15.Моноклональные антитела. Гибридомы. Практическое использование. Моноклональные антитела pdf


Моноклональные Антитела

Susha Cheriyedath, MSc

Моноклональные антитела (MAbs) произведены от одиночного клона клетки B и могут связать к одиночному типу связующего сайта антигена. MAbs однородные антитела которые не могут сформировать решетки с односегментными протеинами по мере того как они могут связать к только одиночному epitope на антигене. Превращено в 1970s, MAbs можно произвести против любого, котор дали вещества. Таким Образом их можно использовать для того чтобы обнаружить и очистить любое вещество интереса. Это делало MAbs мощный инструмент молекулярной биологии, биохимии, и медицины.

Продукция моноклональных антител

MAbs произведено используя технологию hybridoma. Этот метод обеспечивает неограниченную однотиповую поставку антитела с пожеланными характерностями.

Технология Hybridoma

Технология Hybridoma была начата в 1975 Georges Köhler и César Milstein который делили Нобелевскую Премию в Физиологии/Медицине в годе 1984. Их метод принимает преимущество емкости клеток myeloma разделить и вырасти perpetually и произвести антитела.

В этом методе, сплавляют B-Лимфоциты от иммунизированных млекопитающих с бессмертными клетками myeloma. Продукты сплавливания клонированы для того чтобы сформировать hybridomas и распространены индефинитно. Hybridomas assayed используя ELISA для того чтобы выбрать пожеланное однотиповое смешивание иммуноглобулина которое можно использовать для того чтобы навести тумор в втором животном.

Тумор делает жидкое богатые люди секретным в асцитах вызванных антителом, которое извлечено и подвергано к хромотографии для изоляции MAbs. Эт MAbs после этого очищено для того чтобы извлечь загрязняющие елементы перед быть использованным в лаборатории для различных целей. По Мере Того Как hybridomas бессмертны, предложения этой технологии источник способный к возрождению MAbs.

Применения моноклональных антител

Mono-характерность MAbs эксплуатирована для пользы в следующих областях:

Исследование

  • Изучение изменений в молекулярной конформации
  • Анализ положения фосфорилирования
  • изучения взаимодействия Протеин-Протеина
  • В структурном анализе как кристаллография Рентгеновского Снимка
  • Определить одиночные члены семейств протеина

Медицина

  • В диагнозе и обработке рака
  • Для предохранения сброса allograft
  • В неопластической и hematopoietic терапии заболеванием
  • Обработать инфаркты миокарда
  • В реверсировании токсичности снадобья

Преимущества моноклональных антител

Главные преимущества MAbs перечислены ниже:

  • MAbs однородно и последовательно.
  • Их можно renewably произвести как только соответствующий hybridoma начат.
  • Очищенность и концентрация специфического антитела более высоки в MAbs по сравнению с polyclonal антителами.
  • MAbs сильно чувствительно к небольшим изменениям как в концентрации соли, так и в PH.
  • Их можно легко испытать для крест-реактивности

Недостатки моноклональных антител

Некоторые недостатки MAbs перечислены ниже:

  • Mono-характерность MAbs' также ограничивает их применения
  • Незначительные перемены в структуре epitope антигена влияют на функцию MAbs
  • Продукция MAb должна быть очень специфическа к антигену к которому для этого нужно связать.
  • Они не соответствующи для пользы в assays как hemagglutination включая образование поперечных связей антигена; небольшие изменения влияют на связующий сайт антитела
  • Хотя эти ограничения могут быть отжаты путем складывать вместе в множественном MAbs необходимых характерностей, идентификация такого MAbs может доказать дорогий, трудное, и требующий много времени.

Сводка

Антитела внесметно инструменты в лабораторных исследованиях на много лет. MAbs было начато около 25 лет тому назад и расширяло объем антител к ex диагнозу vivo широкого диапазона заболеваний. Научные Работники принимают больше и больше преимущество их высокого уровня характерности и селективной binding способности путем использовать их в имуннотерапии.

Пришествие технологии hybridoma водило к неограниченный наличию MAbs. Многочисленное MAbs произведенное используя эту технологию помогало идентификации и анализу тумор-связанных антигенов от нескольких различных людских меланом, карцином, лимфом, и лейковов. Словесность доступная до даты сообщает над 100 уникально MAbs против людских карцином.

