Не пора ли упразднить дипломатический иммунитет? Иммунитет атташе


7. Дипломатические привилегии и иммунитеты

110

Привилегии и иммунитеты принадлежат дипломатическому представительству как органу государства, а также сотрудникам представительства <*>. Помещения дипломатического представительства являются неприкосновенными. Власти страны пребывания могут вступать в них только с согласия главы представительства. Это относится и к тем случаям, когда в представительстве совершено преступление. Оно расследуется силами персонала представительства, могут приглашаться и специалисты из представляемого государства.

--------------------------------

<*> См.: Демин Ю.Г. Статус дипломатических представительств и их персонала. М., 1995.

 

В марте 2002 г. из сейфа консульского отдела Посольства Монголии в Москве была похищена крупная сумма денег. Для расследования преступления Посольство пригласило из Монголии сотрудников правоохранительных органов. ГУВД Москвы сообщило, что оно не получило от Посольства никаких сообщений о краже.

Аналогичный порядок действует и в отношении представительств при международных организациях.

В 1997 г. в помещении представительства Перу при ООН был обнаружен кокаин. Расследование осуществлялось перуанской полицией, которая информировала госдепартамент о ходе его проведения через МИД Перу.

Власти страны пребывания обязаны принять все надлежащие меры для защиты помещений дипломатического представительства от вторжения или нанесения ущерба, обеспечить нормальные условия для деятельности представительства. Они должны оказывать содействие представительству в подыскании соответствующих помещений, но не обязаны их оплачивать. Этот момент порой приобретает существенное значение <*>.

p>--------------------------------

<*> В последние годы по экономическим причинам в Москве закрылись посольства Уганды, Нигера, Руанды, Того, Буркина-Фасо. Должниками Управления по обслуживанию дипломатического корпуса при МИД РФ является ряд стран, в том числе Афганистан, Конго, Чад. Известны исключительные случаи, когда страна пребывания соглашается временно оплачивать расходы иностранного представительства (так, власти ФРГ в течение нескольких лет, начиная с 1994 г., выделяли средства в порядке социальной помощи женщине - послу одного из африканских государств, оказавшемуся не в состоянии содержать свое посольство).

 

Неприкосновенность распространяется и на транспортные средства - корабли, самолеты, автомобили, которые не могут быть подвергнуты обыску, реквизиции, аресту и исполнительным действиям. Это не исключает права автоинспекции фиксировать нарушение правил уличного движения и сообщать о них в МИД. Иммунитет транспортных средств не распространяется на водителей, если они не являются дипломатами.

В сентябре 1995 г. в Москве был арестован, а затем предан суду водитель Посольства Саудовской Аравии, обвиненный в захвате заложника, который был вывезен в Подмосковье на машине посольства.

Неприкосновенны архивы и документы представительства независимо от места их нахождения, включая и временное место их хранения. Это правило действует даже в случае разрыва дипломатических отношений.

Представительство освобождается от всех налогов, связанных с помещением (фискальный иммунитет), но не от эксплуатационных расходов (плата за электроэнергию, водоснабжение и др.). Освобождается оно и от таможенных пошлин на предметы, предназначенные для официального пользования (таможенный иммунитет).

Представительство обладает привилегией пользования своим государственным флагом и эмблемой, внеочередной телеграфной и телефонной связью. Оно свободно в своих сношениях для официальных целей, включая пользование шифром. Дипломатическая почта не подлежит вскрытию, а сопровождающие ее дипломатические курьеры пользуются личной неприкосновенностью.

Предоставление иммунитета персоналу представительства зависит от того, к какой категории сотрудников данное лицо относится. Полным иммунитетом пользуется дипломатический персонал, лица, обладающие дипломатическим рангом. Они не могут быть подвергнуты аресту и задержанию. Государство пребывания обеспечивает их безопасность. Неприкосновенностью пользуется жилое помещение дипломата, даже временное, например номер в гостинице или санатории, а также его имущество.

Дипломат пользуется иммунитетом от уголовной, гражданской и административной юрисдикции. Это значит, что он изъят из судебной юрисдикции и юрисдикции принудительного осуществления права. Что же касается предписывающей юрисдикции, то дипломат иммунитетом не обладает, поскольку он обязан соблюдать законы страны пребывания, в том числе и те, которые специально предназначены для дипломатов. Одновременно дипломаты находятся под юрисдикцией своего государства. Существенное значение в регламентировании их деятельности играют акты ведомства иностранных дел направившей их страны, которые порой явно ограничивают общепринятые права человека <*>.

--------------------------------

<*> В годы холодной войны, например, госдепартамент США запрещал обслуживающему персоналу представительства в СССР вступать в "интимные и романтические отношения" с русскими. Лишь в 1995 г. запрет был снят (исключение составляет персонал, связанный с особо важными государственными тайнами, и охрана посольства). См.: International Herald Tribune. 1995. May 26. МИД СССР не издавал подобных распоряжений, но вплоть до начала 1990-х гг. применялись строгие меры к тем, кто заводил тесные связи с гражданами страны пребывания. В 90-х гг. XX в. неофициальный запрет был неофициально же отменен. Ныне ограничения касаются лишь носителей государственной тайны (Известия. 1995. 26 мая).

 

Иммунитет от гражданской юрисдикции имеет ограничения, которые относятся к тем случаям, когда дипломат выступает не в официальном качестве. Иногда определить это обстоятельство оказывается сложно <*>. Допустимы вещные иски, относящиеся к частному недвижимому имуществу дипломата, иски, касающиеся наследования, в отношении которых дипломат выступает в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя как частное лицо; иски, относящиеся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипломатом вне своих официальных функций. Заметим, что Венская конвенция о дипломатических сношениях в принципе запрещает заниматься в стране пребывания профессиональной или коммерческой деятельностью в целях личной выгоды (ст. 42).

--------------------------------

<*> В конце 1997 г. после выступления в посольстве Египта в Израиле танцовщица Ш. Шалом подала иск в местный суд, требуя возмещения ей морального ущерба в сумме 286 тыс. долл. США. Она утверждала, что посол позволил себе недопустимые вольности, в результате чего пострадала ее репутация. Суд Израиля отклонил иск о сексуальном домогательстве, сославшись на дипломатический иммунитет посла.

 

Иммунитет от уголовной юрисдикции носит абсолютный характер и распространяется даже на те случаи, когда имеет место злоупотребление иммунитетом. Это положение было подтверждено Международным судом ООН в решении по делу о дипломатическом и консульском персонале США в Тегеране. Одновременно Суд подчеркнул, что изъятие из уголовной юрисдикции не означает безнаказанности: "Дипломатическое право само предусматривает необходимые меры защиты и наказания за противоправную деятельность членов дипломатических или консульских миссий" <*>.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1983. P. 38.

 

Обычно в случае совершения дипломатом преступления он отзывается своим государством. Государство, которое представлял дипломат, в принципе должно привлечь его к уголовной ответственности в случае серьезного преступления, совершенного в стране, где он был аккредитован.

25 января 2001 г. первый секретарь Посольства РФ в Канаде К., не справившись с управлением автомобилем, сбил двух женщин. Полиция не имела права провести тест на содержание алкоголя в крови К., но, по ее мнению, у К. наблюдались внешние признаки опьянения. Полиция предложила ему проехать в участок, где был составлен соответствующий протокол, после чего К. вернулся в Посольство. Через несколько дней он был отозван и уволен с дипломатической службы. По представлению канадской стороны Генпрокуратура РФ возбудила уголовное дело. В марте 2002 г. московский суд признал К. виновным и приговорил его к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Что же касается возмещения материального и морального ущерба, то адвокаты родственников жертв инцидента предъявили иск к канадскому правительству на сумму 2 млн. долл., обвинив его в том, что оно не обеспечило безопасность своих граждан. Правительство согласилось выплатить требуемую сумму с тем, чтобы в дальнейшем получить возмещение от России <*>.

--------------------------------

<*> Следует отметить, что практике известны примеры и иного рода, в том числе и в канадской практике. В декабре 2000 г. супруга военного атташе Посольства Канады в Москве Д., нарушив правила дорожного движения, сбила российскую гражданку М. Пострадавшая обратилась в посольство с просьбой компенсировать ей потерю трудоспособности, но получила отказ.

 

Государство может лишить своего дипломата иммунитета в случае совершения им преступления. Но такие случаи довольно редки.

В 1997 г. дипломатический сотрудник Посольства Грузии в Вашингтоне Г.М. стал виновником автотранспортного происшествия, в результате которого погибла молодая американка. По просьбе США Грузия отказалась от иммунитета Г.М., который был осужден американским судом. После этого мать погибшей предъявила к правительству Грузии и осужденному иск. Сумма компенсации была определена путем соглашения.

Дипломат не обязан давать свидетельские показания в судах страны пребывания, но это не исключает согласия дипломата дать такие показания по просьбе властей страны пребывания (п. 2 ст. 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях).

В уже упоминавшемся случае с американским дипломатом следственное управление ГУВД Москвы передало через МИД письмо Посольству США, в котором М.Б. просили явиться для дачи показаний о происшествии или представить такие показания в письменной форме. Но в это время М.Б. уже выехал из Москвы.

Дипломат пользуется таможенным иммунитетом. Он освобождается от всех таможенных пошлин на предметы, предназначенные для личного пользования, его личный багаж не подлежит досмотру. Исключение составляют случаи, когда есть серьезные основания полагать, что багаж содержит предметы, запрещенные к ввозу или вывозу. В последнем случае досмотр должен производиться в присутствии дипломата или его представителя (ст. 34 той же Конвенции). Если багаж следует отдельно от дипломата, то достаточно присутствия лица, ответственного за перевозку багажа.

В апреле 1996 г. на пропускном пункте Бутово таможня проверила перевозимый итальянской фирмой личный багаж трех итальянских дипломатов. При досмотре грузовика было обнаружено большое число предметов старинного искусства, запрещенных к вывозу. Контрабанда была конфискована. Как заявляют российские таможенники, дипломатический багаж они досматривают лишь при уверенности в наличии контрабанды.

