Неожиданные результаты. В России разработали релиз-активные препараты. Релиз активные антитела


Почему некоторые лекарства бесполезны Стоит ли принимать таблетки известного бренда во время эпидемии гриппа и ОРВИ?

Россия — одна из немногих стран мира, где ассортимент противопростудных лекарств очень велик. Как правило, большая часть из них безрецептурные. Значит, ответственность по выбору препарата ложится на пациента. А при таком раскладе необходимо получать понятную информацию о лекарстве. К сожалению, регуляторный механизм не всегда срабатывает, что может быть опасно для пациентов.

Аптечный урожай

Прошедшая зима ознаменовалась эпидемий так называемого свиного гриппа, официально названного А (h2N1)pdm09. По данным маркетингового агентства DSM Group, продажи сезонных препаратов в январе 2016 г. выросли на 19% в денежном выражении по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. Максимальный прирост показали противовирусные средства — 45%, иммуностимулирующие препараты приобретали на 31% больше, лекарства от боли в горле увеличили выручку аптек ещё на 27%.

Чтобы представить, перед каким выбором мы как потребители стоим, посмотрим на ТОП-20 лекарственных препаратов по объему продаж в январе 2016 г., составленный DSM-Group. Большая часть списка — 14 из 20 — противопростудные лекарства. В действительности их больше. Можно только посочувствовать маркетологам, которым приходится придумывать оригинальные ходы для продвижения своих брендов. Впору устраивать отдельную номинацию на международном фестивале рекламы «Каннские львы».

В семи водах

Ряд препаратов вызывает серьезную обеспокоенность у специалистов, т.к. при внимательном изучении их состава сложно вычислить количество действующего вещества. Почему так происходит на одном из примеров задалась вопросом Елена Николаевна Карева, доктор медицинских наук, профессор, кафедра молекулярной фармакологии и радиобиологии им. академика П. В. Сергеева ГБОУ ВПО РНИМУ Росздрава:

— Возьмем, к примеру, препараты «Эргоферон» и «Анаферон», производимые компанией «Материа Медика». Оба они зарегистрированы как иммуномодуляторы и противовирусные средства. Причем в инструкции «Эргоферона» вот что говорится о действующих веществах: «В одной таблетке содержатся по 0,006 г* антител к гамма интерферону человека, антител к гистамину и антител к CD4″. Особенно интересно, что все эти компоненты представлены в таблетке не в абсолютном количестве, а в виде нанесенного на лактозу водно-спиртового раствора субстанции после разведения в 10012, 10030 и 10050 раз. То есть антитела к гамма-интерферону человека разведены 12 раз по 100 раз, антитела к гистамину — 30 раз по 100 раз, антитела к CD4 — 50 раз по 100 раз. В таком случае, к чему относится приведенное значение 0,006 г — если к раствору, то его количество должно выражать в объемных (например, мл) и концентрационных единицах (например, в процентах). Если к сухой субстанции — то причем здесь разведения? В любом случае, после испарения растворителя на/в таблетке должно остаться измеримое количество действующего вещества, которое следует выразить в общепринятых единицах измерения массы (г) или единицах действия (как, например, в случае ферментов). Одно очевидно, что в таблетке нет заявленных 0,006 г антител. Но, даже если бы они там и были, то при попадании в желудочно-кишечный тракт антитела (то есть протеины) разрушились бы под действием пищеварительных ферментов как любые другие белки. Если подсчитать количество молекул любого вещества после разведения 1 молярного раствора 10012 раз (С12), то в 10 мл остается всего 0,6 молекулы (число Авогадро, рекомендованное CODATA [Committee on Data for Science and Technology] NA = 6,02214179(30)*1023 моль-1). Что уж говорить о разведениях С30 и С50. В общем, возможно, конечно, что это просто опечатка, но при составлении инструкций к фармакологическим средствам такие странные „опечатки“ недопустимы».

Получается, что одна таблетка «Эргоферона» общей массой 300 мг содержит по 6 мг сверхразбавленных растворов антител с концентрацией не более 10 в минус 16 степени нг/г (10−25 г). В компании призывают не смущаться такими малыми дозами. Мол, «препарат „Эргоферон“ относится к новому классу лекарственных препаратов на основе релиз-активных антител к эндогенным регуляторам. У релиз-активных препаратов отсутствует ключевой признак гомеопатии — принцип „подобное лечится подобным“, у антительных препаратов имеется доказанный механизм действия, и терапевтическая эффективность данных препаратов доказана в большом количестве клинических исследований. Из гомеопатии заимствована только технология приготовления — разведение и потенцирование», — отмечают в «Материа Медика».

Тем не менее, как сравнивает эксперт, «один и тот же препарат „Анаферон“ в старой инструкции объявлен гомеопатическим иммуностимулирующим средством, а в новой, хотя качественный состав препарата не изменился, это уже иммуномодулятор, противовирусное средство „анаферон детский“. То есть новые качества препарата появились только по бумагам фирмы-производителя — точнее в новой инструкции к препарату. К сожалению, главное-то осталось — практическое отсутствие самого действующего вещества в препарате. Кроме того, крайне неудачно, мягко говоря, использован предложенный авторами инструкции термин „релиз-активный“ — в классической фармакологии понятие „релиз-активные антитела“ просто отсутствует. Термин „релиз-“ может использоваться в случае лекарственной формы с измененной скоростью высвобождения действующего начала».

В сухом остатке

Много умных слов, но что они означают? Врачи объясняют: антитела используются иммунной системой для идентификации и нейтрализации чужеродных объектов, например бактерий и вирусов, а также могут «запускать» иммунитет. Так, препараты, в которых используются антитела, медицине известны давно. Есть, например, антимикробные сыворотки, они содержат антитела против клеточных антигенов возбудителя, например, сибирской язвы. Идут исследования по использованию в онкологии специфических моноклональных антител.

Главное, что объединяет все эти препараты, — антитела, полученные в лаборатории, в целости и сохранности должны попасть в организм, чтобы начать действовать. Судьбу отдельно взятой молекулы лекарственного вещества тщательно отслеживают. Затем в инструкции сообщают о концентрации введенного лекарства в организме. Например, в инструкции противостолбнячной сыворотки сообщается, что «максимальная концентрация антител в крови достигается через 24−48 часов после введения; период полувыведения антител из организма составляет 3−4 недели».

Елена Николаевна Карева добавляет:

— В инструкции «Эргоферона», в разделе «Фармакокинетика» говорится: «Чувствительность современных физико-химических методов анализа не позволяет оценивать содержание сверхмалых доз антител в биологических жидкостях, органах и тканях, что делает технически невозможным изучение фармакокинетики препарата «Эргоферон». Звучит запутано, но на деле все очень просто. Это значит, что никакие суперсовременные методы не смогли обнаружить в теле испытуемого следы антител, используемых в этом препарате.

Что же тогда употребляет пациент? Особую воду, где в несколько тысяч раз разведено активное вещество, нанесенную на лактозу, из которой сформирована таблетка? Это напоминает телепередачу 90-х, в которой Алан Чумак через голубые экраны заряжал воду, становившуюся целебной.

Лечение верой

Кстати, многие тогда утверждали, что. например, вода Алана Чумака им помогает. Ученые называют это эффектом плацебо. То же самое происходит с человеком, когда ему дают таблетку и говорят, что она лечит. Феномен плацебо, конечно, встречается не у всех. И именно поэтому, проводя клинические испытания нового препарата, используется так называемый плацебо-контролируемый элемент. В этом случае участник испытаний не знает, принимает он плацебо или лекарство.

