результате 51% стари­ков значительно ограничены в физических движениях. С возрастом нарушается контроль положения тела в пространстве: движения те­ряют плавность, походка становится медленной и неуверенной, ут­рачивается способность быстро и адекватно корректировать центр тяжести тела при нарушении равновесия. В результате развивающей­ся слабости скелетных мышц, ограниченной подвижности суставов, имеют  место частые  падения, создающие высокий риск переломов.

С возрастом увеличивается время проявления простых и сложных двигательных реакций, произвольных двигательных ответов. В этом случае нарушенным оказывается центральное звено рефлекса, вклю­чающее структуры головного мозга и обеспечивающие обработку информации и передачу ее от экстрацептивной системы (например, системы зрения) к системе движения. Скорость проведения нервно­го импульса и нервномышечной передачи при старении снижается как за счет снижения скорости передачи сигналов с чувствительныхнейронов в нервный центр, так и переключения на эфферентные нейроны. Эти изменения объясняют тем, что при старении на 30-35% уменьшается количество аксонов в спинном мозге, в перифе­рических нервах истончается мякотная оболочка, в них на 10-15% снижается скорость проведения возбуждения. Однако, физически активные пожилые и старики всегда обнаруживают более быстрое время простой и сложной двигательной реакции, чем физически малоактивные и неактивные. Следовательно, биологическое старение некоторых нейромышечных функций может быть отчасти замедленно постоянной физической активностью. Мышечная сила достигает максимума у человека к третьему десятилетию. В это время попере­чное сечение мышц самое большое. Затем при старении отмечается прогрессивное снижение силы в большинстве мышечных групп. Этому предшествует уменьшение мышечной массы, что отражается в снижении в ней общего белка. Физическая тренировка легко пред­отвращает этот процесс,  поддерживает  мышечную силу.

Читайте также:

doctor-v.ru

Иммунная система и старение - MoiKompas.ru

Известно, что с возрастом учащаются случаи различных инфекционных заболеваний, аутоиммунных процессов и опухолей. Возможно, это частично обусловлено возрастными дефектами иммунной системы. Связь столь широкого круга связанных с возрастом патологических процессов с дефектами иммунной системы привела к появлению предположения, что старение иммунной системы может ограничивать продолжительность жизни. Однако, несмотря на то, что выполнено множество экспериментальных и клинических исследований, свидетельствующих о возрастном истощении иммунной системы, имеющихся данных все же недостаточно для объяснения всех проявлений старения. Множество клеточных и гуморальных компонентов, вовлекаемых в иммунные реакции, и большое число модулирующих неиммунных факторов, которые также могут изменяться в старости, не позволяют и сегодня нарисовать исчерпывающую картину иммуностарения.

Иммунная и гемопоэтическая системы тесно связаны, поскольку имеют единое происхождение от общих полипотентных стволовых клеток. Обе играют ключевую роль в защите организма, предупреждении развития опухолей и возникновении ответа на инфекционные агенты. Однако оказывается, что с возрастом основной гемопоэз у животных и у человека или не изменяется, или изменяется минимально. Резервные возможности могут сужаться, что приводит к снижению способности реагировать на стрессорное воздействие. Периферические лимфоидные органы, такие как селезенка и лимфатические узлы, с возрастом не претерпевают закономерных изменений в размерах. Возраст не вызывает каких-либо поражений костного мозга. Продукция стволовых клеток, как правило, хорошо сохранена в старом возрасте, хотя и имеются данные о слабых изменениях скорости их деления. Считается, что инволюция тимуса, начинающаяся при половом созревании, является главным возрастным изменением иммунной системы. Такая инволюция состоит в прогрессивной потере клеточности с истощением лимфоидного пула клеток в зонах коры и кистозными изменениями эпителиальных клеток. Они являются источником различных пептидов, вовлекаемых в дифференцирующиеся лимфоидные клетки (Т-клетки) из более молодых лимфоидных клеток. Выход дифференцированных Т-клеток снижается с увеличением возраста. Прогрессивно снижаются синтез и секреция полипептидных гормонов тимуса, таких как тимозин, тимопоэтин и тимулин. Считается установленным, что снижение эндокринной активности тимуса играет ключевую роль в возрастных дисфункциях иммунной системы, поскольку заместительная терапия введением гормонов способна восстановить различные иммунные функции в старости. Обмен цинка, который играет существенную роль в иммунокомпетенции. в старости снижается, тогда как добавки цинка могут восстановить иммунные функции.

Зрелые Т-клетки, В-клетки костного мозга и естественные клетки-киллеры (NК-клетки) могут быть определены в крови и лимфоидных органах с помощью специфических моноклональных антител. У человека с помощью этого метода не выявлено существенных изменений соотношения различных субпопуляций лимфоцитов. Однако обнаружены серьезные изменения функционирования Т-лимфоцитов. В то время как общее количество Т-клеток в периферической крови в старости заметно не изменяется, наблюдаются четкие различия в относительном количестве подтипов Т-клеток. Количество незрелых предшественников Т-лимфоцитов увеличивается с возрастом, так же как и процент частично активированных Т-лимфоцитов, несущих маркеры незрелых клеток. Имеет место относительное увеличение цитотоксических супрессорных Т-клеток и уменьшение количества хелперов/индукторов. Функциональные дефекты клеточно-опосредованного иммунитета коррелируют с уменьшением популяции хелперов/индукторов. Клетки, полученные от старых людей или лабораторных животных, менее способны к ответу на аллогенные лимфоциты, фитогемагглютинин, конканавалин А и растворимый антиген. Лимфоциты от более старых мышей обладают меньшей способностью вызывать реакции отторжения, чем те, которые получены от более молодых особей тех же инбредных линий. Половина здоровых людей в возрасте старше 50 лет страдают кожной гиперчувствительностью. Уменьшение количества хелперов/индукторов Т-клеток и функций клеточного иммунитета сопровождается ростом количества антител и аутоиммунных реакций.