Дипломатический персонал пользуется фискальным иммунитетом - освобождается от прямых налогов.

Иммунитетом пользуются и члены семьи дипломата, совместно с ним проживающие, если они не являются гражданами государства пребывания.

 

< Попередня   Наступна >

radnuk.info

Иммунитет дипломатический (Вышинский, 1948) | Понятия и категории

ИММУНИТЕТ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ - особые права, преимущества, предоставляемые иностранным дипломатам на территории тех государств, в которых они находятся для выполнения своей миссии. Иммунитет дипломатический - один из старейших институтов международного права. Его содержание и объём определялись характером дипломатической деятельности и особенностями государственного и правового строя в каждую данную эпоху. В древности и в ранний период Средних веков, когда государи посылали друг к другу временные чрезвычайные посольства с каким-нибудь отдельным поручением, посланники (обычно проживавшие при дворе принимавшего их государя) пользовались личной неприкосновенностью, которая охранялась предписаниями религии. Оскорбление посла приравнивалось к святотатству. Появление с конца 15 и начала 16 века постоянных посольств, которые стали играть огромную роль во внешней политике и, с другой стороны, вступали в повседневное соприкосновение с местным населением и с властями абсолютистских государств, вызвало большое увеличение и расширение иммунитета дипломатического. Посланники пользовались уже не только личной неприкосновенностью, но неприкосновенностью дома, а иногда и квартала, где они проживали, а также неподсудностью местным судам. В отдельных странах - в Голландии (1634), Англии (1709), в США (1790) и др. - были изданы соответствующие специальные законы. Выдвинутая Пьером Эйро (1576) и впоследствии развитая Гуго Гроцием (1625) теория утверждала, что посланники должны рассматриваться государством пребывания как находящиеся как бы вне территории (extra territorium) данного государства. Эта теория, широко воспринятая дипломатической и судебной практикой, вела к далеко идущим последствиям. Посланники могли предоставлять убежище преступникам и даже чинить суд и расправу в своей резиденции, которая также считалась экстерриториальной. В 19 веке законодательство о личных, имущественных и судебных гарантиях граждан вступает в противоречие с чрезмерными посольскими привилегиями и намечается тенденция к сокращению иммунитета дипломатического. В теории и на практике укрепляется взгляд, что основанием иммунитета дипломатического является его необходимость для выполнения дипломатом своих функций, и эта необходимость служит критерием для определения объёма иммунитета. Такой взгляд решительно защищает подавляющее большинство новейших авторов как общих курсов (Фошиль, Оппенгейм, Мартенс, Камаровский и Ульяницкий, Захаров, Коровин, Дурденевский и Крылов и др.), так и специальных монографий (Сатоу, Херст, Колчановский и др.), за единичными исключениями.

В настоящее время, как и прежде, иммунитет дипломатический определяется главным образом общими началами международного права и международными обычаями. По мнению, высказанному французским министром иностранных дел Эгильоном в 1772 году и воспринятому в последующем юристами, соблюдение иммунитета дипломатического покоится на "молчаливом соглашении" государств. Попытки кодификации правил об иммунитете дипломатическом не привели к большим результатам. Проект кембриджской сессии Института международного права 1895 года (так называемый Кембриджский регламент), как и проект нью-йоркской сессии Института 1929 года не стали международными конвенциями. После двух лет работы кодификационной комиссии Лиги наций (1925-1926) Совет Лиги исключил (1927) иммунитет дипломатический из числа вопросов, подлежащих кодификации. Только между американскими государствами была заключена в 1928 году в Гаване конвенция о дипломатических чиновниках, в основу которой легли проекты Американского института международного права (1925) и Международной комиссии американских юристов (1927).

Специальные законы об иммунитете дипломатическом существуют только в СССР (Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Союза ССР от 14. I 1927 - Собрание законов 1927, № 5, ст. 48), США, Великобритании, Франции, Австрии, Турции, Панаме, Венесуэле и Колумбии. Почти во всех государствах отдельные постановления включены в уголовное, гражданское и процессуальное законодательство. Решения судов признают за дипломатами обычный иммунитет дипломатический. Если суд выходит за его пределы, то соответствующие права считаются основанными не на международном праве, а на "международной вежливости". Однако строгой грани между тем и другим не существует. Дипломат, отправляясь в ту или иную страну, может получить точное представление об объёме своего иммунитета дипломатического в этой стране только путём ознакомления с её законодательством и судебной практикой.

Вся совокупность прав, изъятий, льгот и преимуществ, обнимаемых общим понятием иммунитета дипломатического, согласно классификации, наиболее соответствующей современным взглядам, может быть разделена на три категории: 1) неприкосновенность (личности и помещения), 2) иммунитет от юрисдикции (уголовной, гражданской и административной) и 3) особые льготы и преимущества (свобода переписки, право пользования дипломатическими курьерами, освобождение от налогов и повинностей, церемониальные привилегии и пр.). Некоторые авторы (Оппенгейм, Мартенс и др.) объединяют неприкосновенность помещения и иммунитет от юрисдикции под общим понятием "экстерриториальность". В указанном смысле этот термин сохранился в целом ряде законов, в частности в УК РСФСР (ст. 5).

Личная неприкосновенность дипломата состоит в охране его государством пребывания от всяких посягательств на его личность и достоинство в пределах территории этого государства и в гарантии от применения к нему мер принуждения (и вообще мер внедипломатического воздействия) со стороны самих государственных органов и должностных лиц. Во многих государствах (Италия, Бельгия, Нидерланды, Швейцария, Швеция, Норвегия, Турция, Япония и др.) существуют специальные уголовные законы, карающие нарушения дипломатической неприкосновенности, хотя государство может карать их и с помощью общих уголовных законов. В СССР к преступлениям такого рода суды применяли ст. 584 и по аналогии 588 УК. Преступления против неприкосновенности дипломатов в целом ряде случаев исходили из реакционных кругов, стремившихся спровоцировать войну (убийство германского посла в Москве Мирбаха "левыми" эсерами в 1918 году, убийство югославского короля Александра и французского министра Барту в Марселе хорватскими фашистами в 1934 году) или боровшихся против более прогрессивного социально-политического строя (убийство австрийскими гусарами французских делегатов на Раштадтском конгрессе де Бри, Бонье и Робержо в 1799 году, убийство русскими белоэмигрантами советского делегата на Лозаннской конференции Воровского в 1923 году и советского посла в Варшаве Войкова в 1927 году). Что касается гарантии от применения мер принуждения, то она, по определению, напр., советского закона 1927 года, состоит в том, что дипломатические представители "не могут быть подвергнуты аресту или задержанию в административном или судебном порядке" (ст. 2, п. "а"). Однако, если дипломат совершает серьёзное преступление против безопасности государства пребывания, то в случае крайней опасности он может быть временно задержан и принудительно выслан из страны. Это положение признают виднейшие авторитеты науки международного права (Фошиль, Оппенгейм, Мартенс, Камаровский и Ульяницкий, Сатоу и др.). Из практики характерны дела: Гилленборга в 1716 году, Селламаре в 1718 году и др. (см. Дипломатов казусы). В самые последние годы дипломаты гитлеровской Германии были высланы из некоторых стран (посол фон Термапн из Аргентины, посланник Вендлер из Боливии в 1941 году, посланник фон Эттель из Ирана в 1941 году и др.) за участие в подготовке фашистского переворота. В 1942 году были высланы из СССР за шпионаж польские дипломатические чиновники правительства Сикорского. В связи с преступной деятельностью подобных "дипломатов" Американская ассоциация адвокатов в 1942 году поставила вопрос о пересмотре иммунитета дипломатического.

Неприкосновенность помещения связывается теперь обычно с личной неприкосновенностью дипломата, а не с понятием экстерриториальности. Она состоит в том, что органы государства пребывания обязаны охранять здания посольства и квартиры дипломатов, а также находящиеся в них бумаги и имущество от всяких посягательств и не имеют права без согласия дипломата вступать в эти помещения и производить в них какие бы то ни было административные или судебные действия (арест, обыск и пр.). Однако, как гласит советский закон 1927 года, "неприкосновенность этих помещений не даёт права принудительно задерживать кого бы то ни было в них или предоставлять в них убежище лицам, в отношении которых имеется постановление правомочных на то органов Союза ССР и союзных республик об их аресте" (ст. 4). Право дипломатического убежища, допускавшееся до 19 века, а в некоторых странах Востока и до 20 века, в настоящее время сохранилось только в американских государствах и в Испании, притом лишь в отношении политических преступников. Так, например, в 1937 году чилийская миссия в Мадриде укрыла испанских фалангистов. В других государствах это право не признаётся, как не признаётся нигде право насильственного удержания кого бы то ни было в дипломатическом помещении. Когда в 1896 году китайское посольство в Лондоне захватило известного китайского революционера Сун Ят-сена с целью передачи его китайскому правительству, то английское правительство решительно потребовало его немедленного освобождения, и Сун Ят-сен был освобождён. Точно так же неприкосновенность помещения не может помешать местному правительству принять необходимые меры, когда в этом помещении подготовляется или совершается преступление, серьёзно угрожающее безопасности и порядку государства пребывания. Почти во всех вышеприведённых случаях, когда применялись меры принуждения к самому дипломату, имел также место обыск в дипломатическом помещении, а иной раз и наложение временного ареста на бумаги.

Иммунитет от юрисдикции состоит в том, что против дипломата не может быть возбуждено судебное преследование по уголовным делам и к нему не может быть предъявлен гражданский иск, а также и в том, что дипломата нельзя обязать давать свидетельские показания в судебных или в административных учреждениях. Вообще никакие меры юрисдикции не могут быть предприняты в отношении иностранного дипломата. Соответствующие постановления содержатся в уголовном, гражданском и процессуальном законодательстве почти всех государств. Вопрос о том, освобождается ли дипломат от действия национального права государства пребывания или только от применения его юрисдикции, поднятый в юридической литературе Белингом, не получил единодушного разрешения. Однако не подлежит сомнению, что иммунитет от юрисдикции не означает безнаказанности или безответственности дипломата. Против него может быть возбуждено уголовное преследование или к нему может быть предъявлен гражданский иск в его отечественном суде через дипломатические учреждения государства пребывания. На практике, в случаях (крайне редких) совершения дипломатом уголовного преступления, местное правительство ограничивается требованием об его отозвании, гражданские же претензии разрешаются в дипломатическом порядке. Что же касается свидетельских показаний, то дипломаты большей частью соглашаются давать их у себя на дому судейским или административным чиновникам.