Гомеопатия и все, все, все

А теперь обратимся к официальным документам. В общей фармакопейной статье «Лекарственные формы для гомеопатических лекарственных препаратов», утвержденной Минздравом РФ, главный признак гомеопатического препарата «подобное лечат подобным» не упоминается. Документ сообщает, что в гомеопатическом лекарстве используются действующие вещества биологического, растительного, минерального, химического и т. д. происхождения). То есть, как и в случае с «Эргофероном», берется биологическое вещество (антитела) и очень сильно разводится до концентрации, которую не представляется возможным привести в метрической системе (%, г/мл и др.), Заглянем в Федеральный Закон № 61 «Об обращении лекарственных средств», где в пункте 1 статьи 4 говорится, что лекарственные средства — это «вещества или их комбинации, вступающие в контакт с организмом человека или животного, проникающие в органы, ткани организма человека или животного, применяемые для профилактики, диагностики». Как выше уже было сказано, действующее вещество «Эргоферона» в организме после употребления препарата обнаружить нельзя (судя по инструкции), что же тогда вступает в контакт с организмом?

На этот вопрос все-таки должны ответить профессионалы. Экспертами уже сделан соответствующий запрос в Роспотребнадзор и Минздрав. Ведь если это гомеопатия, то почему она названа лекарственным противовирусным средством? Не вводит ли такая информация потребителя в заблуждение?

Гомеопатия, наверное, имеет право на существование, но не имеет права использоваться вместо лекарства тогда, когда это действительно необходимо. В некоторых странах во время эпидемии гриппа существует запрет на рекламу гомеопатических средств, так как при покупке препарата у пациента могут возникнуть ложные надежды на выздоровление, из-за чего он вовремя не обратится к врачу. А позднее обращение чревато серьезными последствиями.

svpressa.ru

Релиз-активные антитела в борьбе с простудой и гриппом » Библиотека врача

Острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ) являются самыми распространенными инфекционными заболеваниями в развитых странах. Поиски оптимальных методов профилактики и лечения гриппа и других ОРВИ у больных хронической бронхолегочной патологией ведутся практически два десятилетия, что в определенной степени обусловлено требованиями к иммунотропным препаратам. В 2011 г. в клиническую практику вошел Эргоферон, содержащий релиз-активные антитела к интерферону-?, С4-хелперу и гистамину. Соответственно, Эргоферон обладает противовирусным, антигистаминным и противовоспалительным действиями. Его применение у пациентов с хроническими обструктивными заболеваниями легких способствует быстрому купированию ОРВИ и препятствует развитию обострений этих заболеваний, снижая потребность в применении антибактериальных препаратов.

Актуальность

Грипп и другие острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ) являются острой социальной проблемой – ежегодно они приводят к временной утрате трудоспособности миллионы людей, что наносит экономический ущерб многим странам мира. По данным Министерства здравоохранения РФ, на их долю приходится 80–90 % всех случаев инфекционной патологии [1]. Эпидемиологические обзоры подтверждают высокую заболеваемость гриппом и другими ОРВИ, которая в 2012 г. в РФ составила около 31 млн. случаев [2]. В настоящее время вопросы эффективного лечения гриппа и других ОРВИ остаются весьма актуальными, что связано с высокой контагиозностью и скоростью распространения возбудителей, изменчивостью антигенных свойств вирусов, быстро развивающейся резистентностью к противовирусным препаратам, специфичностью большинства средств лечения. Эти заболевания вызывают многочисленные возбудители, среди которых различают основные группы вирусов: гриппа, парагриппа, адено-, рино-, реовирусы, а также более 300 их подтипов.

Отличительные признаки ОРВИ: острота начала болезни, симптомы интоксикации, характер лихорадки и катаральных явлений, тип осложнений. Например, для гриппа характерны острое начало, высокая температура, выраженные проявления интоксикации, особенно опасно развитие тяжелых форм болезни; для парагриппа – более легкое, чем у гриппа течение, поражение гортани, кашель; для аденовирусной инфекции – менее выраженное, чем у гриппа начало, ангина и лимфаденопатия, поражение конъюнктивы глаз, сильный насморк [3, 4]. Вирусы как возбудители острых респираторных инфекций подавляют функциональную активность различных звеньев иммунной системы и приводят к обострению хронических заболеваний, а также к возникновению вторичных бактериальных осложнений [5].

В начальный период болезни вирус размножается в “воротах инфекции”: носу, носоглотке, гортани, что проявляется в виде насморка, першения в горле, сухого кашля. Температура обычно повышается позже, когда вирус попадает в кровь и вызывает симптомы общей интоксикации: озноб, головная боль, ломота в спине и конечностях. Иногда в этот процесс вовлекаются слизистые оболочки глаз и желудочно-кишечного тракта [6]. Даже у здоровых людей течение ОРВИ может осложниться присоединением бактериальной инфекции. Однако есть категории пациентов, которые особо привлекают внимание терапевтической службы в отношении заболеваемости ОРВИ: пациенты с хроническими заболеваниями верхних дыхательных путей, сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, заболеваниями печени и почек, пациенты, перенесшие хирургические вмешательства, травмы, принимающие ряд лекарственных средств (кортикостероиды, длительная антибиотикотерапия и др.) [7]. Так, ОРВИ является наиболее частой причиной обострения хронических заболеваний легких, в том числе бронхиальной астмы (БА) и хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ).

У пациентов с обострением ХОБЛ наблюдается увеличение числа нейтрофилов в бронхоальвеолярном секрете и ослабление функции альвеолярных макрофагов на фоне снижения уровня общих Т-лимфоцитов, дефицита содержания иммуноглобулинов

М (IgM) и IgA, уменьшения числа В-клеток. При БА существенно снижается уровень секреторного IgA, содержания Т- и В-лимфоцитов, отмечается недостаточность Т-хелперов 1-го порядка, что характеризуется снижением выработки интерферона-γ (ИФН-γ). У пациентов, постоянно принимающих системные стероиды, данные изменения особенно выражены [9–11]. Известно, что ОРВИ способствуют повышению реактивности дыхательных путей (в частности, бронхиального дерева) даже у соматически здоровых людей. Одной из возможных причин этого считается прямое взаимодействие вирусных агентов с молекулами межклеточной адгезии ICAM-1 (intercellular adhesion molecule-1). Эти белковые молекулы располагаются на клеточной мембране фибробластов, эндотелиоцитов, тканевых макрофагов, дендритных клеток и служат механическому взаимодействию клеток между собой [12].

Внедрение в клиническую практику лекарственных препаратов, сочетающих противовирусное, противовоспалительное и антигистаминное действия, весьма актуально. Большое значение в появлении основных симптомов вирусных инфекций придается гистамину. Высвобождение гистамина из гранул происходит под влиянием нескольких факторов, наиболее важный из которых – взаимодействие с иммунологическим раздражителем. Именно этот механизм лежит в основе развития клинических симптомов, общих для ОРВИ и аллергических заболеваний респираторного тракта: заложенности носа, ринореи, повышении продукции слизи секреторными клетками, отечности и зуда слизистых оболочек дыхательных путей. Особенно важен этот механизм для пациентов БА. Применение препаратов, влияющих на уровень гистамина и выраженность гистамин-зависимых реакций, особенно у пациентов с аллергическими заболеваниями при ОРВИ, оправданно с патофизиологической и биохимической точек зрения. Такие препараты путем влияния на каскад инфекционно-воспалительных и воспалительно-аллергических реакций способствуют улучшению состояния больных, уменьшению выраженности основных клинических симптомов [13, 14]. Положительный результат лечения обычно достигается при раннем использовании этиотропных препаратов – начиная с первых суток манифестации заболевания. Современные препараты способны модулировать воспалительный процесс, индуцировать местные и общие иммунные реакции как специфические, так и неспецифические, а также влиять на экспрессию вируса. Определенный интерес представляет препарат Эргоферон, созданный на основе релиз-активных антител к гамма-интерферону человека (анти-ИФН-γ), CD4 (анти-CD4) и гистамину (анти-Н) и обладающий усиленным противовирусным действием, противовоспалительной и антигистаминной активностью. Введение в организм релиз-активных модификаторов активности биологических молекул наряду с эффективностью, обеспечивает высокую безопасность препарата. Лекарственные препараты, в состав которых входят анти-ИФН-γ, успешно применяются в профилактике инфекционных заболеваний, а анти-Н – в профилактике обострений язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки [15, 16].