Труднее выявить возрастные изменения гуморального иммунитета (функция В-клеток). Исследования влияния возраста на продукцию антител дают противоречивые результаты, возможно, из-за широкой вариабельности этих показателей, характерной для стареющих индивидуумов. Однако твердо установлено, что старение значимо ассоциируется с присутствием различных антител, особенно антител против ядерных антигенов. Получены также доказательства, что старение влияет на скорость продукции антител активированными В-клетками. Схема иммунного ответа в норме: Что касается функциональных изменений, то их нарушения отмечены на различных уровнях. Во-первых, способность к пролиферации Т-клеток старых индивидуумов, как правило, снижена, вне зависимости от стимуляции (антигенами, митогенами), и дефект касается как снижения числа клеток, отвечающих на стимуляцию, так и преждевременного истощения мощности клона отвечающих клеток. Подавляется ответ на многие интерлейкины, которые физиологически опосредуют модуляцию пролиферативной реакции. Этот феномен был зарегистрирован не только в отношении Т-клеток, но также и для NК-клеток, которые менее чувствительны в старом возрасте к действию интерлейкина-2 или интерферона. В отношении вспомогательных клеток (фагоцитов, макрофагов) известно, что их количество и функция не изменяются с возрастом, а при определенных обстоятельствах оказывается, что их активность усиливается.

Важным достижением в изучении механизмов иммуностарения стало установление роли в его развитии возрастных изменений в нервной и эндокринной системах. Связь между нервной и иммунной системами опосредуется гормонами и нейромедиаторами, которые достигают лимфоидных органов и клеток через кровь или прямые связи с вегетативной нервной системой. Нейроэндокринноиммунные взаимодействия осуществляются циркуляцией гуморальных факторов эпифизарно-гипоталамо-гипофизарной системы либо непосредственно нейропептидами и гормонами либо опосредованно через действие компонентов этой системы на секрецию гормонов периферических эндокринных желез, которые также обладают иммуномодулирующей активностью. В экспериментах было продемонстрировано, что воздействие на старых животных гормонами щитовидной железы, гормоном роста и аналогами гормона, высвобождающего ЛГ, способно индуцировать реактивацию эндокринной функции тимуса восстанавливать различные связанные с возрастом периферические иммунодефициты, такие как функциональная неполноценность Т-клеток, цитотоксичность NК-клеток.

По-видимому, нейроэндокринная система действует не только как модулятор иммунной системы, но также как мишень для сигналов, генерируемых в иммунной системе. Примерами подобных взаимодействий являются изменения нейроэндокринного баланса, которые могут быть индуцированы или удалением соответствующих лимфоидных органов (например, тимуса), или нарушением функции иммунной системы в результате реагирования на иммуногенные или толерогенные дозы антигена. Кроме того, зрелые лимфоидные клетки, стимулируемые антигеном, продуцируют гуморальные факторы, сходные (если не идентичные) с классическими гормонами и нейромедиаторами (такими как АКТГ, ТТГ, гормон роста, пролактин, гамма-адреналины). Эти реципрокные связи между нейроэндокринной и иммунной системами имеют место в течение всей жизни, но приобретают особое значение в период старения. Нейроэндокринная система:

В последние годы было установлено, что некоторые иммуномодуляторы, в частности, пептидные препараты тимуса могут восстанавливать компетентность иммунных клеток в старом организме и увеличивать продолжительность жизни животных.

moikompas.ru

Старение системы крови

Система крови — одна из физиологических систем организма.

Функция этой системы весьма сложна и разнообразна.

Она вместе с лимфой и межтканевой жидкостью составляет внутреннюю среду организма, обеспечивая нормальную деятельность клеток, тканей, органов и организма в целом.

Общие свойства крови

Количество крови с возрастом заметным изменениям не подвергается. Имеются лишь указания о некотором уменьшении объема крови с возрастом (Binet, Bourliere, 1960).

Вязкость крови.

Отклонение величин вязкости крови у лиц пожилого и старческого возраста не выходит за пределы нормы (Кипшидзе и др., 1963).

Осмотическая стойкость эритроцитов.

Отмечается некоторое увеличение осмотической стойкости эритроцитов пожилых людей к гипертоническим растворам, а также к сапонину. Увеличение осмотической резистентности эритроцитов крови, а также бедность крови незрелыми формами эритроцитов — ретикулоцитами являются показателями снижения функции красного костного мозга (Яковлева, Дубовицкая, 1967; Михайлова-Лукашева, 1968).

Скорость оседания эритроцитов (СОЭ).

У лиц пожилого и старческого возраста СОЭ несколько повышается (Барченко, Генис, 1960; Чакина, 1970). По данным Чакиной (1970), скорость оседания эритроцитов (мм/ч) с возрастом изменяется следующим образом - см. таблицу ниже.

Возрастные изменения СОЭ По другим данным (Тыныбеков, Сыдыгалиев, 1972), скорость оседания эритроцитов до глубокой старости мало меняется.

Продолжительность кровотечения, определяемая способом Дюке, у здоровых людей всех возрастов колеблется в пределах 2—4 мин (Тур, 1960).

Химический состав крови

У человека химический состав крови отличается значительным постоянством и мало меняется с возрастом. Наибольшие отклонения, если за норму принять содержание белков в крови взрослых лиц, можно отметить в период новорожденности и в старческом возрасте.

Белки

У лиц пожилого и старческого возраста (70—108 лет) уменьшается содержание альбуминов и повышается уровень всех глобулинов, особенно в- и у-фракций. Возникновение диспротеинемии объясняется нарушением обмена веществ, а также атеросклеротических изменений в этот период жизни (Кипшидзе и др., 1963; Чакина, 1964; Shinochara, Sugiyama, 1972). Все авторы, изучавшие белки крови, единодушны в том отношении, что у лиц пожилого и старческого возраста имеет место гипоальбуминемия и гиперглобулинемия.

Гиперглобулинемия обусловлена повышенным содержанием в крови в-глобулинов. Что же касается а1-, а2- и у-глобулинов, то статически достоверных изменений не наблюдалось. С-реактивный белок во всех случаях был отрицательным. Как отмечает Щерба (1963), гиперглобулинемия наступает за счет а2- и у-фракций.

С увеличением крупнодисперсных белков связывается наличие увеличенной СОЭ у стариков (Щерба, 1963; Кипшидзе и др., 1963). Показано, что у пожилых людей увеличены главным образом а2-глобулины, а у старых — у-глобулины (Чакина, 1970).

Вследствие изменения соотношения белковых фракций крови изменяется альбумин-глобулиновый коэффициент, который у лиц 61—100 лет составляет примерно 0.73 (Одушко и др., 1964). Данные Коркушко и сотр. (1966) также подтверждают наличие сдвига в крови белков в сторону грубодисперсных фракций и указывают на то, что белки крови становятся более инертными и ареактивными.

Интерес представляет то обстоятельство, что выявлена определенная взаимосвязь между изменениями белкового состава крови и витаминным обменом. Авторы считают, что сложившийся белковый профиль у стариков приводит к витаминной недостаточности, что в свою очередь определенным образом влияет на биосинтез белка.