Если иммунитет от уголовной юрисдикции всюду признаётся в полном объёме, то иммунитет от гражданской юрисдикции признаётся лишь с известными и не везде одинаковыми ограничениями. Иммунитет от гражданской юрисдикции не распространяется на иски, связанные с владением недвижимостью, на встречные иски и в ряде случаев на иски, связанные с занятием дипломата торговлей или какой-нибудь иной профессией, не имеющей отношения к его официальным функциям. Римский кассационный суд несколько раз (в 1915, 1921 годы) становился даже на ту точку зрения, что иммунитет от юрисдикции не распространяется вообще ни на какие гражданские дела, не связанные с официальными функциями дипломата. Эта точка зрения не поддерживается, впрочем, судебной практикой других стран. Но и тогда, когда допускается предъявление иска к дипломату, к нему не могут быть применены меры принудительного исполнения и меры по предварительному обеспечению судебных издержек.

Особый вопрос представляет иммунитет от гражданской юрисдикции торговых представительств СССР за границей. Торгпредства, являясь составной частью советских дипломатических представительств (ст. 2 "Положения о торговых представительствах и торговых агентствах Союза ССР за границей", 1933), пользуются иммунитетом дипломатическим в том же объёме, что и последние, если более ограниченный объём не предусматривается в договоре. Их торговые функции являются официальными государственными функциями. Подчинение торгпредств иностранной юрисдикции по делам, связанным с их оперативной деятельностью, обусловленное в торговых договорах СССР, имеет своим основанием взаимное соглашение СССР и другой договорной стороны. Вне этих договорных ограничений иммунитет торгпредств сохраняется в полной мере на основании общих начал международного права.

Иммунитет от административной юрисдикции, не освобождая дипломата от подчинения местным законам и административным правилам, исключает применение к нему каких-либо административных мер с целью принуждения его к подчинению этим законам и правилам.

Особые льготы и преимущества дипломатов включают: 1) право пользоваться шифром при сношениях с правительством и дипломатическими учреждениями своей страны; 2) право пользоваться дипломатическими курьерами, которым гарантируется неприкосновенность личности и бумаг; 3) право внеочередного пользования средствами электросвязи; 4) освобождение от личных налогов и административных повинностей; 5) освобождение от таможенных пошлин и таможенного досмотра и 6) различного рода церемониальные привилегии. За исключением права сношений со своим правительством и его дипломатическими органами, все остальные льготы и преимущества различны в разных государствах, часто служат предметом специальных соглашений и считаются основанными не на международном праве, а на так называемой международной вежливости.

Круг лиц, в отношении которых возникает вопрос о признании иммунитета дипломатического, разделяется на три категории: дипломатический персонал (советники, первые, вторые и третьи секретари, атташе), канцелярский персонал (переводчики, машинистки и пр.) и обслуживающий персонал (швейцары, рассыльные и пр.). В отношении лиц первой категории иммунитета дипломатического применяется бесспорно и в полном объёме как к ним самим, так и к членам их семей, живущим вместе с ними.

В отношении лиц второй категории иммунитета дипломатического применяется далеко не во всех государствах (в частности советский закон 1927 года ограничивает круг лиц, пользующихся иммунитетом дипломатическим, только членами дипломатического персонала) и не распространяется на членов их семей. В отношении лиц третьей категории иммунитета дипломатического не применяется в подавляющем большинстве государств, а там, где применяется (например, в Англии и в США), ограничен сроком службы, по окончании которого этих лиц можно привлечь к ответственности также за действия, совершённые во время службы. На практике, чтобы устранить препятствие для привлечения такого лица к уголовному преследованию, нередко обращаются к дипломату с просьбой об увольнении данного сотрудника. Законодательство не содержит точных указаний по всем этим вопросам, а судебная и административная практика крайне разнообразна. Иммунитет дипломатический большей частью не распространяется также на лиц, являющихся гражданами государства пребывания. Всех лиц, пользующихся иммунитетом дипломатическим, ведомство иностранных дел государства пребывания снабжает соответственными документами об этом, так называемыми дипломатическими карточками.

Право отказа от иммунитете дипломатическом как в отношении самого представителя, так и лиц его персонала принадлежит его правительству. Обычно заявление главы миссии рассматривается как выражение воли и согласия правительства, хотя и не всегда. Так, например, по делу сына чилийского поверенного в делах в Брюсселе Ваддингтона (см. Дипломатов казусы) бельгийские власти воздержались от применения своей юрисдикции, пока не было получено формальное согласие правительства Чили. Однако в гражданских делах заявление самого дипломата большей частью считается достаточным и не требуется даже согласия главы миссии.

Время действия иммунитете дипломатического определяется не формальным началом и концом дипломатической миссии (вручением верительных и отзывных грамот), а моментом пересечения границ государства пребывания при прибытии и при отъезде. Некоторые международники (Гейкинг. Xотхорн) считают, что в период между прибытием и началом миссии или между концом её и отъездом иммунитет дипломатический предоставляется лишь на основании международной вежливости, но на практике это положение соблюдается всюду. На территории третьих государств дипломаты бесспорно пользуются только личной неприкосновенностью. Другие привилегии могут быть предоставлены им в порядке международной вежливости, и, следовательно, их предоставление зависит от позиции данного государства. Так, например, согласно советскому закону 1927 (прим. 1 к ст. 1) министерству иностранных дел предоставляется право (но не возлагается обязанность) распространять иммунитет дипломатический на временно находящихся в СССР иностранных дипломатов, аккредитованных в других государствах.

В случае объявления войны дипломатическим представителям неприятельского государства назначается срок и маршрут для отъезда вместе со всем составом миссии (кроме лиц, являющихся гражданами государства пребывания), причём им должны быть предоставлены средства транспорта и охрана. До истечения назначенного срока дипломаты пользуются полным иммунитетом. Если они задерживаются дольше этого срока по собственной вине, то могут быть объявлены военнопленными. После их отъезда местное правительство обязано охранять здание, имущество и архивы посольств или миссий. В последние десятилетия установилась практика, согласно которой правительство отъезжающих дипломатов обычно поручает попечение о судьбе посольских зданий, имущества и архивов посольству или миссии какой-нибудь дружественной нейтральной страны. Все эти правила грубо нарушались агрессивными государствами. Во время первой мировой войны германские власти поощряли враждебные выпады толпы против послов Англии, Франции и России и чинили всевозможные издевательства при их отъезде (например, французского посла Камбона до границы конвоировали стражники с револьверами в руках, а на границе с него потребовали 5 тысяч франков "за проезд"). Во время второй мировой войны власти гитлеровской Германии и стран-сателлитов - Финляндии и Румынии - производили бесчинства в отношении отъезжавших советских дипломатов.

Наряду с постоянными дипломатическими представителями, аккредитованными в том или ином государстве, иммунитет дипломатический предоставляется также делегатам на международные конгрессы и конференции. Обязанность его соблюдения лежит в этом случае на правительстве того государства, на территории которого созывается конгресс или конференция. Во время существования Лиги наций делегаты её членов в Женеве, а также (в несколько меньшем объёме) постоянные сотрудники её аппарата, за исключением швейцарских подданных, также пользовались иммунитетом дипломатическим.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.

Литература:

Арсеньев, В. О правах и преимуществах дипломатических агентов. Витебск. 1909. - Мартене, Ф. Современное международное право. Спб. 1888. Т. П. С. 38-61.-Дурденевский, В. и Крылов, С. Международное право. Учебное пособие. М. 1946. Вып. 2. С. 91-100. - История дипломатии. М. 1945. Т. III. С. 786-794. - Коровин, Е. Об ответственности государства за преступления, совершенные на его территории в отношении дипломатических представителей другого государства. "Революционная законность" № 11-12. 1926. - Коровин, Е. Правовое положение военных атташе. М. 1940.- Левин, Д. О неприкосновенности дипломатических представителей и их персонала. М. 1946.- Сатоу, Э. Руководство по дипломатической практике. Перев. с англ. М. 1946.- Hurst, С. Les immunités diplomatiques. "Académie de Droit international. Recueil des Cours". T. 12. La Haye. 1927. P. 119-241.-Deâk, F. Classification, immunités et privilèges des agents diplomatiques. "Revue de droit international et de legislation comparée". 1928. T. 9. P. 173-206, 522-567.

ponjatija.ru

Не пора ли упразднить дипломатический иммунитет?

Правообладатель иллюстрации Getty Image caption Согласно Венской конвенции 1961 года, дипломаты обладают иммунитетом от уголовного преследования в принимающей их стране

Дипломатический иммунитет ставит иностранных дипломатов выше законов страны, в которой они живут и работают. Не открывает ли эта система возможности для злоупотребления столь привилегированным положением?

Представьте себе, что вы нарушаете закон, и никто не может вам помешать. Вы можете игнорировать квитанции о штрафе за неправильную парковку, не платить налоги, совершить преступление и выйти сухим из воды.

Теоретически все это возможно, если вы дипломат. Согласно Венской конвенции 1961 года, дипломаты обладают иммунитетом от уголовного преследования в принимающей их стране.

Уже давно эта система вызывает вопросы, особенно после таких инцидентов, как убийство в апреле 1984 года около здания посольства Ливии сотрудницы лондонской полиции Ивонны Флетчер.

Никто тогда не был наказан за это преступление, несмотря на то, что правительство Каддафи признало ответственность за ее смерть.

Вопрос о дипломатическом статусе вновь привлек всеобщее внимание в Британии в связи с необычным делом, рассматривающимся в лондонском суде.