Ранее применение релиз-активных антител к ИФН-γ было продемонстрировано в ряде опубликованных работ. Так, Л.М. Куделя и соавт. в своих работах показали эффективность и безопасность применения препарата Анаферон для пациентов с обострением БА и ХОБЛ [17, 18]. Действующим веществом Анаферона являются релиз-активные антитела к ИФН-γ человека. Препарат обладает разносторонним действием на иммунную систему, оказывая влияние на ряд ведущих механизмов противоинфекционной защиты. За счет комплексного влияния на выработку разных пулов интерферонов (ИФН-α и -γ), Анаферон повышает функциональную активность клеток, участвующих в раннем противовирусном ответе: повышает активность макрофагов и NK-клеток, которые лизируют уже зараженные клетки и защищают окружающие клетки от вирусов. Важной особенностью релиз-активных антител к ИФН-γ является их способность избирательно оказывать влияние на продукцию и рецепцию ИФН в зависимости от стадии инфекционного заболевания и исходного состояния. Так, в случае применения релиз-активных антител к ИФН-γ у здоровых или пациентов, находящихся в стадии реконвалесценции (отсутствие вируса в организме) продукция ИФН практически не меняется, но повышается и сохраняется на высоком уровне способность клеток производить ИФН в присутствии вируса (начало и разгар и вирусной инфекции). Таким образом, Анаферон поддерживает организм в постоянной готовности для борьбы с инфекцией. По данным В.К. Веревщикова, применение Анаферона у пациентов, страдающих хронической сердечно-сосудистой и бронхолегочной патологией, способствует сокращению заболеваемости ОРВИ и гриппом, снижает продолжительность и выраженность острой вирусной респираторной патологии, уменьшает число бактериальных осложнений. И что особенно важно, предупреждает развитие обострений хронической патологии на фоне простудных заболеваний у пациентов из групп риска, а также улучшает показатели клеточного и гуморального звеньев иммунной системы 19–21].

Эргоферон в терапии хронических заболеваний легких

В соответствии со стандартами лечения ОРВИ у больных, страдающих хронической патологией органов дыхания, с первых часов должна проводиться этиотропная (противовирусная) терапия. Кроме того, у данной категории пациентов должна назначаться противовоспалительная терапия. Данным требованиям отвечает новый противовирусный препарат Эргоферон, обладающий комплексной (противовирусной, противовоспалительной и антигистаминной) фармакологической активностью. Эргоферон характеризуется широким спектром противовирусной активности без риска формирования резистентности. Первый компонент Эргоферона, антитела к ИФН-γ, повышают экспрессию ИФН-γ, ИФН-α/β, а также сопряженных с ним интерлейкинов (ИЛ-2, ИЛ-4, ИЛ-10 и др.), восстанавливают цитокиновый статус, стимулируют функциональную активность NK-клеток, регулируют синтез иммуноглобулинов, модулируют баланс Th2/Th3-активностей. Кроме того, в ходе клинических исследований показано положительное влияние антител к ИФН-γ на местный иммунитет, что выражалось в увеличении содержания sIgA в носовых смывах пациентов с ОРВИ [19].

Второй компонент препарата – антитела к CD4, регулируют функциональную активность CD4 рецептора, что в свою очередь приводит к повышению функциональной активности CD4 лимфоцитов, нормализации иммунорегуляторного индекса CD4/CD8, а также субпопуляционного состава иммунокомпетентных клеток (СD3, CD4, CD8, CD16, CD20). Молекулярной мишенью антител к CD4 является CD4-ко-рецептор Т-клеточного рецептора, локализованного на поверхности Т-лимфоцитов, преимущественно Т-хелперов, кортикальных тимоцитов, моноцитов, макрофагов, дендритных клеток. Таким образом, влияние релиз-активных антител к CD4 способствует усилению противовирусной активности и формированию адекватного противовирусного иммунного ответа [22].

Третий компонент Эргоферона – антитела к гистамину (анти-H), уменьшает проницаемость сосудов и снижает агрегацию тромбоцитов, подавляет высвобождение гистамина из тучных клеток и базофилов, оптимизирует продукцию лейкотриенов, сокращая тем самым длительность и выраженность воспалительных изменений слизистых оболочек респираторного тракта [22]. Антитела к гистамину модифицируют гистамин-зависимую активацию периферических и центральных гистаминовых рецепторов и, таким образом, снижает тонус гладкой мускулатуры бронхов, уменьшают проницаемость микрососудов, что приводит к уменьшению выраженности и длительности ринореи, отека слизистой оболочки носа, кашля и чихания. Эти свойства препарата особенно важны для пациентов, имеющих БА и другие аллергические заболевания легких.

Экспериментально и клинически доказана эффективность применения компонентов Эргоферона при вирусных инфекционных заболеваниях: гриппе А и В, острых респираторных вирусных инфекциях, вызванных вирусом парагриппа, аденовирусом, респираторно-синцитиальным вирусом, коронавирусом. Использование Эргоферона представляет несомненный интерес для пациентов с ХОБЛ с учетом безопасности и ранее полученных положительных результатов их применения данной категорией пациентов. Ведущее место нарушения контроля БА и прогрессирования ХОБЛ занимают повторные обострения, основной причиной которых являются ОРВИ. Респираторные вирусы способны вызывать обструкцию дыхательных путей и усугублять имеющиеся у больных БА и ХОБЛ нарушения бронхиальной проходимости. Кроме того, при ОРВИ нарушается взаимоотношение колонизирующих микроорганизмов с местными и системными факторами защиты. Таким образом, иммунный ответ на персистирующую инфекцию не в состоянии эффективно элиминировать инфекционные агенты, а лишь в определенной мере ограничивает безудержный рост бактериальной популяции. Относительная иммунная недостаточность – важное условие персистенции и пролиферации бактерий в респираторном тракте [23]. Микроорганизмы, действуя практически на все клетки респираторного тракта, запускают каскад реакций с выделением массы провоспалительных медиаторов и хемоаттрактантов, поддерживающих хроническое воспаление. При обострениях БА и ХОБЛ, связанных с ОРВИ, часто назначают антибиотики, но наряду с противомикробным эффектом наблюдаются побочные эффекты. В результате использования ряда системных антибиотиков широкого спектра происходит резкое ингибирование биохимической активности кишечной микрофлоры, сопровождающееся выраженным нарушением микробиоценоза кишечника. Широкое применение системных антибиотиков, нередко без должных на то оснований, особенно с использованием неадекватно малых доз и недостаточное по продолжительности, приводит к появлению резистентных к данному антибиотику штаммов возбудителей. Кроме того, при антибиотикотерапии резко повышается риск развития побочных эффектов и аллергических реакций [24].

Применение Эргоферона в первые часы заболевания дает наиболее выраженный положительный результат. Синергизмом действия антител к ИФН-γ, анти-CD4 и антител к гистамину является формирование адекватного противовирусного ответа. Влияние релиз-активных антител на рецепцию гистамина и реализацию гистамин-зависимых реакций обеспечивает противоотечный, противовоспалительный и антигистаминный эффекты, что является важным преимуществом Эргоферона перед другими противовирусными препаратами. Эффективность и безопасность Эргоферона в лечении ОРВИ у пациентов с БА и ХОБЛ были изучена на базе аллергологического отделения ГКБ № 57 г. Москвы в ходе сравнительного рандомизированного клинического исследования, проведенного в ноябре 2011 – марте 2012 г. В исследование было включено 66 пациентов в возрасте от 19 до 75 лет, госпитализированных по поводу обострения хронических заболеваний легких на фоне ОРВИ. У всех больных отмечалась лихорадка, признаки интоксикационного и катарального синдромов. В ходе исследования было показано, что прием Эргоферона пациентами основной группы позволил уже на 1–2-е сутки купировать основные катаральные симптомы и проявления общей интоксикации, нормализовать температуру тела, в 78 % случаев не потребовалось назначения антибактериальных препаратов. В ходе исследования не наблюдалось аллергических реакций и других побочных эффектов на прием препарата, что немаловажно для пациентов такого профиля [25].