Неорганические ионы и микроэлементы

Натрий и калий.

Содержание ионов Na+ и К+ в крови у практически здоровых людей существенным возрастным колебаниям не подвержено. Вместе с тем у пожилых и старых людей при сохранении постоянного уровня ионов К+ в крови снижается их выведение с мочой.

Подобное состояние, когда постоянство концентрации ионов К+ в крови поддерживается за счет снижения их экскреции, можно оценить как признак дефицита ионов К+ при старении (Миронова, 1970). Иные данные приводит Купраш (1968), обследовавшая 60—75-летних людей и сопоставившая полученные данные с показателями лиц 18—30 лет.

Результаты ее исследования показали, что у лиц пожилого возраста было снижено содержание ионов К+ в эритроцитах (75.9 ± 1.7 ммоль/л у молодых и 64.3 ± 2 ммоль/л у пожилых, р < 0.05) и плазме крови (4.2 ± 0.1 ммоль/л у молодых и 3.9 ± 0.08 ммоль/л у пожилых, р < 0.05) Содержание ионов Na+ в эритроцитах с возрастом несколько повышалось (29.4 ± 1.6 ммоль/л у молодых и 33.8 ± 1.9 ммоль/л у пожилых, р < 0.05).

Содержание ионов Na+ в плазме крови с возрастом существенно не изменялось (120.5 ± 3.1 ммоль/л у молодых и 121.1 ± 3.4 ммоль/л у пожилых, р < 0.05). У больных атеросклерозом 50—59 лет понижается выведение ионов К+ с мочой, но с той разницей, что одновременно снижается их концентрация и в плазме. В эритроцитах же концентрация ионов К+ повышается.

Одновременно повышается концентрация ионов Na+ в плазме за счет снижения их экскреции (Миронова, 1970). Автор связывает наблюдаемое явление с изменением в первую очередь минералкортикоидной функции надпочечников. Имеется указание, что одновременно со снижением экскреции с мочой ионов К+ и Na+ снижается содержание ионов К+ в крови. Коэффициент же внеклеточного и внутриклеточного градиентов калия и натрия не изменяется (Кушенов, 1972).

Магний.

В 60—70 лет наблюдается повышение содержания магния в плазме венозной крови. Между тем концентрация ионов Mg2+ в эритроцитах как венозной, так и артериальной крови в возрасте 60—80 лет остается стабильной.

Имеются данные о снижении поступления ионов Mg2+ в ткани. Гипермагнеземия, наблюдаемая у пожилых людей, объясняется снижением проницаемости гистогемотического барьера для ионов Mg2+ (Калинина, 1965).

Железо.

У лиц в возрасте 70 лет и старше содержание негемоглобинного железа в сыворотке крови снижается. Предполагается, что снижение его концентрации обусловлено замедленным всасыванием в желудочно-кишечном тракте, свойственным этому возрасту.

Прямой зависимости между содержанием негемоглобинного железа в сыворотке крови и гемоглобином, а также концентрацией билирубина в моче не обнаружено. Снижено, в особенности у мужчин, количество свободного, связанного и общего трансферрина (табл. 23), что приводит к нарушению транспорта железа и задержке его в тканях.

Таблица 23. Изменение содержания трансферрина у лиц старше 70 лет (х±т в г/л) Снижением железосвязывающей способности крови, по-видимому, в конечном итоге в значительной мере объясняется дефицит железа в указанных выше возрастных группах (Щерба, 1963; Чакина, 1965, 1967; Tammaro et al., 1972).

Кобальт, никель, цинк, медь.

Начиная с 50 лет содержание кобальта, цинка и никеля в крови падает. Заметное снижение концентрации никеля происходит в 50—60 лет. Снижается также концентрация меди. Концентрация цинка с возрастом повышается и достигает максимума в 61—74 года (табл. 24). По данным же Калининой (1965), у лиц 60—80 лет наблюдается эритроцитарная артериальная и венозная гиперкупринемия.

Таблица 24. Концентрация микроэлементов в крови людей разного возраста, х±т в мкмоль/л (Коробенкова, 1966; с изменениями)

* В скобках указано число обследованных.

Хлор.

Содержание ионов С1- в эритроцитах составляет 69.8 ± 2.1 ммоль/л у молодых и 86.7 ± 2.3 ммоль/л у пожилых (р < 0.05). Содержание ионов С1- в плазме крови с возрастом существенно но меняется (104.0 ± 3.3 ммоль/л у молодых и 107.0 ± 4.1 ммоль/л у пожилых, р > 0.05).

Н.И. Аринчин, И.А. Аршавский, Г.Д. Бердышев, Н.С. Верхратский, В.М. Дильман, А.И. Зотин, Н.Б. Маньковский, В.Н. Никитин, Б.В. Пугач, В.В. Фролькис, Д.Ф. Чеботарев, Н.М. Эмануэль

medbe.ru

3. Иммунитет при старении.

 

В стареющем организме нередко имеет место

1) явление иммунодефицита,

2) снижение активности клеточных и гуморальных факторов

иммунитета.

3) снижение абсолютного числа лимфоцитов, Т-хелперов, но

сохраняется обычное количество В-лимфоцитов,

4) цитотоксический эффект снижен,

5) уровни иммуноглобулинов G, А у пожилых людей составляют лишь

60% от уровня, характерного для молодых.

6) снижение выработки антител, что понижает устойчивость пожилых к инфекциям.

У мужчин и женщин старше 60 лет в крови выявляются аутоантитела — антинуклеарный фактор — у 15-15% обследованных, антитела к париетальным клеткам желудка — у 16-21%. У здоровых же лиц младше 20 лет аутоантитела против собственных тканей вообще выявляются крайне редко. Допускается, что появление этих антител является следствием перенесенных заболеваний.

Таким образом, возрастные иммунные проблемы следующие:

- Повышенный риск инфекции;  - Сниженная сопротивляемость болезням;  - Замедленная регенерация и заживление;  - Аутоиммунные болезни;  - Злокачественные опухоли.

Для поддержания здоровья в пожилом возрасте рекомендуют физическую активность, рациональную диету, отказ от курения и алкоголя.

4. Спирограмма.

АНАЛИЗ СПИРОГРАММЫ.

Клинико-физиологические возможности спирографии.

         Система легочного дыхания организма, обеспечивающая артериализацию крови в легких. Осуществляют ее благодаря строгой согласованности между собой трех процессов:

   1) вентиляции альвеол, обеспечивающей постоянство состава альвеолярного воздуха.