Саудовский бизнесмен шейх Валид Джуффали ссылается на дипломатический иммунитет, пытаясь оспорить претензии своей бывшей супруги модели Кристины Эстрады, претендующей на часть его четырехмиллиардного состояния.

Как было заявлено в суде, супруги расстались в 2013 году.

Правообладатель иллюстрации PA Image caption Кристина Эстрада - модель, рекламировавшая товары фирмы Pirelli, претендует на часть состояния своего бывшего супруга шейха Валида Джуффали

В 2014 году Джуффали был назначен карибским островным государством Сент-Люсия на должность постоянного представителя в Международной морской организации (ИМО), секретариат которой находится в Лондоне. Это назначение тогда удивило многих.

В феврале судья Высокого суда постановил, что в данном случае дипломатический статус представляет собой "совершенно искусственную конструкцию", поскольку Джуффали никогда до этого не был никоим образом связан ни с островом Сент-Люсия, ни с мореплаванием.

Статья 29 Венской конвенции о дипломатических сношениях

  • Личность дипломатического агента неприкосновенна. Он не подлежит аресту или задержанию в какой бы то ни было форме. Государство пребывания обязано относиться к нему с должным уважением и принимать все надлежащие меры для предупреждения каких-либо посягательств на его личность, свободу или достоинство.

На прошлой неделе Апелляционный суд постановил, что судья был не прав, посчитав, что Джуффали "в принципе не может обладать дипломатическим иммунитетом".

Одновременно Апелляционный суд отклонил и иск бизнесмена, решив, что его дипломатический статус не имеет отношения к сути рассматриваемого дела, поскольку Джуффали имеет разрешение на постоянное жительство в стране и потому не обладает иммунитетом от гражданских судебных претензий.

Лица, обладающие правом на постоянное место жительства в стране и являющиеся дипломатами иностранного государства, согласно закону, обладают иммунитетом только в отношении действий, связанных с их служебными обязанностями.

После вынесения судебного решения представитель саудовского миллиардера заявил, что Джуффали ответственно исполнял свои дипломатические обязанности и что премьер-министр Сент-Люсии в своих свидетельских показаниях также отметил, что Джуффали исполнял свои обязанности с примерным старанием. Он, однако, был возмущен тем, что суд посчитал саудовского бизнесмена лицом, имеющим статус британского резидента.

Правительство Сент-Люсии заявило, что всегда придерживалось необходимых процедур при назначении дипломатов и что в этом отношении случай Джуффали не был исключением.

Международная морская организация отказалась прокомментировать ситуацию.

Краеугольный камень

Дипломатический иммунитет, предназначенный для того, чтобы оградить от всевозможных угроз дипломатов, работающих во враждебном окружении, - это давний краеугольный камень международных отношений. История этого принципа уходит в глубину веков; он действовал задолго до принятия Венской конвенции.

В Великобритании проживают около 25 тысяч иностранных дипломатов и членов их семей, также обладающих дипломатическим иммунитетом. Случай с Джуффали – не первый вызывающий вопросы.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Шейх Хамид бен Джасим бен Джабер Аль Тани избежал суда благодаря дипломатическому иммунитету

В 2010 году тогдашний министр внутренних дел Уильям Хейг обнародовал подробности 18 преступлений, в которых только в том году были обвинены работавшие в Соединенном Королевстве иностранные дипломаты.

Среди этих случаев – сексуальные домогательства, контрабанда людей, угрозы убийства и вождение машины в нетрезвом состоянии.

В декабре сообщалось, что сотрудники посольств задолжали 95 миллионов фунтов в виде платы за проезд в центр Лондона. Посольства многих стран ( включая Россию) считают, что эта плата – вид налога, а дипломаты освобождены Венской конвенцией от уплаты налогов.

В феврале суд постановил, что шейх Хамид бен Джасим бен Джабер Аль Тани, один из богатейших людей на планете и бывший премьер-министр Катара, в силу своего дипломатического статуса не может предстать перед судом по делу о незаконном заключении в тюрьму в Катаре мужчины, имевшего двойное гражданство Британии и Катара.

Шейх Хамид и правительство Катара отвергли обвинения, заявив, что с этим человеком обращались в полном соответствии с международным правом и законами Катара.

Подобные случаи привели к призывам пересмотреть систему дипломатического иммунитета.

"Устаревшая система"

Адвокат Джеффри Робинсон, специализирующийся на правах человека, считает, что дипломатическая неприкосновенность имела смысл во времена холодной войны, когда дипломаты действительно работали во враждебном окружении и могли попасть в какую-нибудь ловушку, однако сейчас она уже устарела.

"Она (эта система) ставит дипломатов выше закона, - говорит он. - Это противоречит Великой хартии вольностей".

"Я думаю, что Венская конвенция должна быть изменена, дипломатический иммунитет должен быль ограничен. Я не считаю, что дипломатический иммунитет должен распространяться на все гражданские иски. Он должен действовать только в случае уголовного преследования и только в определенных случаях", - считает юрист.

Он также считает, что само понятие "дипломат" слишком расплывчато, поскольку относится не только к послам и сотрудникам дипмиссий, представляющим свои страны за рубежом, но и к различным агентствам ООН и представительствам других международных организаций.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti Image caption Послу Эстонии в Москве, как и некоторым другим дипломатам, приходилось сталкиваться с враждебным отношением

И хотя назначение иностранцев дипломатами - сравнительно редкое явление, в случае Джуффали существуют опасения, что эту систему просто использовали для того, чтобы избежать судебного преследования.

"В мире есть несколько стран, где вы можете купить гражданство", - говорит адвокат Марк Стивенс, бывший президент Ассоциации юристов Британского содружества. Он подозревает, что за соответствующую плату там можно получить и нечто большее.

"Если вы – какая-нибудь шишка, стоящая за многомиллионной мошеннической схемой, вам сам Бог велит заиметь дипломатический паспорт и соответствующий дипломатический иммунитет", - говорит он.

На практике, однако, дипломатический статус не всегда уберегает от преследования правоохранительных органов. В отличие от персонажа фильма "Смертельное оружие-2", работавшего генеральным консулом в ЮАР и заодно занимавшегося контрабандой наркотиков, дипломаты, преступившие закон, могут попасть под суд.

В фильме генконсул-контрабандист машет дипломатическим паспортом и уходит от ответственности. В жизни Венская конвенция позволяет объявить такого человека персоной нон-грата и выдворить его из страны. А в своей стране он является обычным государственным служащим и может преследоваться там в судебном порядке за совершение преступлений.

В исключительных случаях дипломаты могут быть привлечены к ответственности и в принимающей их стране.

Грузинский дипломат Георгий Махарадзе, злоупотреблявший алкоголем, в 1997 году в Вашингтоне, находясь за рулем, задавил подростка. Американские власти попросили Грузию лишить его дипломатического статуса. Это было сделано, и Махарадзе признался в непредумышленном убийстве.

В ноябре 2015 года, наконец, сдвинулось с места и дело об убийстве сотрудницы лондонской полиции Ивонны Флетчер. После того как уход Каддафи позволил расширить расследование этого дела, по подозрению в убийстве был арестован гражданин Ливии.

"Твердый подход"

Сторонники сохранения системы в ее нынешнем виде утверждают, что она охраняет послов и других сотрудников дипломатической миссии от угроз и от фиктивных судебных претензий с целью помешать их работе.

"Это необходимый инструмент. Он защищает дипломатов, работающих за границей", - говорит профессор международного права лондонского университета Саут Бэнк Крейг Баркер.

Он считает, что это обязанность министерства иностранных дел – не принимать верительные грамоты, если кандидатура нового дипломата вызывает подозрения, и выдворять из страны тех, кто допускает серьезные нарушения закона.

Представитель британского МИДа говорит, что дипломатический иммунитет позволяет британским дипломатам работать в самых разных странах, в том числе и недружественных.

Он добавил, что обладатели дипломатического статуса не должны извлекать из него личную выгоду и что Венская конвенция предполагает, что дипломаты должны уважать законы страны пребывания.

"Британия занимает твердую позицию в отношении дипломатических миссий, чьи сотрудники нарушают закон. В большинстве серьезных случаев мы требуем выдворения таких людей из страны", - говорит представитель МИД.

Министр иностранных дел Великобритании Филип Хэммонд раскритиковал решение судьи лишить шейха Валида Джуффали иммунитета, британский МИД направил в Апелляционный суд свое мнение, в котором было сказано, что судья совершил ошибку.

Британское внешнеполитическое ведомство, однако, не вмешалось, когда было объявлено, что Джуффали не обладает иммунитетом, так как имеет постоянный вид на жительство в Великобритании.

Институт дипломатического иммунитета, может быть, так же стар, как и сами межгосударственные отношения, но споры по его поводу наверняка продолжатся.

www.bbc.com

Что такое дипломатическая неприкосновенность и кто ею обладает?

Понятие «дипломатическая неприкосновенность» является сложным, так как понимается странами по-разному. И тому были примеры в истории. Дать ему определение довольно легко, а объяснить, как оно работает, уже тяжелее. Но давайте разберем по порядку, кому дается право дипломатической неприкосновенности, что оно означает.

Историческая подоплека

Наверное, лучше всего разобрать гипотетический пример. Еще у древних народов были свои этические нормы. Не принято было обижать чужестранцев, которые прибыли с какой-либо миссией к правителю. Мир постепенно менялся, игроков на международной арене становилось все больше, это приводило к нарастанию числа проблем и казусов. Представительские функции за границей выполняют специальные государственные служащие – дипломаты. Это не просто граждане, а часть страны, которая их направила. Убить или покалечить представителя, значит, нанести обиду государству. То есть статус у дипломата высокий.

Для того чтобы страны не попадали в ситуацию «казус белли» и не думали, вести ли уже войну или еще подождать, международному сообществу нужно было договориться, каким образом защищать указанных представителей. Были приняты специальные документы, то есть создана правовая база. Так и возникло понятие «дипломатическая неприкосновенность». Оно означает неподчинение чужого государственного служащего законодательству страны пребывания. Однако расшифровка термина намного сложнее и постоянно дополняется практикой.