Заключение

Использование в клинической практике препаратов на основе релиз-активных антител (Анаферон и Эргоферон) с доказанной клинической эффективностью и высокой безопасностью, без риска формирования резистентности, позволяет занимать им важное место в профилактике и лечении гриппа и ОРВИ широкого спектра действия, в том числе, у пациентов с хроническими заболеваниями легких (ХОБЛ и БА).

1. Заболеваемость населения Российской Федерации. Здоровье населения и среда обитания 2007. № 1 (166). С. 50–1.

2. Княжеская Н.П. Новые эффективные методы лечения ОРВИ у пациентов с сопутствующей патологией респираторной системы // Поликлиника 2012. № 3. С. 92–5.

3. Распространение гриппа и ОРВИ в мире и РФ в эпидсезоне 2007–2008 гг. // Вакцинация 2008. № 5. С. 3–5.

4. Учайкин В.Ф. Руководство по инфекционным заболеваниям у детей. М., 1998. 700 с.

5. Новиков Д.К., Новиков Д.К. Клиническая иммунопатология. (руководство). М., 2009. 464 с.

6. Колобухина Л.В. Вирусные инфекции дыхательных путей // РМЖ 2000. Т. 8. № 13–14 (114–115). С. 559–64.

7. Богомолов Б.П., Девяткин A.B. Микроциркуляторные и гемостазиологические нарушения у больных гриппом и респираторными инфекциями, отягощенных сопутствующими заболеваниями // Клин. медицина 2000. Т.78. № 8. С. 52–6.

8. Земсков А.М., Земсков В.М., Караулов А.В. Клиническая иммунология. М., 2006. С. 174–80.

9. Шмелев Е.И. Бактериальная иммунокоррекция при хроническом бронхите при хронической обструктивной болезни легких // Атмосфера. Пульмонология и аллергология 2005. № 1. С. 35–8.

10. Клеточная биология легких в норме и при патологии. Руководство для врачей. / Под ред. В.В. Ерохина, Л.К. Романовой. М., 2000.

11. Рациональная фармакотерапия заболеваний органов дыхания. Под общей ред. А.Г. Чучалина. М., 2004. С. 104–10.

12. Trigg CJ, Nicholson KG, Wang JH, et al. Bronchial inflammation and the common cold: a comparison of atopic and non-atopic individuals. Clin Exp Allergy 1996;26(6):665–76.

13. ЕршоваИ.Б., КозинаС.Ю., КунегинаЕ.Н. идр. Роль сенсибилизации в клинике инфекционных заболеваний // Новости медицины и фармации 2008. № 2 (233). С. 3–5.

14. Зайцева О.В. Острые респираторные инфекции у пациентов с аллергией // Лечащий врач 2006. № 9. С. 13–6.

15. Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 06.08.2012 № 43 «О мероприятиях по профилактике гриппа и острых респираторных вирусных инфекций в эпидсезоне 2012-2013 годов» (зарегистрировано в Минюсте России 16.08.2012 рег.№25194).

16. Жданов К. В., Карпов А. В., Львов Н. И. и др. Клинический случай тяжелой формы гриппа A(h2N1) // Журн. инфекцион. патологии 2010. Т. 2. № 3. С. 28–31.

17. Куделя Л.М., Можина Л.Н., Королева О.В., Соколова Н.Б. и др. Комплексная терапия обострений хронической обструктивной болезни легких и бронхиальной астмы // Сибирский консилиум 2007. № 1. С. 47–8.

18. Куделя Л.М., Сидорова Л.Д., Мельникова Е.М., Можина Л.Н., Попова Н.В. Опыт применения индукторов интерферона в комплексной терапии больных бронхиальной астмой в сочетании с хронической обструктивной болезнью легких // Сибирский консилиум 2008. № 1. С. 16–21.

19. Эпштейн О.И. и др. Противовирусная активность сверхмалых доз антител к гамма-интерферону // Вестн. Междунар. академии наук (Русская секция) 2008. № 2. С. 20–3.

20. Веревщиков В.К. Профилактика и лечение вирусных инфекций у пациентов с отягощенным анамнезом // Поликлиника 2008. № 6. С. 81–3.

21. Smith CM, Wilson NS, Waithman J, et al. Cognate CD4 T cell licensing of dendritic cells in CD8 T cell immunity. Nat Immunol 2004;5:1143–8.

22. Эргоферон: инструкция по применению, противопоказания и состав. Справочник РЛС 2012.

23. Эпштейн О.И., Штарк М.Б., Дыгай А.М. и др. Фармакология сверхмалых доз антител к эндогенным регуляторам функций. М.,2005. 226 с.

24. Jacobs RF. Judicious use of antibiotics for common pediatric respiratory infections. PediatrInfectDisJ 2000;19(9):938–43.

25. Княжеская Н.П. Новые эффективные методы лечения ОРВИ у пациентов с сопутствующей патологией респираторной системы (по материалам XIX Российский национального конгресса “Человек и лекарство”) // Поликлиника 2012. № 3. 92 с.

lib.medvestnik.ru

Неожиданные результаты. В России разработали релиз-активные препараты | Здравоохранение | Общество

Создание новых лекарств всегда является необходимостью. Ведь прежние варианты могут морально устаревать, не справляться с существующими вирусными и бактериальными угрозами. Кроме того, в некоторых видах лекарственных средств содержатся слишком концентрированные дозы активного вещества, что нередко имеет определенные негативные последствия для организма человека.

Снизить концентрацию

В последние годы в России и за рубежом проводились активные исследования, цель которых была в определении того, можно ли снижать концентрацию действующего средства (и насколько) или не стоит этого делать. В результате были получены данные, согласно которым, при очень высоком разведении появляются качественно новые характеристики, которые отсутствуют в исходном растворе. Несмотря на то, что многим кажется, будто разбавление препарата ведет к уменьшению его полезных качеств, а также сведению всех его лечебных свойств буквально на нет, оказалось, что некоторые вещества от разбавления ничего не теряют, более того — приобретают качественно новые характеристики!

По словам академика РАН, известного химика Александра Коновалова, который проводит на эту тему собственные исследования, на протяжении уменьшения концентраций можно наблюдать выраженные скачки физико-химических параметров растворов, которые позволили сделать вывод о формировании разноразмерных наноассоциатов в таких высокоразбавленных растворах.

Ученые смогли обнаружить в сверхвысоких разведениях белковых молекул, которые подвергались технологической обработке, новый вид активности. Она была названа релиз-активностью. Она представляет собой физический феномен, который может воздействовать на физико-химические свойства исходного вещества, делая их более эффективными.

Релиз-активные вещества

Препараты на основе антител, обладающие свойствами релиз-активности, могут модифицировать исходное вещество. Таким образом проявляется регулирующее влияние на молекулы-мишени. Исследования с применением ядерно-магнитного резонанса, проведенные в зарубежных институтах, показали, что в определенных молекулах под воздействием релиз-активных антител начинает меняться пространственная конформация белка. Вследствие этого модифицированный интерферон на 50% лучше связывается со своим рецептором и значительно улучшает иммунную защиту организма. Интерферон — это один из главных компонентов человеческого иммунитета, который позволяет защитным силам организма противостоять вирусным инфекциям.