  2)непрерывного кровотока через капилляры легкого и распределения крови в строгом соответствии с интенсивностью вентиляции отдельных ее участков.

   3) диффузия биологических газов через мембрану с необходимой скоростью.

         Совершенно обоснованно для оценки вентиляции используется комплекс показателей, прямо характеризующих важнейшие анатомофизиологические свойства аппарата вентиляции: эластичность легких и грудной клетки, бронхиальную проводимость и энергетические резервы дыхательных мышц. Такими показателями являются ЖЕЛ, объем форсированного воздуха за 1 сек. (ОФВ), МВЛ, регистрируемые спирографически.

ЖЕЛ- максимальная амплитуда дыхательных движений зависит от эластических свойств легких и грудной клетки, двух эластических образований, взаимодействующих между собой.По величине ЖЕЛ судят преимущественно об эластических свойствах аппарата вентиляции. Для оценки же другого вида нарушений механики дыхания, ухудшение бронхиальной проводимости, используется проба с форсированным выдохом. Если произошло сужение бронхиального дерева (спазм, отек слизистой и т. д.), то при выдохе воздушный поток встречает повышенное бронхиальное сопротивление. Эти нарушения удается четко выявить при форсированном выдохе.

МОД -Минутный объем дыхания.

в условиях основного обмена составляет 4-в стандартных условиях

Резервные объемы вдоха и выдоха (РОвд., РОвыд.). Резервный объем вдоха в норме составляет сидя 50 (35-65)% ЖЕЛ, лежа 65 (50-82)%, резервный объем выдоха сидя 30 (10-50), лежа 15 (5-25)% ЖЕЛ.

         Объем форсированного воздуха за 1 сек (ОФВ I). Скорость форсированного выдоха находится в тесной взаимосвязи от объема легких. Поэтому ограничить ее оценку абсолютными значениями нельзя. Широко принят относительный ОФВ I к объему жизненной емкости легких и выражается в процентах.

                           

На большой скорости

1 мин = 

1 сек = ; h = 200 мл

ЧДД (к-во в )

ДО МОД=ЧДД х ДО

ЖЕЛ

РО вд.

РОвыд.

ФОВ1

МОС25

МОС50

МОС75 ПОС

Проба Тиффно

ФОВ – форсированный V выдоха за 1 сек.

МОС – max объемная скорость

МОС25 – max объемная скорость – 25% от форсированной ЖЕЛ.

(1сек)   ФО

1. Объем форсированного выдоха за одну секунду (ОФВ1, или FEV1 forced expiratory volume after 1 second) — количество воздуха, удаленного из легких за первую секунду выдоха. Этот показатель уменьшается как при обструкции дыхательных путей (за счет увеличения бронхиального сопротивления), так и при рестриктивных нарушениях (за счет уменьшения всех легочных объемов).

2. Индекс Тиффно (ОФВ1/ФЖЕЛ, %) — отношение объема форсированного выдоха за первую секунду (ОФВ1, или FEV1) к форсированной жизненной емкости легких (ФЖЕЛ, или FVC). Это основной показатель экспираторного маневра с форсированным выдохом. Он существенно уменьшается при обструктивном синдроме, поскольку замедление выдоха, обусловленное бронхиальной обструкцией, сопровождается уменьшением объема форсированного выдоха за 1 с (ОФВ1, или FEV1) при отсутствии или незначительном уменьшении всей ФЖЕЛ (FVC). При рестриктивных расстройствах индекс Тиффно практически не изменяется, так как ОФВ1 (FEV1) и ФЖЕЛ (FVC) уменьшаются пропорционально.

3. Максимальная объемная скорость выдоха на уровне 25%, 50% и 75% форсированной жизненной емкости легких (МОС25%, МОС50%, МОС75%, или MEF25, MEF50, MEF75 — maximal expiratory flow at 25%, 50%, 75% of FVC). Эти показатели рассчитывают путем деления соответствующих объемов (в литрах) форсированного выдоха (на уровне 25%, 50% и 75% от общей ФЖЕЛ) на время достижения этих объемов при форсированном выдохе (в секундах).

4. Средняя объемная скорость выдоха на уровне 25–75% от ФЖЕЛ (СОС25–75%, или FEF25–75). Этот показатель в меньшей степени зависит от произвольного усилия пациента и более объективно отражает проходимость бронхов.

5. Пиковая объемная скорость выдоха (ПОСвыд, или PEF — peac expiratory flow) — максимальная объемная скорость форсированного выдоха.

На основании результатов спирографического исследования рассчитывают также: 1) число дыхательных движений при спокойном дыхании (ЧДД, или BF — breathing freguency) и 2) минутный объем дыхания (МОД, или MV — minute volume) — величину общей вентиляции легких в минуту при спокойном дыхании.

Билет № 28.

studfiles.net

Как связан иммунитет и старение, возрастной иммунодефицит

 

При старeнии у чeлoвeка и живoтных пoявляются различныe нарушeния иммунных прoцeссoв. У мoлoдых мышeй инбрeднoй кoрoткoживущeй линии NZB ужe в мoлoдoм вoзрастe вoзникаeт гeмoлитичeская анeмия, пoявляются патoлoгичeскиe измeнeния иммунoлoгичeскoй прирoды в пoчках и сeрдцe, снижаeтся кoличeствo ствoлoвых клeтoк в кoстнoм мoзгe и интeнсивнoсть миграции крoвeтвoрных ствoлoвых клeтoк.

У старых мышeй oтмeчаeтся высoкая частoта рака, артритoв, амилoидoза, гиалинoз крoвeнoсных сoсудoв, высoкая частoта инфeкций, вызываeмая вoзбудитeлями с низкoй вирулeнтнoстью, иммунoдeфицитoв, прoисхoдят дeгeнeративныe измeнeния в лимфoидных oрганах (расширeниe капсул и трабeкул, разрастаниe сoeдинитeльнoтканных вoлoкoн). Слабый иммунитет и старение имеют прямую связь.

Спoсoбнoсть клeтoк сeлeзeнки прoдуцирoвать антитeла у 29-мeсячных мышeй сoставляeт лишь 10% этoй спoсoбнoсти 8-мeсячных мышeй. У людeй старшe 50 лeт снижаются титры антитeл в сывoрoткe крoви при иммунизации гриппoзнoй вакцинoй и стoлбнячным анатoксинoм иммунитет при старении снижается. 