Что такое дипломатическая неприкосновенность

Под рассматриваемым понятием принято подразумевать совокупность правил, относящихся к официальным представителям иных стран. То есть дипломатическая неприкосновенность (иммунитет) – это абсолютная защищенность:

  • личности;
  • жилых и служебных помещений;
  • собственности;
  • неподсудность;
  • освобождение от досмотров и налогообложения.

В нашем определении крайне важно слово «официальный». То есть правила неприкосновенности действуют только в отношении лиц, чьи полномочия подтверждены специальными документами.

Правовая основа

Самым известным документом, который описывает дипломатический иммунитет, считается Венская конвенция. Принята она была в 1961 году. Это договор между странами, которым определены правила и нормы в отношении дипломатов – официальных представителей государств. Он регламентирует процедуры, по которым устанавливаются и прекращаются отношения между странами. Кроме того, конвенция содержит перечень функций дипломатических представительств, растолковывает, как им предоставляется аккредитация, и решает иные вопросы.

Объем иммунитета дипломатов тоже описывается в данном документе. Обычно стороны вырабатывают отношение к дипломатам на взаимной основе, то есть действуют симметрично. На международной арене неприкосновенность подтверждается дипломатическим паспортом. Это особый вид документа, который выдается официальному лицу, представляющему государство. Он используется в процессе взаимоотношений с органами страны пребывания. Его предъявление освобождает обладателя от обычных обязанностей иностранцев, например, таможенного досмотра.

Проблемы неприкосновенности дипломатического представительства

В международных отношениях было много случаев, когда иммунитетом иностранцев пренебрегали. Классическим считается пример Пиночета – бывшего президента Чили. Этот человек поехал на лечение в Великобританию. На время путешествия он имел пожизненный статус сенатора своей страны. Такие лица, как правило, обладают иммунитетом. Но Пиночет был арестован в стране пребывания. На предъявление дипломатического паспорта официальные лица не отреагировали. Бывшего президента подвергли судебной процедуре, в ходе которой проводилось и медицинское обследование.

Но по договору лица, обладающие дипломатической неприкосновенностью, не подпадают под действие законодательства иностранного государства. То есть возник казус, требующий разъяснения. Английские юристы, естественно, нашли оправдание действиям властей. Они утверждали, что иммунитетом обладают только те лица, которые имеют задание от своего государства. У Пиночета не было официальной аккредитации, подтверждающей наличие миссии. Правительство Чили тоже не смогло предоставить документы о том, что командировало его в Великобританию. Несмотря на протесты, бывшего президента и действующего сенатора не отпустили.

Заключение

Дипломатический иммунитет – вещь относительная. В случае необходимости некоторые государства не гнушаются нарушением общепринятых правил. Они придумывают себе оправдания, ничуть не заботясь о судьбах людей или нормах морали. Здесь можно говорить о праве сильного. Известны также случаи насилия над дипломатами в недемократических странах – убийство посла США в Ливии, например. Каждый инцидент разбирается отдельно между задействованными в конфликте сторонами. То есть правительства стараются избегать открытых военных столкновений, к которым такие казусы приводили с прошлые века.

fb.ru

6 самых вопиющих злоупотреблений дипломатической неприкосновенностью

Перевод для mixstuff — Света Гоголь

О дипломатической неприкосновенности большинство из нас знает из фильмов про злодеев, использующих свой статус для транспортировки наркотиков, оружия и совершения всяких других ужасных преступлений.

В реальном мире с этой самой неприкосновенностью тоже связано множество любопытных историй. Например…

1. Дело курящего террориста

В 2010 году вице-консул государства Катар в США Мохаммед Аль-Мадади летел из Вашингтона в Денвер и очень хотел курить. Мучился он, мучился, а потом пошёл в туалет, нашёл дымосигнализатор, отключил его, достал свою трубку и с наслаждением затянулся. Через пару минут одна из бортпроводниц унюхала дым, заподозрила неладное и стала барабанить в дверь.

Аль-Мадади появился на пороге — весь в клубах дыма и с зажигалкой в руке. Стюардесса строгим голосом поинтересовалась, что происходит.

Тон стюардессы показался Аль Мадади оскорбительным и он с раздражением ответил, что «всего-навсего поджёг свои ботинки». Это был намёк на так называемого «ботиночного террориста» Ричарда Рейда, совершившего попытку теракта на американском самолёте в декабре 2001 года.

Тогда стюардесса потребовала отдать зажигалку, но получила решительный отказ.

А теперь представьте: подозрительный молодой человек (дипломату на тот момент было 27 лет) выходит из туалета весь в дыму, намекает на попытку взрыва и отказывается подчиняться. И всё это в воздухе.

С этого момента события стали развиваться как в кино. Экипаж проинформировал о странном пассажире на землю, где к сообщению отнеслись со всей серьёзностью. В воздух тут же поднялись два истребителя F-16, которые сопровождали лайнер вплоть до самой посадки в аэропорту прибытия. А там нашего героя приняли сотрудники ФБР. Американские СМИ утверждают, что за ходом операции следил лично президент Барак Обама, который как раз в это время направлялся в Прагу для переговоров с Дмитрием Медведевым.

Некоторые официальные и неофициальные лица высказывали предположение, что дипломат сознательно спровоцировал инцидент, зная, что благодаря неприкосновенности, выходка легко сойдёт ему с рук.

Мы не знаем, конечно, что у этого человека в голове, но учитывая, что его запросто могли пристрелить прямо в самолёте…

Кстати, в Денвере Аль-Мадади должен бы посетить находящегося в тюрьме гражданина Катара, осуждённого за пособничество «Аль-Каиде» в организации терактов в сентябре 2001 года.

2. Мексиканский пресс-атташе ворует телефоны в Белом доме

Североамериканский саммит — ежегодная встреча лидеров США, Канады и Мексики, которая, по идее, должна укреплять связи между тремя этими соседскими государствами.

Во время встреч участники обычно оставляют свои телефоны на столе в охраняемом помещении рядом с конференц-залом. На саммите 2008 года всё происходило точно как же — несколько важных чиновников оставили телефоны и отправились на переговоры. Вернувшись, своих телефонов они, к своему крайнему изумлению, найти не смогли.

Телефоны важных чиновников — не просто дорогие игрушки. Они полны всякой важной, а то и секретной информацией. Так что исчезновение вызвало большой переполох.

Через некоторое время поисков и беготни, кто-то догадался просмотреть запись камеры наблюдения. На плёнке было отчётливо видно, как  мексиканский пресс-атташе Рафаэль Квинтеро Куриель входит в комнату, сгребает в свой портфель несколько смартфонов BlackBerry и, пританцовывая, покидает помещение.

Служба безопасности тут же отправила своих людей в аэропорт, где мексиканская делегация уже томилась в ожидании вылета в родной Мехико. Полиция остановила самолет, и потребовала от Куриеля вернуть краденое… на что тот мило улыбнулся и сказал, что не имеет ни-ка-ко-го представления, о чём, собственно, речь.

Только представьте эту картину: человек самым наглым образом, перед камерами ворует телефоны самых высокопоставленных чиновников других стран, из-за него останавливают самолёт, а он только слегка поднимает бровь: «Проблемы, офицер?»

Конечно, после того, как Куриелю была предъявлена запись с камер видеонаблюдения, тон несколько изменился. Но не то, чтоб он стал извиняться — вовсе нет. Теперь версия была такая: он случайно нашёл бесхозные смартфоны, решил что кто-то их потерял, и собирался (из самых добрых, разумеется, побуждений) поручить своему шофёру, чтобы тот отдал их лицам, ответственным за организацию саммита.

На что сотрудники службы безопасности резонно заметили, что это никак не объясняет, почему он упирался, а не отдал смартфоны по первому их требованию, равно как и то, зачем вообще их надо было брать и тем более везти с собой в Мексику. В ответ Куриель помахал перед носом офицера своим дипломатическим паспортом, заявив, что не намерен больше оправдываться.

В результате телефоны были возвращены, а Куриель, благодаря своей дипломатической неприкосновенности, беспрепятственно улетел домой.

Должность свою в результате этого инцидента Куриель всё-таки потерял, но никаких обвинений ему предъявлено не было. Принимая во внимание масштаб скандала и объёмы украденной конфиденциальной информации — очень легко отделался.

3. Похищение человека при помощи дипломатической почты

Дипломатическая вализа — это почтовый мешок дипломатического курьера, специальным образом опечатанный и пользующийся неприкосновенностью. В сущности, это перенос дипломатического иммунитета на неодушевлённые предметы.

В то время, пока большинство стран использует такие вализы для перевозки всякой скукоты вроде секретных документов, нашлись и такие, кто смог по достоинству оценить высокий потенциал дипломатической почты и проявил большую смекалку в её использовании.

В сущности, вы можете совершить любое преступление — если его можно впихнуть в контейнер с оформленной по всем правилам дипломатической маркировкой — никто вам слова не скажет.

В 1984 году у правительства Нигерии вышел конфликт с бывшим министром Умаро Дикко, в результате которого последний переехал в Англию. Дикко был человеком нрава крутого и позволял себе крайне резкие высказывания в адрес действующего на тот момент правительства, критикуя каждый его шаг. И не только в адрес собственного правительства, но и Израиля, например.

В какой-то момент Нигерия и Израиль решили объединиться, доставить Дикко обратно в Нигерию и заставить замолчать.

Сначала всё шло как по маслу. Дикка схватили прямо на улице Лондона, накачали наркотиками и привезли в аэропорт силами объединённой израильско-нигерийской группы спецназа. Теперь надо было его как-то погрузить в самолёт.

Задачка оказалась несложной. Дикко аккуратно упаковали в деревянный ящик, налепили дипломатическую маркировку и отправили в Нигерию. Готово!

Но… на радостях, что всё прошло без сучка без задоринки,  они оформили бумаги на дипломатическую почту неправильно. Поэтому чиновники посчитали себя вправе полюбопытствовать содержимым посылки. И очень удивились, обнаружив мёртвое тело бывшего нигерийского министра.