Над новым классом релиз-активных лекарственных препаратов работает и член-корр РАН, профессор Олег Эпштейн. Он исследует данное направление науки уже свыше 20 лет. Олег Эпштейн открыл, что сверхвысокие разведения получают новые положительные модифицирующие свойства. На основе своих выводов он смог доказать эффективность препаратов, производимых по этой технологии. А это позволило открыть новые возможности для лечения широкого спектра заболеваний.

Вывод напрашивается достаточно понятный и однозначный: при определенном технологическом разведении исходного вещества и уменьшении его концентрации оно не исчезает, как думают многие, а меняет форму. При этом оно получает новые качества и свойства.

Новые перспективы

Открытие релиз-активности помогает использовать сверхвысокие разведения антител к регуляторным молекулам человеческого организма для получения медицинских препаратов, которые воздействуют на ту или иную конкретную систему органов. Они могут применяться при разных заболеваниях ЖКТ, в неврологии, при нарушении эндокринных процессов, для терапии ОРВИ, при проблемах с иммунитетом.

Такие вещества имеют строго определенные показания к их использованию. Сейчас ученые продолжают их исследования и тестирования. Проведено, по официальным данным, уже более 20 различных исследований. Причем препараты показывают достаточно эффективное воздействие как в сравнении с плацебо, так и в сравнении с используемыми в клинической сфере средствами.

Процесс внедрения препаратов идет согласно всем международным принципам доказательной медицины, и сейчас практические врачи высоко оценили эффективность воздействия таких препаратов по итогам испытания в разных группах. Такого рода лекарственные средства зарегистрированы в России, странах СНГ и Юго-Восточной Азии, а также в странах Центральной и Северной Америки.

Эксперты уверены, что такие лекарственные средства расширят возможности терапии многих заболеваний.

Уже больше 4 лет ведется активная фаза исследований препаратов. В результате ученые РАН признали, что релиз-активные средства являются новым классом лекарств, и обратились в Минздрав с просьбой внести соответствующие изменения в законодательство.

www.aif.ru

ФАРМАТЕКА » Релиз-активные антитела в борьбе с простудой и гриппом

1. Заболеваемость населения Российской Федерации. Здоровье населения и среда обитания 2007. № 1 (166). С. 50–1.

2. Княжеская Н.П. Новые эффективные методы лечения ОРВИ у пациентов с сопутствующей патологией респираторной системы // Поликлиника 2012. № 3. С. 92–5.

3. Распространение гриппа и ОРВИ в мире и РФ в эпидсезоне 2007–2008 гг. // Вакцинация 2008. № 5. С. 3–5.

4. Учайкин В.Ф. Руководство по инфекционным заболеваниям у детей. М., 1998. 700 с.

5. Новиков Д.К., Новиков Д.К. Клиническая иммунопатология. (руководство). М., 2009. 464 с.

6. Колобухина Л.В. Вирусные инфекции дыхательных путей // РМЖ 2000. Т. 8. № 13–14 (114–115). С. 559–64.

7. Богомолов Б.П., Девяткин A.B. Микроциркуляторные и гемостазиологические нарушения у больных гриппом и респираторными инфекциями, отягощенных сопутствующими заболеваниями // Клин. медицина 2000. Т.78. № 8. С. 52–6.

8. Земсков А.М., Земсков В.М., Караулов А.В. Клиническая иммунология. М., 2006. С. 174–80.

9. Шмелев Е.И. Бактериальная иммунокоррекция при хроническом бронхите при хронической обструктивной болезни легких // Атмосфера. Пульмонология и аллергология 2005. № 1. С. 35–8.

10. Клеточная биология легких в норме и при патологии. Руководство для врачей. / Под ред. В.В. Ерохина, Л.К. Романовой. М., 2000.

11. Рациональная фармакотерапия заболеваний органов дыхания. Под общей ред. А.Г. Чучалина. М., 2004. С. 104–10.

12. Trigg CJ, Nicholson KG, Wang JH, et al. Bronchial inflammation and the common cold: a comparison of atopic and non-atopic individuals. Clin Exp Allergy 1996;26(6):665–76.

13. ЕршоваИ.Б., КозинаС.Ю., КунегинаЕ.Н. идр. Роль сенсибилизации в клинике инфекционных заболеваний // Новости медицины и фармации 2008. № 2 (233). С. 3–5.

14. Зайцева О.В. Острые респираторные инфекции у пациентов с аллергией // Лечащий врач 2006. № 9. С. 13–6.

15. Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 06.08.2012 № 43 «О мероприятиях по профилактике гриппа и острых респираторных вирусных инфекций в эпидсезоне 2012-2013 годов» (зарегистрировано в Минюсте России 16.08.2012 рег.№25194).

16. Жданов К. В., Карпов А. В., Львов Н. И. и др. Клинический случай тяжелой формы гриппа A(h2N1) // Журн. инфекцион. патологии 2010. Т. 2. № 3. С. 28–31.

17. Куделя Л.М., Можина Л.Н., Королева О.В., Соколова Н.Б. и др. Комплексная терапия обострений хронической обструктивной болезни легких и бронхиальной астмы // Сибирский консилиум 2007. № 1. С. 47–8.

18. Куделя Л.М., Сидорова Л.Д., Мельникова Е.М., Можина Л.Н., Попова Н.В. Опыт применения индукторов интерферона в комплексной терапии больных бронхиальной астмой в сочетании с хронической обструктивной болезнью легких // Сибирский консилиум 2008. № 1. С. 16–21.

19. Эпштейн О.И. и др. Противовирусная активность сверхмалых доз антител к гамма-интерферону // Вестн. Междунар. академии наук (Русская секция) 2008. № 2. С. 20–3.

20. Веревщиков В.К. Профилактика и лечение вирусных инфекций у пациентов с отягощенным анамнезом // Поликлиника 2008. № 6. С. 81–3.

21. Smith CM, Wilson NS, Waithman J, et al. Cognate CD4 T cell licensing of dendritic cells in CD8 T cell immunity. Nat Immunol 2004;5:1143–8.

22. Эргоферон: инструкция по применению, противопоказания и состав. Справочник РЛС 2012.

23. Эпштейн О.И., Штарк М.Б., Дыгай А.М. и др. Фармакология сверхмалых доз антител к эндогенным регуляторам функций. М.,2005. 226 с.

24. Jacobs RF. Judicious use of antibiotics for common pediatric respiratory infections. PediatrInfectDisJ 2000;19(9):938–43.

25. Княжеская Н.П. Новые эффективные методы лечения ОРВИ у пациентов с сопутствующей патологией респираторной системы (по материалам XIX Российский национального конгресса “Человек и лекарство”) // Поликлиника 2012. № 3. 92 с.

pharmateca.ru

"Релиз-активные антитела - путь от феномена к новому лекарству

Вопросы нейропротекции у пожилых.

Вопросы нейропротекции у пожилых. Вопросы нейропротекции у пожилых. ГБОУ ДПО «Новокузнецкий ГИУВ» МЗ РФ К. м. н., доцент по кафедре неврологии Заведующая кафедрой медицинской реабилитации и рефлексотерапии Жестикова Марина Григорьевна

Подробнее

Тримедронат капсулы по 250 мг 40 (10х4)

Тримедронат капсулы по 250 мг 40 (10х4) mini-doctor.com Инструкция Тримедронат капсулы по 250 мг 40 (10х4) ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Тримедронат капсулы по

Подробнее

ВВЕДЕНИЕ В ОБМЕН ВЕЩЕСТВ И ЭНЕРГИИ

ВВЕДЕНИЕ В ОБМЕН ВЕЩЕСТВ И ЭНЕРГИИ ВВЕДЕНИЕ В ОБМЕН ВЕЩЕСТВ И ЭНЕРГИИ Жизнедеятельность организмов включает: а) обмен веществ и энергии; б) передача генетической информации; в) механизмы регуляции. Нарушение любого звена приводит к патологии.