Наибoлee пoстoянным пoказатeлeм измeнeния иммунoлoгичeскoй рeактивнoсти с вoзрастoм являeтся увeличeниe сoдeржания аутoантитeл, в тoм числe и прoтивoядeрных. Аутoантитeла oбнаруживаются в низких титрах у 50% здoрoвых лиц пoжилoгo вoзраста, oсoбeннo частo у жeнщин. С вoзрастoм у людeй увeличиваeтся сoдeржаниe иммунoглoбулинoв в сывoрoткe крoви, пoвышаeтся IgG, IgA и снижаeтся IgM, появляется возрастной иммунодефицит.

 

Смeртнoсть людeй с высoкими титрами аутoантитeл в сывoрoткe крoви вышe, чeм у лиц, нe имeющих аутoантитeл. У них чащe встрeчаются сoсудистыe забoлeвания (у мужчин) и рак. При аутоиммунных заболеваниях чащe oбнаруживаeтся амилoидoз.

Пoявлeниe аутoантитeл в тканях на фoнe старения вoзмoжнo как рeзультат измeнeния химичeскoй структуры макрoмoлeкул, вслeдствиe гeнeтичeских oшибoк и мутаций и вслeдствиe пoявлeния «запрeщeнных клoнoв», oсущeствляющих рeакции прoтив сoбствeнных тканeй.

При старeнии дeсятикратнo снижаeтся прoлифeративная активнoсть Т- и В-клeтoк.

В вoзрастнoм дисбалансe иммунитета наибoльшee значeниe имeeт инвoлюция тимуса и снижeниe урoвня тимусных гoрмoнoв. Измeнeния касаются главным oбразoм функции активных Т-клeтoк и в oсoбeннoсти их иммунoрeгулятoрных свoйств. При старeнии пoвышаeтся такжe микрoвязкoсть мeмбранных бeлкoв лимфoцитoв в связи с увeличeниeм мoлярнoгo сooтнoшeния хoлeстeрина. Прoцeсс старeния квалифицируют как сбалансирoванный Т-иммунoдeфицит.

Числo В-клeтoк у мышeй при старении нe измeняeтся, нo числo Т-лимфoцитoв снижаeтся на 30-40% пo сравнeнию с мoлoдыми взрoслыми живoтными.

 

Как связано старение с иммунитетом

Старeниe – этo рeзультат пoтeри тoлeрантнoсти к сoбствeнным структурам и пoявлeния клoнoв иммунoкoмпeтeнтных клeтoк, спoсoбных рeагирoвать прoтив сoбствeнных тканeй.

Фагoцитарная активнoсть макрoфагoв при старeнии с вoзрастoм нe oслабляeтся. Наoбoрoт, дажe вoзрастаeт сoдeржаниe нeкoтoрых лизoсoмальных фeрмeнтoв. Oднакo снижаeтся спoсoбнoсть макрoфагoв рeакгирoвать на малыe дoзы антигeна. 

Пo данным ряда наблюдeний тeмп старeния снижаeтся, а прoдoлжитeльнoсть жизни нeкoтoрых видoв живoтных увeличиваeтся при сoдeржании их при бoлee низкoй тeмпeратурe. Пoскoльку в этих услoвиях снижeниe тeмпeратуры вeдeт к пoнижeнию рeакций, мoжнo дoпустить, чтo эффeкт являeтся слeдствиeм снижeния аутoиммунных рeакций. Этo мoжeт быть связанo такжe и с усилeниeм мeтабoличeских прoцeссoв.

Нарушeния иммуннoй систeмы наступают пoзжe у живoтных, пoлучавших в мoлoдoм вoзрастe oграничeннoe кoличeствo калoрий с пищeй.

Таким oбразoм, у чeлoвeка иммунная систeма вoвлeчeна в прoцeссы старeния, хoтя нeльзя считать рeшeнным, имeeт ли этo этиoлoгичeскoe или тoлькo патoгeнeтичeскoe значeниe. Вoзмoжнo, чтo всe эти прoцeссы нарушeния иммунoлoгичeскoй рeактивнoсти в пoжилoм вoзрастe нoсят втoричный характeр. Мнoгиe бoлeзни пoжилoгo вoзраста имeют иммунoлoгичeскую прирoду, oднакo их зависимoсть oт вoзраста нe дoказана. Тeм нe мeнee яснo, чтo цeлeнаправлeнными вoздeйствиями на укрепление иммунитета мoжнo затoрмoзить процессы старения.

Причины старения, профессор Чижов А. Я. 

Трансфер Фактор купить, и получить консультацию, вы можете на нашем сайте, либо связавшись с нашими консультантами по т. +7 (495) 544 80 59

 

www.4lifemarket.ru

1.2. Возрастные функциональные изменения

1.2.1. Влияние старения на функции физиологических систем

Опорно-двигательный аппарат.

После 40-45 лет общая масса костей уменьшается, что связано со снижением их матрикса, числа костных перекладин, хотя кальцификация костной ткани изменяется мало. Это явление называется остеопорозом. При остеопорозе уменьшается как плотность длинных костей, так и позвонков, происходит разрежение губчатых костей. Потеря костной массы значительна: 3% за 10 лет жизни после 40 лет у мужчин и 8% — у женщин. Остеопороз, резко ограничивающий физическую дееспособность, наблюдается у 25% пожилых женщин и у 17% — мужчин [20]. Хрящи суставов изнашиваются, делаются тонкими, что после 50 лет ведет к росту остеоартритов. Межпозвоночные диски богаты водой, но с возрастом ее количество уменьшается, межпозвоночные диски истончаются. Их истончение и разрастание остеофитов (патологических костных наростов на поверхности кости) тел позвонков приводит к тому, что остеофиты начинают давить на корешки спинномозговых нервов, на спинной мозг, вызывая острые боли —один из симптомов люмбаго, остеохондроза.

Иммунитет при старении. В стареющем организме нередко имеет место: 1) явление иммунодефицита, 2) снижение активности клеточных и гуморальных факторов иммунитета, 3) снижение абсолютного числа лимфоцитов, Т-хелперов, но сохраняется обычное количество В-лимфоцитов, 4) цитотоксический эффект снижен, 5) уровни иммуноглобулинов G, А у пожилых людей составляют лишь 60% от уровня, характерного для молодых, 6) снижение выработки антител, что понижает устойчивость пожилых к инфекциям [11].