Похитителей тут же и арестовали.

4. 150 000 штрафных талонов

Дипломатическая неприкосновенность используется не только в тех случаях, когда требуется избежать неприятностей, связанных с серьёзными и крупными преступлениями. Иногда дипломаты используют свои корочки и для безнаказанного нарушения всяких мелких правил.

Взять, к примеру, талоны на парковку. Автомобиль посланника другого государства имеет, как известно, особый номерной знак. Редкий полицейский посмеет выписать для такой машины штраф,  даже если она оставлена хозяином посреди оживлённой улицы. А даже если и посмеет, дипломат имеет полное право просто проигнорировать квитанцию. Хотя, справедливости ради надо заметить, пользуются этим правом далеко не все — многие всё же платят.

В период между 1997 и 2002 годами дипломатам из консульств и ООН только в Нью-Йорке было выписано 150 000 штрафов, которые остались неоплаченными. Это получается примерно по 70 талонов в день на общую сумму 17 миллионов долларов.

Больше всего штрафов приходится на долю российских дипломатов — 32 тысячи неоплаченных квитанций. Кувейт оказался чемпионом по количеству нарушений на посланника —  на один дипломатический паспорт  выписано 246 квитанции.

Кроме того, стиль вождения дипломатических машин отличается таким своеобразием, что полиция Вашингтона, например, сочла необходимым особо проинструктировать обычных водителей избегать ездить позади автомобилей с дипломатическими номерами.

5. Дипломат открывает казино прямо в здании консульства

В октябре 2006 года Бенни Кусни прибыл в консульство Сенегала в Сингапуре, где он служил почётным консулом — то есть управлял делами консульства, хотя сам в этой стране не жил, и, следовательно, дипломатической неприкосновенностью не обладал.

Однажды консула Кусни внезапно посетила блестящая идея. Он подумал: У меня в распоряжении огромное здание в Сингапуре, которое находится вне каких бы то ни было подозрений. Самое подходящее место, чтобы открыть казино и заработать кучу денег на старость.

Сказано — сделано. Казино работало целый месяц и действительно оказалось поразительно прибыльным предприятием, приносящим Кусни по полмиллиона баксов… в день.

Но, в конце концов, полиция заинтересовалась небывалой активизацией светской жизни и неиссякающим потоком дам в коктельных платьях и джентльменов в смокингах в здание сенегальского консульства.

А в отличие от посольств, консульства не считаются  территорией иностранного государства. Так что  полиция со спокойной совестью могла устроить там облаву, что она и сделала.

Кунси немедленно заявил о своей дипломатической неприкосновенности и начал паковать вещи для отъезда. А полиция некоторое время пребывала в замешательстве, пока кто-то не вспомнил, что почётным консулам никакой неприкосновенности не полагается.

В результате Кунси попал в тюрьму, из которой вышел под залог в 40 тысяч долларов.

6. И даже убийство

 

В 1979 году посол Бирмы в Шри-Ланке узнал, что его жена завела на стороне интрижку и застрелил изменщицу. После этого развёл во дворе посольства погребальный костёр (что на бирманской земле дело совершенно законное) и сжёг супругу на глазах у изумлённых представителей прессы и полиции. Все знали о произошедшем убийстве, но из-за пресловутой депутатской неприкосновенности сделать ничего не могли.

Этот человек не только не ответил за своё преступление — он так и остался послом Бирмы.

Понравилась статья? Оцените ее: Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

© Mixstuff 2012. Права на опубликованный перевод принадлежат владельцам вебсайта mixstuff.ru Все графические изображения, использованные при оформлении статьи принадлежат их владельцам. Знак охраны авторского права распространяется только на текст статьи. Использование материалов сайта без активной индексируемой ссылки на источник запрещено.

mixstuff.ru

ИММУНИТЕТ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ

- особые права, преимущества, предоставляемые иностранным дипломатам на территории тех государств, в которых они находятся для выполнения своей миссии. И. д. - один из старейших институтов международного права. Его содержание и объём определялись характером дипломатической деятельности и особенностями государственного и правового строя в каждую данную эпоху. В древности и в ранний период Средних веков, когда государи посылали друг к другу временные чрезвычайные посольства с каким-нибудь отдельным поручением, посланники (обычно проживавшие при дворе принимавшего их государя) пользовались личной неприкосновенностью, которая охранялась предписаниями религии. Оскорбление посла приравнивалось к святотатству. Появление с конца 15 и начала 16 в. постоянных посольств, которые стали играть огромную роль во внешней политике и, с другой стороны, вступали в повседневное соприкосновение с местным населением и с властями абсолютистских государств, вызвало большое увеличение и расширение И. д. Посланники пользовались уже не только личной неприкосновенностью, но неприкосновенностью дома, а иногда и квартала, где они проживали, а также неподсудностью местным судам. В отдельных странах - в Голландии (1634), Англии (1709), в США (1790) и др. - были изданы соответствующие специальные законы. Выдвинутая Пьером Эйро (1576) и впоследствии развитая Гуго Гроцием (1625) теория утверждала, что посланники должны рассматриваться государством пребывания как находящиеся как бы вне территории (extra territorium) данного государства. Эта теория, широко воспринятая дипломатической и судебной практикой, вела к далеко идущим последствиям. Посланники могли предоставлять убежище преступникам и даже чинить суд и расправу в своей резиденции, которая также считалась экстерриториальной. В 19 в. законодательство о личных, имущественных и судебных гарантиях граждан вступает в противоречие с чрезмерными посольскими привилегиями и намечается тенденция к сокращению И. д. В теории и на практике укрепляется взгляд, что основанием И. д. является его необходимость для выполнения дипломатом своих функций, и эта необходимость служит критерием для определения объёма иммунитета. Такой взгляд решительно защищает подавляющее большинство новейших авторов как общих курсов (Фошиль, Оппенгейм, Мартенс, Камаровский и Ульяницкий, Захаров, Коровин, Дурденевский и Крылов и др.), так и специальных монографий (Сатоу, Херст, Колчановский и др.), за единичными исключениями.

В настоящее время, как и прежде, И. д. определяется главным образом общими началами международного права и международными обычаями. По мнению, высказанному французским министром иностранных дел Эгильоном в 1772 и воспринятому в последующем юристами, соблюдение И. д. покоится на "молчаливом соглашении" государств. Попытки кодификации правил об И. д. не привели к большим результатам. Проект кембриджской сессии Института международного права 1895 (т. н. Кембриджский регламент), как и проект нью-йоркской сессии Института 1929 не стали международными конвенциями. После двух лет работы кодификационной комиссии Лиги наций (1925-26) Совет Лиги исключил (1927) И. д. из числа вопросов, подлежащих кодификации. Только между американскими государствами была заключена в 1928 в Гаване конвенция о дипломатических чиновниках, в основу которой легли проекты Американского института международного права (1925) и Международной комиссии американских юристов (1927).

Специальные законы об И. д. существуют только в СССР (Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории Союза ССР от 14. I 1927 - Собрание законов 1927, № 5, ст. 48), США, Великобритании, Франции, Австрии, Турции, Панаме, Венесуэле и Колумбии. Почти во всех государствах отдельные постановления включены в уголовное, гражданское и процессуальное законодательство. Решения судов признают за дипломатами обычный И. д. Если суд выходит за его пределы, то соответствующие права считаются основанными не на международном праве, а на "международной вежливости". Однако строгой грани между тем и другим не существует. Дипломат, отправляясь в ту или иную страну, может получить точное представление об объёме своего И. д. в этой стране только путём ознакомления с её законодательством и судебной практикой.

Вся совокупность прав, изъятий, льгот и преимуществ, обнимаемых общим понятием И. д., согласно классификации, наиболее соответствующей современным взглядам, может быть разделена на три категории: 1) неприкосновенность (личности и помещения), 2) иммунитет от юрисдикции (уголовной, гражданской и административной) и 3) особые льготы и преимущества (свобода переписки, право пользования дипломатическими курьерами, освобождение от налогов и повинностей, церемониальные привилегии и пр.). Некоторые авторы (Оппенгейм, Мартенс и др.) объединяют неприкосновенность помещения и иммунитет от юрисдикции под общим понятием "экстерриториальность". В указанном смысле этот термин сохранился в целом ряде законов, в частности в УК РСФСР (ст. 5).

Личная неприкосновенность дипломата состоит в охране его государством пребывания от всяких посягательств на его личность и достоинство в пределах территории этого государства и в гарантии от применения к нему мер принуждения (и вообще мер внедипломатического воздействия) со стороны самих государственных органов и должностных лиц. Во многих государствах (Италия, Бельгия, Нидерланды, Швейцария, Швеция, Норвегия, Турция, Япония и др.) существуют специальные уголовные законы, карающие нарушения дипломатической неприкосновенности, хотя государство может карать их и с помощью общих уголовных законов. В СССР к преступлениям такого рода суды применяли ст. 584 и по аналогии 588 УК. Преступления против неприкосновенности дипломатов в целом ряде случаев исходили из реакционных кругов, стремившихся спровоцировать войну (убийство германского посла в Москве Мирбаха "левыми" эсерами в 1918, убийство югославского короля Александра и французского министра Барту в Марселе хорватскими фашистами в 1934) или боровшихся против более прогрессивного социально-политического строя (убийство австрийскими гусарами французских делегатов на Раштадтском конгрессе де Бри, Бонье и Робержо в 1799, убийство русскими белоэмигрантами советского делегата на Лозаннской конференции Воровского в 1923 и советского посла в Варшаве Войкова в 1927). Что касается гарантии от применения мер принуждения, то она, по определению, напр., советского закона 1927, состоит в том, что дипломатические представители "не могут быть подвергнуты аресту или задержанию в административном или судебном порядке" (ст. 2, п. "а"). Однако, если дипломат совершает серьёзное преступление против безопасности государства пребывания, то в случае крайней опасности он может быть временно задержан и принудительно выслан из страны. Это положение признают виднейшие авторитеты науки международного права (Фошиль, Оппенгейм, Мартенс, Камаровский и Ульяницкий, Сатоу и др.). Из практики характерны дела: Гилленборга в 1716, Селламаре в 1718 и др. (см. Дипломатов кааусы). В самые последние годы дипломаты гитлеровской Германии были высланы из некоторых стран (посол фон Термапн из Аргентины, посланник Вендлер из Боливии в 1941, посланник фон Эттель из Ирана в 1941 и др.) за участие в подготовке фашистского переворота. В 1942 были высланы из СССР за шпионаж польские дипломатические чиновники правительства Сикорского. В связи с преступной деятельностью подобных "дипломатов" Американская ассоциация адвокатов в 1942 поставила вопрос о пересмотре И. д.