Подробнее

Синдром хронической усталости

Синдром хронической усталости Синдром хронической усталости Синдром хронической усталости (СХУ) получил наибольшее распространение в цивилизованных странах. Развивается как болезнь цивилизации в любой возрастной группе у лиц любой

Подробнее

д-р мед. наук, профессор Попонина Т.М.

д-р мед. наук, профессор Попонина Т.М. КОНГРЕСС ЗДРАВ 2015 Депрессии при ишемической болезни сердца новые возможности диагностики. и терапии в практике кардиолога д-р мед. наук, профессор Попонина Т.М. кафедра кардиологии ФПК и ППС ГБОУ ВПО

Подробнее

Иммодин порошок по 1 дозе в ампулах 1

Иммодин порошок по 1 дозе в ампулах 1 mini-doctor.com Инструкция Иммодин порошок по 1 дозе в ампулах 1 ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Иммодин порошок по 1 дозе

Подробнее

Фармакодинамика Показания к применению

Фармакодинамика Показания к применению Винкамин, как жирорастворимое соединение, быстро всасывается из желудочно-кишечного тракта после приема внутрь. Максимальная концентрация в плазме крови (С max ) достигается через 1-2 часа после приема

Подробнее

2 Биомедицинская Олимпиада Школьников 2009

2 Биомедицинская Олимпиада Школьников 2009 2 Биомедицинская Олимпиада Школьников 2009 Задача 1 В традиционной медицине Ближнего Востока утверждается, что болезни можно диагностировать, исследуя лишь руку пациента. Это было удобно с учётом традиций,

Подробнее

ТРАНСАКТИВАТОР КАЛЬЦИЯ

ТРАНСАКТИВАТОР КАЛЬЦИЯ ТРАНСАКТИВАТОР КАЛЬЦИЯ Создан для нормализации обмена кальция Кальций относится к важнейшим элементам, отвечающим за огромное количество процессов в нашем организме. Однако, неправильный метаболизм кальция

Подробнее

«Сегидрин: старый-новый? препарат»

«Сегидрин: старый-новый? препарат» Конференция с международным участием «Организация и методы паллиативной медицинской помощи» 19-25 апреля 2015 года, Афины ГБОУ ВПО Минздрава России «РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им.

Подробнее

Под термином «вегетососудистая

Под термином «вегетососудистая Эффективная терапия вегетососудистой дистонии у пациентов молодого возраста Е. Н. Дьяконова 1, доктор медицинских наук, профессор В. В. Макерова ГБОУ ВПО ИвГМА МЗ РФ, Иваново Резюме. Рассмотрены подходы

Подробнее

Высокое кровяное давление4

Высокое кровяное давление4 Высокое кровяное давление4 Жизненно важные клеточные вещества для профилактики и вспомогательной терапии Высокое кровяное давление: прорыв в Клеточной медицине Действие определенных питательных клеточных

Подробнее

БИОДОСТУПНОСТЬ ЛЕКАРСТВ

БИОДОСТУПНОСТЬ ЛЕКАРСТВ БИОДОСТУПНОСТЬ ЛЕКАРСТВ Биодоступность (обозначают буквой F) в фармакокинетике и фармакологии в широком смысле это количество лекарственного вещества, доходящее до места его действия в организме человека

Подробнее

ВЕСТНИК ВСГУТУ / 2014 / 4

ВЕСТНИК ВСГУТУ / 2014 / 4 В.А. Козин, канд. мед. наук, e-mail: [email protected], [email protected] О.И. Очиров, канд. мат. наук Е.В. Кривигина, канд. мат. наук Восточно-Сибирский государственный университет технологий

Подробнее

И.С. Сидорова ПРЕЭКЛАМПСИЯ

И.С. Сидорова ПРЕЭКЛАМПСИЯ И.С. Сидорова ПРЕЭКЛАМПСИЯ Медицинское информационное агентство Москва 2016 УДК 616.8-009.24-02:618.3 ББК 57.16 С34 Автор Сидорова Ираида Степановна д-р мед. наук, профессор 1-й кафедры акушерства и гинекологии

Подробнее

ОБЩАЯ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЯ

ОБЩАЯ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЯ Учебное пособие написано в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта к курсу физиологии центральной нервной системы по специальности 020400 «Психология». В нем рассматриваются

Подробнее

BIBLIOTEKA.med.com

BIBLIOTEKA.med.com В.Н. СЕРДЮК ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ ГЛУТАМАТА В СЛЕЗНОЙ ЖИДКОСТИ И КАМЕРНОЙ ВЛАГЕ У БОЛЬНЫХ ПОУГ В УСЛОВИЯХ ПРИМЕНЕНИЯ НЕЙРОТРОПНЫХ ПРЕПАРАТОВ. //ХАРКІВСЬКА ХІРУРГІЧНА ШКОЛА. 2013. N4. С.65 67 Областная клиническая

Подробнее

Основные факты о сахарном диабете

Основные факты о сахарном диабете Основные факты о сахарном диабете При сахарном диабете можно жить полноценной жизнью, если поддерживать уровень глюкозы крови максимально близко к целевым значениям. Для этого важно больше знать о заболевании

Подробнее

ПАРОКСЕТИН: ВЫСОКАЯ ЧАСТОТА НАЗНАЧЕНИЙ

ПАРОКСЕТИН: ВЫСОКАЯ ЧАСТОТА НАЗНАЧЕНИЙ УДК 616.89 ПАРОКСЕТИН: ВЫСОКАЯ ЧАСТОТА НАЗНАЧЕНИЙ М. Ю. Дробижев, С. В. Кикта ГОУ ВПО ММА им. И.М.Сеченова, ГМУ УД президента РФ Современные фармакоэпидемиологические исследования антидепрессантов (тимолептиков),

Подробнее

Гестоз и методы лечения тяжелых форм

Гестоз и методы лечения тяжелых форм Гестоз и методы лечения тяжелых форм Гестоз представляет собой осложнение физиологически протекающей беременности, характеризующийся глубоким расстройством функций жизненно важных органов и систем. Частота

Подробнее

docplayer.ru

Активация иммунной системы и возможности ее регулирования для повышения эффективности лечения СРК | #08/16

Создание Римских критериев IV в очередной раз подчеркнуло значимость функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), в том числе синдрома раздраженного кишечника (СРК) [1]. Распространенность этой патологии является очень высокой и варьирует в различных странах на уровне 10–20% [2]. Сложность ведения пациентов с СРК связана с гетерогенностью клинических проявлений, требующих дифференцированного подхода к лечению различных пациентов [3]. В свою очередь это делает чрезвычайно актуальным изучение патофизиологии СРК [4].

В настоящее время принято считать, что патогенез СРК является мультифакториальным [5]. Существуют теории, которые выдвигают на первый план нарушения желудочно-кишечной моторики [6], висцеральной гиперчувствительности [7], активацию иммунной системы [8], увеличение кишечной проницаемости [9] и биопсихосоциальные взаимодействия [10]. Современный этап в исследовании СРК в значительной степени сводится к попыткам установить механизм взаимодействия отдельных фрагментов патогенеза СРК. В данном обзоре акцент будет сделан преимущественно на роль активации иммунной системы в развитии патологии и возможность применения препаратов с универсальным механизмом действия, воздействующих на различные звенья патогенеза СРК.