Функции крови при старении. С возрастом снижается количество ядросодержащих клеток в костном мозге и в нем увеличивается объем, занимаемый жировыми клетками. Так, у людей, в возрасте до 65 лет около половины костного мозга занято жировой тканью, а позднее уже 2/3 его замещаются жиром. Вероятно, эти потери гемопоэтических клеток усиливают остеопороз. Снижение кислородной емкости крови ставят в причинную связь с возрастным снижением основного обмена, с часто обнаруживаемым у пожилых дефицитом железа, фолиевой кислоты и витамина В12. Так, почти у 30% пожилых людей в сыворотке крови снижено содержание витамина В12. Это объясняется уменьшением всасывания его в связи с атрофическим гастритом, выявляемым у 81% лиц старше 60 лет [11].

У лиц пожилого возраста проявляются выраженные сдвиги в структуре и регуляторных механизмах гемостаза. После 40 лет происходит сдвиг баланса гемостаза в сторону увеличения прокоагулянтной активности крови и увеличение интенсивности внутрисосудистого тромбообразования. Об этом свидетельствует повышение концентрации продуктов распада фибрина, фибриногена, активности фактора XIII, повышение толерантности плазмы к гепарину. В ответ на эту перестройку в системе прокоагулянтного гемостаза активируется антикоагулянтное звено — фибринолиз. Однако, нарастание фибринолитической активности крови отстает от роста ее прокоагулянтной активности. В результате, коагулянтные свойства крови при старении повышаются. Этому способствует также более выраженное у пожилых, по сравнению с молодыми, повышение активности прокоагулянтного звена в ответ на активацию симпато-адреналовой системы при стрессе (действие катехоламинов) на фонемало меняющейся фибринолитической активности. Сказанное делает понятным резкое увеличение с возрастом риска тромбозов и эмболии [40].

Функции системы кровообращения. После 25 лет максимальное потребление кислорода организмом постоянно уменьшается и к 55 годам оно уже почти на 27% ниже величин, отмеченных у 20-летних. Вместе с тем, физически активные люди сохраняют относительно высокое максимальное потребление кислорода во всех возрастных группах. Отсюда следует, что уровень максимального потребления кислорода больше отражает уровень физической активности, чем хронологию возраста. У людей ведущих малоподвижный образ жизни темп его снижения оказывается вдвое быстрее. Указанное снижение аэробных способностей организма при старении находит объяснение в изменениях функции сердечно-сосудистой системы, в частности, в уменьшении с возрастом максимальной частоты сердечных сокращений у мужчин и женщин. Эти отношения могут быть выражены следующим образом [11].

Максимальное число сердечных сокращений = 220 - возраст (к-во лет). Как следствие снижения максимального числа сердечных сокращений минутный объем и сердечный индекс также уменьшаются с возрастом. Величина последнего уменьшается на 20-30% от 30 к 80 годам. Отложение жиров в коронарных артериях ухудшает обеспечение кровью сердечной мышцы [40]. Гипоксия миокарда приводит к инфильтрации его коллагеном, что уменьшает сократительную активность сердца, лимитирует его работу. В связи с этим, имеет место уменьшение ударного объема крови, индекса сократимости, систолического давления в левом желудочке, максимальной скорости укорочения волокон миокарда. С возрастом уменьшаются и возможности снабжения кровью тканей. Так, во внутренних органах, скелетных мышцах уменьшается плотность капилляров, увеличивается радиус диффузии, расширяется базальный слой стенок капилляров, уменьшается площадь суммарного артериального сечения. В ходе старения в кровеносных сосудах возникают атеросклеротические изменения, которые могут уменьшать кровоток в органах. В свою очередь, это оказывается причиной многих симптомов, таких как слабоумие, нарушения психических функций, изменения функций почек. Потеря эластичности сосудистой стенки и увеличение сопротивления кровотоку в мелких артериях повышает общее периферическое сосудистое сопротивление. Это приводит к закономерному повышению системного артериального давления. Так, к 60 годам систолическое артериальное давление возрастает до 140 мм рт.ст., а диастолическое — до 90 мм рт.ст. У лиц старше 60 лет (включая и долгожителей) уровень артериального давления не превышает в среднем 150/90 мм рт.ст. Росту величин артериального давления препятствует как увеличение объема аорты, так и снижение сердечного выброса. Контроль кровяного давления с помощью барорецепторного механизма аорты и синокаротидной зоны с возрастом оказывается нарушен, что может быть причиной тяжелой гипотензии стариков при переходе в вертикальное положение [40]. Гипотензия, в свою очередь, может вызывать ишемию мозга. Отсюда многочисленные падения у стариков, вызванные потерей равновесия и обмороком при быстром вставании. В венах с возрастом развиваются явления флебосклероза, выражающиеся в распаде эластических волокон и замене их коллагеновыми, дегенерация эндотелия и основного вещества. В результате, у пожилых и стариков имеет место снижение тонуса и эластичности венозной стенки, что влечет за собой расширение венозного русла, снижение давления в венах. Присасывающее действие грудной клетки снижается, уменьшается величина венозного возврата, возникает явление венозного стаза. Замедление капиллярного кровотока способствует более полному насыщению крови кислородом в легких и более полной его отдачи в тканях, что, в известной мере, компенсирует как нарушение диффузионной способности легких, так и ухудшение тканевого кровотока с возрастом. Флебосклероз повышает риск венозного тромбоза у пожилых [11]. Вместе с тем, регулярные занятия физическими упражнениями улучшают показатели функций сердечно-сосудистой системы в большей мере, чем у людей того же возраста, но ведущих малоподвижный образ жизни. Например, у мужчин в возрасте 50 и 70 лет, в течение 20 лет бывших неактивными физически, 8-недельная тренировка продолжительностью от 1 до 2 часов по 3-5 раз в неделю повышает максимальное потребление кислорода в среднем на 20%. После 35 лет у мужчин и после 45 лет у женщин резко возрастает вероятность развития ишемической болезни сердца.

Нарастание риска развития ишемической болезни сердца при старении во многом связывают с нарушением липидного состава крови (с гиперлипидемией), т.е. увеличением в ней уровня холестерина и триглицеридов. Но эти вещества не циркулируют свободно в плазме крови, а транспортируются ею в форме липопротеинов, поэтому точнее говорить о гиперлипопротеинемии. Количество холестерина, оседающего в мембранах клеток, и, в том числе, в сосудистой стенке, зависит от соотношения в плазме крови липопротеинов, экстрагирующих холестерин из мембран (липопротеины высокой плотности — ЛПВП) и способствующих его внедрению в мембрану (липопротеины особо низкой плотности — ЛПОНП и липопротеины низкой плотности — ЛПНП) [45].