Неприкосновенность помещения связывается теперь обычно с личной неприкосновенностью дипломата, а не с понятием экстерриториальности. Она состоит в том, что органы государства пребывания обязаны охранять здания посольства и квартиры дипломатов, а также находящиеся в них бумаги и имущество от всяких посягательств и не имеют права без согласия дипломата вступать в эти помещения и производить в них какие бы то ни было административные или судебные действия (арест, обыск и пр.). Однако, как гласит советский закон 1927, "неприкосновенность этих помещений не даёт права принудительно задерживать кого бы то ни было в них или предоставлять в них убежище лицам, в отношении которых имеется постановление правомочных на то органов Союза ССР и союзных республик об их аресте" (ст. 4). Право дипломатического убежища, допускавшееся до 19 в., а в некоторых странах Востока и до 20 в., в настоящее время сохранилось только в американских государствах и в Испании, притом лишь в отношении политических преступников. Так, напр., в 1937 чилийская миссия в Мадриде укрыла испанских фалангистов. В других государствах это право не признаётся, как не признаётся нигде право насильственного удержания кого бы то ни было в дипломатическом помещении. Когда в 1896 китайское посольство в Лондоне захватило известного китайского революционера Сун Ят-сена с целью передачи его китайскому правительству, то английское правительство решительно потребовало его немедленного освобождения, и Сун Ят-сен был освобождён. Точно так же неприкосновенность помещения не может помешать местному правительству принять необходимые меры, когда в этом помещении подготовляется или совершается преступление, серьёзно угрожающее безопасности и порядку государства пребывания. Почти во всех вышеприведённых случаях, когда применялись меры принуждения к самому дипломату, имел также место обыск в дипломатическом помещении, а иной раз и наложение временного ареста на бумаги.

Иммунитет от юрисдикции состоит в том, что против дипломата не может быть возбуждено судебное преследование по уголовным делам и к нему не может быть предъявлен гражданский иск, а также и в том, что дипломата нельзя обязать давать свидетельские показания в судебных или в административных учреждениях. Вообще никакие меры юрисдикции не могут быть предприняты в отношении иностранного дипломата. Соответствующие постановления содержатся в уголовном, гражданском и процессуальном законодательстве почти всех государств. Вопрос о том, освобождается ли дипломат от действия национального права государства пребывания или только от применения его юрисдикции, поднятый в юридической литературе Белингом, не получил единодушного разрешения. Однако не подлежит сомнению, что иммунитет от юрисдикции не означает безнаказанности или безответственности дипломата. Против него может быть возбуждено уголовное преследование или к нему может быть предъявлен гражданский иск в его отечественном суде через дипломатические учреждения государства пребывания. На практике, в случаях (крайне редких) совершения дипломатом уголовного преступления, местное правительство ограничивается требованием об его отозвании, гражданские же претензии разрешаются в дипломатическом порядке. Что же касается свидетельских показаний, то дипломаты большей частью соглашаются давать их у себя на дому судейским или административным чиновникам.

Если иммунитет от уголовной юрисдикции всюду признаётся в полном объёме, то иммунитет от гражданской юрисдикции признаётся лишь с известными и не везде одинаковыми ограничениями. Иммунитет от гражданской юрисдикции не распространяется на иски, связанные с владением недвижимостью, на встречные иски и в ряде случаев на иски, связанные с занятием дипломата торговлей или какой-нибудь иной профессией, не имеющей отношения к его официальным функциям. Римский кассационный суд несколько раз (в 1915, 1921) становился даже на ту точку зрения, что иммунитет от юрисдикции не распространяется вообще ни на какие гражданские дела, не связанные с официальными функциями дипломата. Эта точка зрения не поддерживается, впрочем, судебной практикой других стран. Но и тогда, когда допускается предъявление иска к дипломату, к нему не могут быть применены меры принудительного исполнения и меры по предварительному обеспечению судебных издержек.

Особый вопрос представляет иммунитет от гражданской юрисдикции торговых представительств СССР за границей. Торгпредства, являясь составной частью советских дипломатических представительств (ст. 2 "Положения о торговых представительствах и торговых агентствах Союза ССР за границей", 1933), пользуются И. д. в том же объёме, что и последние, если более ограниченный объём не предусматривается в договоре. Их торговые функции являются официальными государственными функциями. Подчинение торгпредств иностранной юрисдикции по делам, связанным с их оперативной деятельностью, обусловленное в торговых договорах СССР, имеет своим основанием взаимное соглашение СССР и другой договорной стороны. Вне этих договорных ограничений иммунитет торгпредств сохраняется в полной мере на основании общих начал международного права.

Иммунитет от административной юрисдикции, не освобождая дипломата от подчинения местным законам и административным правилам, исключает применение к нему каких-либо административных мер с целью принуждения его к подчинению этим законам и правилам.

Особые льготы и преимущества дипломатов включают: 1) право пользоваться шифром при сношениях с правительством и дипломатическими учреждениями своей страны; 2) право пользоваться дипломатическими курьерами, которым гарантируется неприкосновенность личности и бумаг; 3) право внеочередного пользования средствами электросвязи; 4) освобождение от личных налогов и административных повинностей; 5) освобождение от таможенных пошлин и таможенного досмотра и 6) различного рода церемониальные привилегии. За исключением права сношений со своим правительством и его дипломатическими органами, все остальные льготы и преимущества различны в разных государствах, часто служат предметом специальных соглашений и считаются основанными не на международном праве, а на т. н. международной вежливости.

Круг лиц, в отношении которых возникает вопрос о признании И. д., разделяется на три категории: дипломатический персонал (советники, первые, вторые и третьи секретари, атташе), канцелярский персонал (переводчики, машинистки и пр.) и обслуживающий персонал (швейцары, рассыльные и пр.). В отношении лиц первой категории И. д. применяется бесспорно и в полном объёме как к ним самим, так и к членам их семей, живущим вместе с ними.

В отношении лиц второй категории И. д. применяется далеко не во всех государствах (в частности советский закон 1927 ограничивает круг лиц, пользующихся И. д., только членами дипломатического персонала) и не распространяется на членов их семей. В отношении лиц третьей категории И. д. не применяется в подавляющем большинстве государств, а там, где применяется (напр., в Англии и в США), ограничен сроком службы, по окончании которого этих лиц можно привлечь к ответственности также за действия, совершённые во время службы. На практике, чтобы устранить препятствие для привлечения такого лица к уголовному преследованию, нередко обращаются к дипломату с просьбой об увольнении данного сотрудника. Законодательство не содержит точных указаний по всем этим вопросам, а судебная и административная практика крайне разнообразна. И. д. большей частью не распространяется также на лиц, являющихся гражданами государства пребывания. Всех лиц, пользующихся И. д., ведомство иностранных дел государства пребывания снабжает соответственными документами об этом, т. н. дипломатическими карточками.

Право отказа от И. д. как в отношении самого представителя, так и лиц его персонала принадлежит его правительству. Обычно заявление главы миссии рассматривается как выражение воли и согласия правительства, хотя и не всегда. Так, напр., по делу сына чилийского поверенного в делах в Брюсселе Ваддингтона (см. Дипломатов казусы) бельгийские власти воздержались от применения своей юрисдикции, пока не было получено формальное согласие правительства Чили. Однако в гражданских делах заявление самого дипломата большей частью считается достаточным и не требуется даже согласия главы миссии.

Время действия И. д. определяется не формальным началом и концом дипломатической миссии (вручением верительных и отзывных грамот), а моментом пересечения границ государства пребывания при прибытии и при отъезде. Некоторые международники (Гейкинг. Xотхорн) считают, что в период между прибытием и началом миссии или между концом её и отъездом И. д. предоставляется лишь на основании международной вежливости, но на практике это положение соблюдается всюду. На территории третьих государств дипломаты бесспорно пользуются только личной неприкосновенностью. Другие привилегии могут быть предоставлены им в порядке международной вежливости, и, следовательно, их предоставление зависит от позиции данного государства. Так, напр., согласно советскому закону 1927 (прим. 1 к ст. 1) министерству иностранных дел предоставляется право (но не возлагается обязанность) распространять И. д. на временно находящихся в СССР иностранных дипломатов, аккредитованных в других государствах.

В случае объявления войны дипломатическим представителям неприятельского государства назначается срок и маршрут для отъезда вместе со всем составом миссии (кроме лиц, являющихся гражданами государства пребывания), причём им должны быть предоставлены средства транспорта и охрана. До истечения назначенного срока дипломаты пользуются полным иммунитетом. Если они задерживаются дольше этого срока по собственной вине, то могут быть объявлены военнопленными. После их отъезда местное правительство обязано охранять здание, имущество и архивы посольств или миссий. В последние десятилетия установилась практика, согласно которой правительство отъезжающих дипломатов обычно поручает попечение о судьбе посольских зданий, имущества и архивов посольству или миссии какой-нибудь дружественной нейтральной страны. Все эти правила грубо нарушались агрессивными государствами. Во время первой мировой войны германские власти поощряли враждебные выпады толпы против послов Англии, Франции и России и чинили всевозможные издевательства при их отъезде (напр., французского посла Камбона до границы конвоировали стражники с револьверами в руках, а на границе с него потребовали 5 тыс. франков "за проезд"). Во время второй мировой войны власти гитлеровской Германии и стран-сателлитов - Финляндии и Румынии - производили бесчинства в отношении отъезжавших советских дипломатов.