Одними из первых высказали идею о значимости активации иммунной системы в патогенезе СРК V. S. Chadwick и соавт. Проанализировав морфологические препараты кишечника у 78 пациентов с СРК, эти авторы обнаружили увеличение количества активированных иммунокомпетентных клеток, включая Т-лимфоциты, нейтрофилы и тучные клетки в слизистой кишечника у пациентов с СРК [11]. Следует подчеркнуть, что в настоящее время к иммунной системе, влияющей на развитие СРК, принято относить изменение количества тучных клеток, баланса провоспалительных и противовоспалительных цитокинов и увеличение кишечной проницаемости [12]. Существует ряд сообщений о повышении уровня провоспалительных цитокинов в крови у пациентов с СРК [13]. Описано повышение содержания фактора некроза опухоли альфа (ФНО-α) и интерлейкина-1β (ИЛ-1β) у пациентов с СРК [14, 15]. В систематическом обзоре также выделяется роль полиморфизма ФНО-α и ИЛ-10 для развития СРК [16]. Авторы специального обзора, посвященного роли генетического полиморфизма в патогенезе СРК, верифицируют идею значимости полиморфизмов ФНО-α, ИЛ-6, ИЛ-8 и ИЛ-10 в патогенезе этой патологии [17].

Важным аспектом является изучение иммунокомпетентных клеток в ткани кишечника. При всех субтипах СРК количество тучных клеток превалирует во всех отделах кишечника в сравнении со здоровыми лицами [18]. Т- и В-лимфоциты в стенке кишечника являются ключевыми компонентами адаптивной иммунной системы в пищеварительном тракте. Плотность Т-лимфоцитов значительно повышена у пациентов с СРК [19]. Настойчиво высказывается мнение о повышении содержания провоспалительных цитокинов [20, 21] и о снижении количества ИЛ-10 в слизистой кишечника у пациентов с СРК [7].

Определенную роль в патогенезе СРК играет нарушение кишечной проницаемости, которое может приводить к проникновению в стенку кишечника и кровоток патогенов [12]. Такие провоспалительные цитокины, как ФНО-α, ИЛ-1β и интерферон-γ, могут разрушать эпителиальный барьер кишечника через изменение плотных контактов клеток [22]. Ключевые факторы иммунной активации и некоторые аспекты ее роли в патофизиологии СРК показаны на рис. 1 (адаптировано из Matricon J. и соавт., 2012 [12]).

Ключевые факторы, вовлеченные в иммунную активацию и потенциальные патофизиологические механизмы у больных СРК

Принципиальное значение имеют механизмы конвергенции нейроэндокринных и иммунных механизмов в патогенезе СРК [23]. ФНО-α, ИЛ-6 и ИЛ-1β имеют нейромодуляторные эффекты, стимулирующие подслизистые моторно-секреторные нейроны. Это может привести к изменениям функционирования кишечника, включая сократимость, всасывание и секрецию [24, 25]. ИЛ-6 и ИЛ-1β также влияют на ионный транспорт в слизистой, проницаемость эпителия и усиливают холинергическую нейротрансмиссию [26]. Цитокины играют роль в ноцицепции и проведении болевых сигналов, что приводит к развитию висцеральной гиперчувствительности [27].

Другим важным аспектом патогенеза СРК является взаимодействие био­психосоциальных факторов и иммунной системы. Острый стресс вызывает увеличение числа лейкоцитов, естественных киллеров и CD8+ Т-лимфоцитов, уменьшает число В-клеток и стимулирует секрецию провоспалительных цитокинов [28]. Иммунные клетки экспрессируют рецепторы для различных стресс-ассоциированных пептидов, включая кортиколиберин. На Т-хелперах обнаружены рецепторы как к кортиколиберину, так и ИЛ-6 [29, 30]. Кортиколибериновые пептиды обладают мощным иммуномодулирующим действием, включая дегрануляцию тучных клеток и секрецию цитокинов [29, 31]. На рис. 2 показана схема взаимодействия нейроэндокринной и иммунной систем в патогенезе СРК (адаптировано из Buckley M. M. и соавт., 2014 [23]).

Взаимодействие нервной, эндокринной и иммунной систем в дисфункции кишечника

Таким образом, очевидно, что патофизиология СРК представляет собой взаимодействие различных факторов. Большое значение сейчас придается механизмам иммунной и нейрогуморальной ассоциации различных звеньев патогенеза. В этой связи безусловно рациональной представляется терапия, обладающая мультивекторным действием [32]. Оптимальным выбором в этой ситуации является новый инновационный препарат Колофорт, в создании которого была применена технология производства релиз-активных антител. Релиз-активные антитела образуются в результате технологической обработки аффинно очищенных антител, что приводит к появлению специфической активности исходного вещества. Колофорт содержит релиз-активные антитела к человеческому фактору некроза опухоли альфа (противовоспалительное действие с нормализацией провоспалительных и противовоспалительных цитокинов), к мозгоспецифическому белку S-100 (устранение внутреннего напряжения, тревоги, нормализация ряда висцеральных функций) и к гистамину (спазмолитическое, противовоспалительное и противоотечное действие).

Официальными показаниями к применению Колофорта являются синдром раздраженного кишечника и функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта. Режим дозирования: 1–2 таблетки 2 раза в день (сублингвально до полного растворения) в течение 1–3 месяцев. При необходимости курс лечения можно продлить до 6 месяцев и/или повторить через 1–2 месяца. На фоне выраженного обострения заболеваний возможно увеличение частоты приема до 4 раз в сутки на срок от 7 до 14 дней.

Нами выполнено исследование эффективности препарата Колофорт для лечения пациентов с СРК. В обследование были включены 52 пациента (16 мужчин и 36 женщин) в возрасте от 26 до 59 лет. Диагноз СРК устанавливался на основании Римских критериев III. Перед постановкой диагноза пациенты наблюдались не менее 4 месяцев, в течение которых проводилось комплексное обследование для исключения органической патологии. Пациенты принимали Колофорт в дозе 2 таблетки 3 раза в день в течение 2 недель, затем по 2 таблетки 2 раза в день 2,5 месяца. Пациенты осматривались через 2 недели, 1 месяц, 2 месяца и 3 месяца от начала лечения для оценки динамики симптоматики и психологического статуса. Содержание ФНО-α, ИЛ-1β и ИЛ-10 до и после лечения определялось методом иммуноферментного анализа. Через 3 месяца лечения Колофортом был получен отчетливый положительный клинический эффект, который проявлялся в уменьшении болевого синдрома, снижении проявлений висцеральной гиперчувствительности; улучшении субъективных ощущений, связанных с нарушениями стула, формы стула, улучшении показателей, характеризующих психологический статус больных и снижение содержания ФНО-α в крови после окончания лечения (рис. 3).

Побочных эффектов при курсовом лечении СРК препаратом Колофорт практически не обнаружено. Препарат Колофорт показал высокую эффективность в купировании симптомов, нормализации психологического статуса и снижение ФНО-α при лечении СРК.

Динамика содержания ФНО-? и интерлейкинов в крови при лечении СРК Колофортом

Заключение

Патогенез СРК является сложным мультифакторным процессом. В настоящее время следует считать доказанной значительную роль активации иммунной системы, среди которой выделяется дисбаланс провоспалительных и противовоспалительных цитокинов в развитии патологии. Конвергенция нейроэндокринной и иммунной систем объясняет изменение моторной функции, висцеральной чувствительности, проницаемости кишечника и ассоциацию с био­психосоциальными факторами у пациентов с СРК. Новые возможности в терапии СРК создает препарат Колофорт, обладающий нормализующим действием на содержание про- и противовоспалительных цитокинов и позитивным влиянием на другие звенья патогенеза данной патологии.