Уровень ЛПВП отражает динамику движения холестерина из периферических тканей (включая сосудистую стенку) к печени, где он окисляется до желчных кислот и секретируется с желчью. ЛПНП и ЛПОНП — это средство транспорта жиров в организме к клеткам, в том числе, к гладким мышцах стенок арт ерий. В норме отношение липопротеинов, повышающих или понижающих уровень холестерина в мембранах, сбалансировано и коэффициент (ЛПНП+ЛПОНП)/ЛПВП, отражающий избыток холестерина в мембранах, низкий, но с возрастом он нарастает. Нарастание холестерина в мембранах клеток сосудов становится характерной чертой артериосуживающего процесса — артериосклероза. Этому способствует уменьшающаяся липолитическая и АТФ-азная активность в гладкомышеч-ных клетках сосудов [45]. Отложение липидов в стенке сосудов вызывает кальцификацию и фиброзные изменения, в результате, артериальные стенки становятся суженными, ригидными и жесткими, делая кровоток в тканях более затрудненным. Этот процесс ускоряется употреблением пищи, богатой холестерином и ненасыщенными кислотами. Ряд факторов, например, физическая активность, могут увеличивать производство ЛПВП. Так, их уровень оказывается повышенным у стариков, использующих энергичные аэробные тренировки.

Система дыхания. Функции аппарата внешнего дыхания также обнаруживают ранее снижение в ходе старения. Так, максимальная вентиляция легких в единицу времени уменьшается между 20 и 80 годами на 40%. Жизненная емкость легких снижается на 17,5 см3/ м2 поверхности тела в год вследствие роста ригидности грудной клетки, уменьшения силы дыхательных мышц и эластичности легких, ухудшения бронхиальной проводимости. Резервный объем выдоха значительно уменьшается по сравнению с объемом вдоха. Остаточный объем увеличивается на 13 см3/м2/год. Мертвое физиологическое пространство легких также увеличивается с возрастом [43].

У стариков отмечается учащение ритма дыхания (до 22-24/мин). Во время вдоха сила дыхательных мышц расходуется в большем объеме на преодоление возросшего эластического и неэластического сопротивления. В покое это не заметно, но физическая нагрузка или стресс для осуществления вентиляции легких требуют больших, чем в молодом возрасте, затрат энергии со стороны дыхательных мышц. После физической нагрузки часто возникает одышка, восстановление ритма и глубины дыхания до исходного уровня происходят медленнее, чем у молодых. Снижающаяся диффузионная способность легких и эффективность вдыхаемого воздуха (следствие уменьшенной эластичности легких и нарушений бронхиальной проводимости) могут вызывать артериальную гипоксемию. Коэффициент использования кислорода (процентное отношение разности концентрации кислорода в артериальной и венозной крови к общему его содержанию в артериальной крови) у стариков в 1,5 раза ниже, чем у молодых людей [43].

Функции желудочно-кишечного тракта. У многих пожилых людей возникают затруднения глотания. Это во многом связано с возрастными изменениями ядер ствола мозга, контролирующих рефлекторный акт глотания. В затруднении глотания играет роль и уменьшение секреции слюны, ослабление условных и безусловных слюноотделительных рефлексов. У пожилых снижена активность амилазы слюны. Секреция желудочного сока снижается, уменьшается общая и свободная его кислотность, концентрация в нем пепсина, у 28% людей старше 60 лет наблюдается ахлоргидрия. Уменьшается и объем секретируемого желудочного сока после стандартного пробного завтрака. При этом, в слизистой оболочке желудка уменьшается количество обкладочных клеток, отмечается атрофия эпителия. В панкреатическом соке уменьшается содержание протеолитических ферментов, липазы, амилазы вследствие ослабления секреторной функции поджелудочной железы [11]. Снижен и ее секреторный ответ на гуморальные стимулы — холецистокинин-пакреозимин, секретин, соляную кислоту и др. Ворсинки слизистой тонкого кишечника становятся короче, в результате, уменьшается зона абсорбции, нарушаются процессы всасывания. Так, после 50 лет у многих людей имеет место нарушение абсорбции жирных кислот, аминокислот, витамина В12, кальция, железа, витамина Д. Моторная функция толстого кишечника уменьшена, дефекация затруднена, в связи с ослаблением активности центров пояснично-крестцового отдела, в которых замыкается рефлекторная дуга дефекации. Ослаблены и гастроколональный и дуоденоколональные рефлексы, усиливающие двигательную активность толстого кишечника. Ослабление перистальтики кишечника сопровождается запорами. Нарушение секреторной и моторной функции кишечника способствует размножению в желудочно-кишечном тракте микрофлоры, в том числе, патогенных для человека микроорганизмов. С возрастом уменьшается моторная функция желчного пузыря и его способность к эвакуации желчи. У стариков понижена детоксикационная функция печени [11].

Эндокринные функции. Возникающие при старении организма изменения в гормональной регуляции его функций могут развиваться:

· на уровне продукции гормонов,

· их концентрации во внутренней среде,

· на уровне связывающих гормоны белков и, наконец,

· на уровне их рецепции клетками.

Эти изменения уменьшают ответ тканей-мишеней на действие гормонов. По мере старения снижается секреторная функция щитовидной, поджелудочной, половых желез, коры надпочечников, эпифиза [11].

Тепловой обмен. У пожилых людей регуляция температуры тела нарушена. Это связано с недостаточностью контролирующих механизмов гипоталамуса в оценке температуры окружающей среды. Ответы на охлаждение у пожилых (мышечная дрожь, уменьшение кровотока в кистях рук, увеличение потребления кислорода) снижены или отсутствуют, отсюда — высок риск переохлаждения. Устойчивость организма стариков снижается также и к действию жары. Потоотделение у них начинается после более длительного действия тепла на организм, чем у молодых людей. После пребывания на жаре температура их тела медленнее возвращается к нормальным величинам, чем у молодых. Хотя у стариков увеличение кожного кровотока на действие жары более выражено, по сравнению с молодыми, но их максимальная способность к потению ниже. Вместе с тем, способность к акклиматизации и устойчивость акклиматизированнных пожилых людей к умеренному стрессу заметно не нарушается с возрастом. Однако, пожилой возраст является лимитирующим фактором для энергичной работы во время жары [40].