Наряду с постоянными дипломатическими представителями, аккредитованными в том или ином государстве, И. д. предоставляется также делегатам на международные конгрессы и конференции. Обязанность его соблюдения лежит в этом случае на правительстве того государства, на территории которого созывается конгресс или конференция. Во время существования Лиги наций делегаты её членов в Женеве, а также (в несколько меньшем объёме) постоянные сотрудники её аппарата, за исключением швейцарских подданных, также пользовались И. д.

Литература: Арсеньев, В. О правах и преимуществах дипломатических агентов. Витебск. 1909. - Мартене, Ф. Современное международное право. Спб. 1888. Т. П. С. 38-61.-Дурденевский, В. и Крылов, С. Международное право. Учебное пособие. М. 1946. Вып. 2. С. 91-100. - История дипломатии. М. 1945. Т. III. С. 786-794. - Коровин, Е. Об ответственности государства за преступления, совершенные на его территории в отношении дипломатических представителей другого государства. "Революционная законность" № 11-12. 1926. - Коровин, Е. Правовое положение военных атташе. М. 1940.- Левин, Д. О неприкосновенности дипломатических представителей и их персонала. М. 1946.- Сатоу, Э. Руководство по дипломатической практике. Перев. с англ. М. 1946.- Hurst, С. Les immunités diplomatiques. "Académie de Droit international. Recueil des Cours". T. 12. La Haye. 1927. P. 119-241.-Deâk, F. Classification, immunités et privilèges des agents diplomatiques. "Revue de droit international et de legislation comparée". 1928. T. 9. P. 173-206, 522-567.

Поделитесь на страничке

slovar.wikireading.ru

3.5. Дипломатические привилегии и иммунитеты

Дипломатические привилегии и иммунитеты представляют собой те особые права и преимущества, которые предоставляется иностранным дипломатам и дипломатическим представительствам в государствах пребывания для эффективного выполнения воз- ложенных на .них полномочий. Иммунитет (от лат», immunitus – освобождение, избавление от чего-либо) — это изъятие, из-под административной, уголовной и гражданской юрисдикции государства-пребывания. Привилегии – это льготы, преимущества, которые рядовым иностранцам не предоставляются. Государство, предоставляя иностранным дипломатам особыр права и освобождая их от своей юрисдикции, считает их «абсолютно свободными» в выполнении порученной миссии. Этот принцип является производным суверенного характера государств и их равноправия как субъектов международного права.

Привилегии и иммунитеты складывались на протяжении всего исторического периода развития дипломатических институтов с учетом традиций и обычаев, существующих в различных странах. Известно, что священные законы Древней Индии («Законы Ману») запрещали под страхом смерти поднимать руку на посла; так как «послы, в силу своей миссии, от которой зависят мир и война, находились под боже­ственным покровительством, а потому поднимающий руку на посла идет к гибели и уничтожению». В Древней Греции и Древнем Риме личность посла считалась священной и неприкосновенной. Нарушение посольского иммунитета воспринималось как грубейшее нарушение так называемого «права народов», как в те времена в Риме именовалось международное право. «Если кто-либо нанесем ущерб послу враж­дебной страны (!), это должно рассматривася как нарушение права народов, все послы признаются священными особами», — так тракто­вался посольский иммунитет римскими-правоведами.

В наше время привилегии и иммунитеты, которыми пользуются дип­ломатические представительства, их главы и сотрудники, регулируются как двусторонними соглашениями, так и многосторонними конвенция­ми. Наиболее полно они представлены в Венской конвенции о диплома­тических сношениях 1961 г., которую подписали более 140 государств. В некоторых из них Венская конвенция вошла в национальные законода­тельства, а многие страны приняли специальные законы [6].

Дипломатическими иммунитетами и привилегиями обладает дипломатический персонал: главы дипломатических представительств (по­слы, поверенные в делах, временные поверенные в делах), посланни­ки, советники, первые, вторые и третьи секретари, атташе, секрета­ри-архивисты, а также торговые представители, их заместители, торговые советники (атташе), атташе по вопросам обороны и их по­мощники, специальные атташе (по вопросам науки, культуры, сельс­кого хозяйства, пресс-атташе). Они распространяются также и на чле­нов семёй дипломатических работников, проживающих с ними.

Для подтверждения принадлежности к дипломатическому персона­лу дипломатам и членам их семей служба государственного протокола МИДа выдает дипломатические карточки. В этом документе имеется запись о том, что его владелец пользуется всеми привилегиями и иммунитетами. Основанием для выдачи дипломатической карточки служит дипломатический паспорт, где указан дипломатический ранг сотрудника диппредставительства.

Венская конвенция устанавливает две категории привилегий и иммуни­тетов: относящиеся к:дипломатическому представительству как тако­вому и личные, т.е. принадлежащие главам и персоналу представительства.

К первой категории иммунитетов относится неприкосновенность по­мещений представительства. Власти государства пребывания не могут вступать в них иначе как с согласия главы представительства. Под помещением представительства понимаются здания или часть зданий, используемые для целей представителсьтва, включая резиденцию ее главы и прилегающий земельный участок. На государстве пребывания лежит специальная обязанность принимать надлежащие меры защиты помещений представительства от всякого вторжения, нанесения ущерба и для предотвращения нарушения спокойствия работников посольства. Предметы обстановки и другое и другое находящееся в помещениях имущество, а также средства передвижения пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, ареста и исполнительных действий. Неприкосновенной считается также официальная корреспонденция представительства, а дипломатическая почта не подлежит ни вскрытию, ни задержанию.

В Венской конвенции подтверждена международная практика освобождения дипломатических представительств от всех государственных, районных и муниципальных налогов, сборов и пошлин, кроме платы за конкретные виды обслуживания (электроэнергию, газ, воду, телефон и т.д.) – так называемый фискальный иммунитет.

Кроме того, Конвенция 1961 г. предоставляет представительствам несколько привилегий. Таможенные привилегии разрашают государству пребывание беспошлинно ввозить предметы, предназначенные для официального использования в представительстве. Еще одной привилегией является право пользования флагом и эмблемой аккредитующего государства на помещениях представительства, включая резиденцию главы представительства, а также на средствах передвижения.

Ко второй категории относятся личные иммунитеты и привилегии. Первым среди иммунитетов называется личная неприкосновенность дипломатических представителей. Глава представительства и члены дипломатического персонала неподлежат аресту или задержанию в какой бы то ни было форме, а государства пребывания обязано относиться к нему с должным уважением и принимать все надлежащие меры для предупреждения каких-либо посягательств на его личность, свободу или достоинство.

Дипломаты пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции государтсва пребывания. Если в следственные и судебные органы этой страны поступают требования о производстве следствия и суда в отношении дипломатов, то такие дела должны быть признаны неподсудными. Иммунитет от уголовной юрисдикции обеспечивается дипломату для осуществления функций дипломатического представительства. Поэтому от него может отказыватьься только правительство страны назначения.

Дипломаты пользуются также иммунитотом от гражданской юрисдикции, кроме случаев относительно:

1) вещных исков по частному недвижимому имуществу, находящемуся на территории государства пребывания;

2) исков, которые относятся к любой деятельности, осуществляемой через часное лицо;

3) исков, которые относятся к любой деятельности, осуществляемой дипломатом в государстве пребывания за пределами своих официальных функций.

Дипломаты не обязаны давать показания в качестве свидетелей, но могут это делать, если сами того пожелают. Они пользуются также иммунитетом от административной юрисдикции, их нельзя оштрафовать или подвергнуть какому-либо иному административному взысканию.

В случае автомобильного инцидента по вине дипломата, в результа­те которого причинен значительный материальный ущерб, против дипломата нельзя возбудить дело о взыскании убытков в суде. В соот­ветствии с дипломатическими привилегиями дипломатические сотруд­ники освобождаются от всех налогов, сборов и пошлин, за исключением косвенных налогов, обычно включаемых в цену товаров и об­служивания, сборов и налогов за частное недвижимое имущество; налогов на наследство, на частный доход, источник которого нахо­дится в стране пребывания; уплаты за конкретные виды обслужива­ния; регистрационных и иных пошлин и сборов в отношении недви­жимого имущества. Дипломатические сотрудники освобождаются от всех трудовых и государственных повинностей независимо от их ха­рактера, а также от военных повинностей, таких как реквизиция, контрибуция и военный постой.

Конечно, привилегии и иммунитеты, предоставляемые дипломату, не освобождают его от обязанности уважать законы и постановле­ния страны пребывания, он не имеет права вмешиваться в ее внутренние дела. Нарушение этого требования может привести к объявлению дипломата «персоной нон грата».

Одной из привилегий дипломатических сотрудников представи- тельств является возможность свободного передвижения по территории страны пребывания. Исключение составляет въезд в зоны, которые обозначеныкак запретные по сообрашениям безопасности.

Один из допломатов назвал их «интеллегентными цыганами, к котороым значительное число населения стран их временного пребывания относится как к разботатевшим цыганам».

В этих условиях нормальная работа дипломатических представительств и дипломатов может осуществляться только при признании их суверенитета и независимого положения в стране пребывания. В качестве суверенных представителей независимого государства они не могут быть подчинены другому, иностранному для них государству и управляться им. Их посылают в чужую страну и должны принимать именно как представителей чужой страны. Они лояльны своему государству, но они не слуги двух господ и не могут быть верны тому правительству, при котором аккредитованы. Но это должно быть отражено в соответствующих международных нормах, что и сделала Венская конвенция. Статья 24 Венской конвенции гласит:

«Личность дипломатического агента неприкосновенна. Он не подлежит аресту или задержанию в какой бы то ни было форме. Государство пребывания обязано относиться к нему с должным уважением и принимать все надлежащие меры для предупреждения каких-либо посягательств на его личность, свободу или достоинство.

Статья 31 Конвенции указывает, что дипломат пользуется иммунитетом от уголовной юрисдикции государства пребывания. Он не обязан давать показания в качестве свидетеля (но этот иммунитет не избавляет его от юрисдикции аккредитующего государства).

studfiles.net


Смотрите также