Литература

  1. Lacy B. E., Mearin F., Chang L., Chey W. D., Lembo A. J., Simren M., Spiller R. Bowel Disorders // Gastroenterology. 2016; 150 (6): 1393–1407.
  2. Lovell R. M., Ford A. C. Global prevalence of and risk factors for irritable bowel syndrome: a meta-analysis // Clin Gastroenterol Hepatol. 2012; 10 (7): 712–721.
  3. Soares R. L. Irritable bowel syndrome: a clinical review // World J Gastroenterol. 2014; 20 (34): 12144–12160.
  4. Lee Y. J., Park K. S. Irritable bowel syndrome: emerging paradigm in pathophysiology // World J Gastroenterol. 2014; 20 (10): 2456–2469.
  5. Chang J. Y., Talley N. J. An update on irritable bowel syndrome: from diagnosis to emerging therapies // Curr Opin Gastroenterol. 2011; 27 (1): 72–78.
  6. Stanghellini V., Tosetti C., Barbara G., De Giorgio R., Cogliandro L., Cogliandro R., Corinaldesi R. Dyspeptic symptoms and gastric emptying in the irritable bowel syndrome // Am J Gastroenterol. 2002; 97 (11): 2738–2743.
  7. Tillisch K., Labus J. S. Advances in imaging the brain-gut axis: functional gastrointestinal disorders // Gastroenterology. 2011; 140 (2): 407–411.
  8. Camilleri M., Lasch K., Zhou W. Irritable bowel syndrome: methods, mechanisms, and pathophysiology. The confluence of increased permeability, inflammation, and pain in irritable bowel syndrome // Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2012; 303 (7): G775-G785.
  9. Camilleri M., Gorman H. Intestinal permeability and irritable bowel syndrome // Neurogastroenterol Motil. 2007; 19 (7): 545–552.
  10. Tanaka Y., Kanazawa M., Fukudo S., Drossman D. A. Biopsychosocial model of irritable bowel syndrome // J Neurogastroenterol Motil. 2011; 17 (2): 131–139.
  11. Chadwick V. S., Chen W., Shu D., Paulus B., Bethwaite P., Tie A., Wilson I. Activation of the mucosal immune system in irritable bowel syndrome // Gastroenterology. 2002; 122 (7): 1778–1783.
  12. Matricon J., Meleine M., Gelot A., Piche T., Dapoigny M., Muller E., Ardid D. Review article: Associations between immune activation, intestinal permeability and the irritable bowel syndrome // Aliment Pharmacol Ther. 2012; 36 (11–12): 1009–1031.
  13. McKernan D. P., Gaszner G., Quigley E. M., Cryan J. F., Dinan T. G. Altered peripheral toll-like receptor responses in the irritable bowel syndrome // Aliment Pharmacol Ther. 2011; 33 (9): 1045–1052.
  14. Liebregts T., Adam B., Bredack C., Röth A., Heinzel S., Lester S., Downie-Doyle S., Smith E., Drew P., Talley N. J., Holtmann G. Immune activation in patients with irritable bowel syndrome // Gastroenterology. 2007; 132 (3): 913–920.
  15. Scully P., McKernan D. P., Keohane J., Groeger D., Shanahan F., Dinan T. G., Quigley E. M. Plasma cytokine profiles in females with irritable bowel syndrome and extra-intestinal co-morbidity // Am J Gastroenterol. 2010; 105 (10): 2235–2243.
  16. Bashashati M., Rezaei N., Bashashati H., Shafieyoun A., Daryani N. E., Sharkey K. A., Storr M. Cytokine gene polymorphisms are associated with irritable bowel syndrome: a systematic review and meta-analysis // Neurogastroenterol Motil. 2012; 24 (12): 1102-e566.
  17. Cheung C. K., Wu J. C. Genetic polymorphism in pathogenesis of irritable bowel syndrome // World J Gastroenterol. 2014; 20 (47): 17693–17698.
  18. Buhner S., Li Q., Vignali S., Barbara G., De Giorgio R., Stanghellini V., Cremon C., Zeller F., Langer R., Daniel H., Michel K., Schemann M. Activation of human enteric neurons by supernatants of colonic biopsy specimens from patients with irritable bowel syndrome // Gastroenterology. 2009; 137 (4): 1425–1434.
  19. Ohman L., Isaksson S., Lindmark A. C., Posserud I., Stotzer P. O., Strid H., Sjövall H., Simrén M. T-cell activation in patients with irritable bowel syndrome // Am J Gastroenterol. 2009; 104 (5): 1205–1212.
  20. Macsharry J., O’Mahony L., Fanning A., Bairead E., Sherlock G., Tiesman J., Fulmer A., Kiely B., Dinan T. G., Shanahan F., Quigley E. M. Mucosal cytokine imbalance in irritable bowel syndrome // Scand J Gastroenterol. 2008; 43 (12): 1467–1476.
  21. Beatty J. K., Bhargava A., Buret A. G. Post-infectious irritable bowel syndrome: mechanistic insights into chronic disturbances following enteric infection // World J Gastroenterol. 2014; 20 (14): 3976–3985.
  22. Al-Sadi R. M., Ma T. Y. IL-1beta causes an increase in intestinal epithelial tight junction permeability // J Immunol. 2007; 178 (7): 4641–4649.
  23. Buckley M. M., O’Mahony S. M., O’Malley D. Convergence of neuro-endocrine-immune pathways in the pathophysiology of irritable bowel syndrome // World J Gastroenterol. 2014; 20 (27): 8846–8858.
  24. O’Malley D. L., Liston M., Hyland N. P., Dinan T. G., Cryan J. F. Colonic soluble mediators from the maternal separation model of irritable bowel syndrome activate submucosal neurons via an interleukin-6-dependent mechanism // Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2011; 300 (2): G241–G252.
  25. Zhang L., Hu L., Chen M., Yu B. Exogenous interleukin-6 facilitated the contraction of the colon in a depression rat model // Dig Dis Sci. 2013; 58 (8): 2187–2196.
  26. Kindt S., Vanden Berghe P., Boesmans W., Roosen L., Tack J. Prolonged IL-1beta exposure alters neurotransmitter and electrically induced Ca (2+) responses in the myenteric plexus // Neurogastroenterol Motil. 2010; 22 (3): 321–e85.
  27. De Jongh R. F., Vissers K. C., Meert T. F., Booij L. H., De Deyne C. S., Heylen R. J. The role of interleukin-6 in nociception and pain // Anesth Analg. 2003; 96 (4): 1096–1103.
  28. Leonard B. E. Changes in the immune system in depression and dementia: causal or co-incidental effects? // Int J Dev Neurosci. 2001; 19 (3): 305–312.
  29. Dinan T. G., Quigley E. M., Ahmed S. M., Scully P., O’Brien S., O’Mahony L., O’Mahony S., Shanahan F., Keeling P. W. Hypothalamic-pituitary-gut axis dysregulation in irritable bowel syndrome: plasma cytokines as a potential biomarker? // Gastroenterology. 2006; 130 (2): 304–311.
  30. O’Malley D., Cryan J. F., Dinan T. G. Crosstalk between interleukin-6 and corticotropin-releasing factor modulate submucosal plexus activity and colonic secretion // Brain Behav Immun. 2013; 30: 115–124. DOI: 10.1016/j.bbi.2013.01.078.
  31. Tsatsanis C., Androulidaki A., Dermitzaki E., Gravanis A., Margioris A. N. Corticotropin releasing factor receptor 1 (CRF1) and CRF2 agonists exert an anti-inflammatory effect during the early phase of inflammation suppressing LPS-induced TNF-alpha release from macrophages via induction of COX-2 and PGE2 // J Cell Physiol. 2007; 210 (3): 774–783.
  32. Маев И. В., Черемушкин С. В., Кучерявый Ю. А., Черемушкина Н. В. Фармакотерапия синдрома раздраженного кишечника с позиций доказательной медицины // Тер. арх. 2015; 87 (2): 4–10.

В. В. Цуканов1, доктор медицинских наук, профессорЭ. В. Каспаров, доктор медицинских наук, профессорА. В. Васютин, кандидат медицинских наукЮ. Л. Тонких, кандидат медицинских наук

ФГБНУ НИИ МПС, Красноярск

1 Контактная информация: [email protected]

www.lvrach.ru


Смотрите также