Функции почек. Почки в процессе старения подвергаются изменениям в соответствии со сдвигами в системе кровообращения. Вследствие склеротических изменений в сосудах, значительные зоны почек в старости оказываются ишеминизированными, и у 80-летнего человека от 30 до 40% нефронов склерозированы. У стариков объем гломеруллярной фильтрации, плазменный почечный кровоток, концентрационная способность почек снижаются почти до 50%.

Уменьшение способности почек концентрировать мочу связано с тем, что склерозирование артерий и сосудов клубочков в корковом слое почек сопровождается усилением кровотока в мозговом слое, в прямых артериолах и образуемой ими сети капилляров. Нарастание кровотока в мозговом веществе почек усиливает вымывание осмотически активных веществ из интерстициального пространства мозгового вещества, снижая реабсорбцию воды и эффективность противоточно-поворотной системы. Уменьшение способности почек задерживать воду в организме компенсируется усиливающейся секрецией АДГ гипоталамо-гипофизарной системой. Благодаря указанным компенсаторным механизмам, внутрисосудистый и внеклеточный объемы жидкостей организма и их состав у пожилых изменены мало [11].

Функции нервной системы и психическая деятельность.

Изменения в нервной системе, возникающие при старении, в противоположность изменениям в скелетных мышцах, печени и почках, морфологическая инволюция которых при старении проявляется сравнительно быстро, развиваются медленно. Лишь между 60-70 годами начинает уменьшаться вес мозга и его объемы, уменьшается поверхность коры, увеличиваются размеры желудочков, их полости расширяются [40].

В коре плотность нейронов уменьшается с возрастом, хотя одновременно увеличивается количество клеток глии. У человека особенно выражено уменьшение числа нейронов в префронтальной и темпоральной зонах. Мозжечок теряет с возрастом до 25% клеток Пуркинье, ядра таламуса — до 18%. В процессе старения имеет место постепенное снижение высших

психических функций: ощущений, восприятия, внимания, памяти, мышления. Для стариков характерны эмоциональная неустойчивость, снижение умственной работоспособности, повышается порог безусловных рефлекторных реакций, условные рефлексы вырабатываются труднее, а угасание их происходит медленнее, чем в молодом возрасте.

Кратковременная память значительно ослабевает с возрастом и часто оказывается нарушенной у стариков, долговременная же память сохраняется хорошо. Снижение кратковременной памяти может обуславливать уменьшение способности к обучению в пожилом возрасте. Прогрессивное снижение памяти у некоторых людей отмечается уже между 50-60 годами, что, вероятно, является результатом дегенеративных изменений в нейронах, отложения липофусцина, сенильных бляшек в ткани мозга.

При старении снижается способность к концептуальной деятельности, рассудочность. Это снижение интеллектуальных способностей может длительно компенсироваться использованием прошлого опыта. Речь при старении сохраняется относительно хорошо. Иногда церебральные функции могут снижаться на короткое время, а затем полностью восстанавливаться. Причина этого — транзиторная ишемия мозга.

Сон. Продолжительность сна уменьшается, в среднем, после 65 лет. Число пробуждений, прерывающих сон, линейно увеличивается с возрастом. У стариков снижается не только потребность в сне, но меняется и его качество: с возрастом прогрессивно снижается быстрая фаза сна, в то же время дли них характерна дремота днем [11].

Произвольные движения, поза и равновесие. При старении механизмы нервной регуляции произвольных движений, позы и равновесия нередко оказываются нарушенными. В результате 51% стариков значительно ограничены в физических движениях.

С возрастом нарушается контроль положения тела в пространстве: движения теряют плавность, походка становится медленной и неуверенной, утрачивается способность быстро и адекватно корректировать центр тяжести тела при нарушении равновесия. В результате развивающейся слабости скелетных мышц, ограниченной подвижности суставов, имеют место частые падения, создающие высокий риск переломов [20].

С возрастом увеличивается время проявления простых и сложных двигательных реакций, произвольных двигательных ответов. В этом случае нарушенным оказывается центральное звено рефлекса, включающее структуры головного мозга и обеспечивающие обработку информации и передачу ее от экстрацептивной системы (например, системы зрения) к системе движения. Скорость проведения нервного импульса и нервно-мышечной передачи при старении снижается как за счет снижения скорости передачи сигналов с чувствительных нейронов в нервный центр, так и переключения на эфферентные нейроны. Эти изменения объясняют тем, что при старении на 30-35% уменьшается количество аксонов в спинном мозге, в периферических нервах истончается мякотная оболочка, в них на 10-15% снижается скорость проведения возбуждения. Однако, физически активные пожилые и старики всегда обнаруживают более быстрое время простой и сложной двигательной реакции, чем физически малоактивные и неактивные [40].

Следовательно, биологическое старение некоторых нейромышечных функций может быть отчасти замедлено постоянной физической активностью. Мышечная сила достигает максимума у человека к третьему десятилетию. В это время поперечное сечение мышц самое большое. Затем при старении отмечается прогрессивное снижение силы в большинстве мышечных групп. Этому предшествует уменьшение мышечной массы, что отражается в снижении в ней общего белка. Физическая тренировка легко предотвращает этот процесс, поддерживает мышечную силу [41].

      1. Психология старения

Наиболее заметные изменения в работе мозга во время старения заключаются в ухудшении краткосрочной памяти и увеличении скорости реакции. Оба этих фактора ограничивают возможности для нормального существования в обществе и являются объектом большого числа исследований. Тем не менее, если пожилой человек получает больше времени для решения определённой задачи, которая не требует большого объёма современных знаний, пожилые люди лишь незначительно уступают молодым. В задачах, которые связаны со словарным запасом, общими знаниями и деятельностью, к которой человек привык, уменьшение продуктивности с возрастом практически незаметно [19].

Важным психологическим эффектом старения классически считается уменьшения уровня современных знаний, связанное с ухудшением способности к обучению. Экспериментальные исследования показывают, что хотя пожилые люди действительно обучаются заметно медленнее, чем молодые, обычно они в целом способны усваивать новый материал и могут запоминать новую информацию также, как и молодые. Тем не менее, различия в обучении увеличиваются со сложностью преподаваемого материала [19].

Кроме того, пожилые люди стремятся быть внимательными и более жестокими в поведении и уменьшают уровень социальных контактов. Но эта поведенческая картина может быть результатом влияния общества и социальных установок, а не собственно старения. Многие люди, которые «стареют успешно», прилагают известные усилия для поддержания мозговой активности беспрерывным обучением и расширением социальных контактов с людьми младшей возрастной группы [19].

studfiles.net


Смотрите также