Справки

[более Дальнеишее Рединг: Моноклональное Антитело]

www.news-medical.net

Исследование иммуносупрессорной... (PDF Download Available)

<.Бссоло?1!я кле,''к!' в куль','уре >, 3!|

ку.,|ьтурах гл|{о}|| бьп.г:а те}|{ вь|ше; че|г| вь|1ше бьп.г:а €[€-

|!е||ь а||ап'!а3и}| 1!ослед|!их. наг:бо.г:ь1ше;| ппро.гпгпфератив-

п:о]1 акт!!в[|остью характ'еризовал}|сь к'!е'гк}'| [)[1|областом

(4-я степе!|ь 3]|окачествеппппости), [|а!|меп:ьше!1 к]!ет_

к1| астроц}!то|{ 2-1' степе[!}{ 3лока1!естве|| |!ост|{' !!р9ш|е-

жугоч|!;ш г!ро'|*:ферат}[в|!{ш акт}|в!!ость бьп.::а характеР|!а

)у\я к'!е.|'ок ас'гроц}!то}"| 3-й сте[]е[|1{ з'!окачестве!!]!ости.

[|рг; ш[['!'ге'!ь!|оь| п:аб.гп|оде[|}|1.| ку'!ьтур к'|еток, [|ече}{!{ь|х

3}!-т:пь|].|д}{|!ом, уста}!ов'|е1[о что в ку.,|ь1'урах астроцитом

2-]1 сте]|е1|и 3]1окачестве[||!ост}| в ш||'!1'о3 всту|1ш!]| ли1шь

ед1!|!||ч[|ь|е к]|стки' тогда как в ку]|ь1'урах г.лпг:облас-

-|.о}! до 78 о/о ш1е'гок.3'гн да[!!|ь|е |!одтверждают

факт ускореппппог| !|ро'!нферац[!}| ю|е'гок 3.'|окачестве!|_

}!ь|х г'!1!ом г|о срав!|е}!и|о с к-':еткам}| доброкачестве||нь[х

форпа ['|иом. [аким образоп:, ав"горадиопрафическое ис_

с]|едова]!ие к]!е'гок макрог'|!.{ш|ь!!ь[х оп:ухо.л:е!1 мо3га в

перв]-|ч[[ь[х культуРах по3воляе'г |1о'!уч}'|ть вах|[ую до-

г|ол[!1!тель}|ую нгпформац}|ю о про'|иферат'нвппоЁ: акт}!8_

[{ости ш]еток этих опухолей.

культивиРовАнив кРь|синь|х эмБРионов РА3нь[х

стАдий рдзвития в ФосФАтно-солввом РАствоРв

дюльБвкко. @ г. А. €еробян, А. с. [{рссвохс!рченко,

л. р!. Бсцоьяно8[!ч) А. к. &ахба3ян' в. Б. '€а0овнцков.

Фили,}л [{нститута биоорга}!ической химии РАн, ||уши-

[!о, и Бсероссийский науч[!о-исследовательский инститг

физиологии, биох у1му1у1 у' пита[!ия сельскохозяЁсстве}|}|ь|х

живот[!ь[х, Боровск (алпухской обл.

Фосфа'гь| в присугствии ш!|окозь[ ипд:-ибг!руют ра3витие

1п у!!го 3ародьппшей пеРвь|х делеп*ий Аробления раз}!ь[х

видов млекопитающих' в том числе крь[с. Бместе с тем

недавно бьпло г|ока3ан0, что фосфатьп стимулируют ра3_

витие крь!синь[х 8-кгпеточ}!ь|х эмбрио}|ов '1 морул при

добашении в слохную химически определенную среду

шк | всм (й1уоз}л1, },}1ша, 1997). Фдп:ой }|3 1шиРоко ис-

пользуемь!х сред' содержащих }!аряду с фосфатами глю-

ко3у, является фосфатно-солевой буферньпй раствор

.[пойьбекко (ФсБ). 3та среда |{е содержит бикарбоната'

3а счет фосфатной буферной систе}у1ь[ сохРа}{яет г|осто-

я}!ное 3начение р}! на воздухе н 1ш}|роко исполь3уется

д]!я ма}!ипуляций с доимпла}!тацион}!ь!ми 3ар0дь!1шами

м'[екопитающих. Р13вестно также' что эмбрпсонь| как Ряда

инбрелнь!х линий мьпшей' так у1 гибрилов инбрелнь!х

линий начи}|!ш! с 8-кгпеточп*ой стадии способг:ь| развивать_

ся в ФсБ на во3духе до стадии бластоцисть! у! вь[луп-

ляться из 7опа ре11|сш1а ((ри вохарченко '{ АР., 199 1 '

|996). Б настоящей работе изуч{}ли ра3витие 8-кгдсточнь|х

'1 более поздних крь[синь|х 3ародьп:шей при их культиви-

ровании в ФсБ. в работе использовали кРь|с Бистар |'

йьпшей линии шмк[' полг{ен!!ь[х в качестве безво3ме3д_

ного дара от фирмьп <1{арлз Ривер }1аборотоРи3>) у' ра3-

ь{}|охаемь[х в' барьерном питом}!икс на1шего ф'л утйа.

3мбрионь| и3влека{\у{ после естестве[{|!ого спаРиваг:ия|

особсй у$ яйцеводов у1 маток крь[с }{а 4-й (венер) и 5-й

(угро) дни беременности' а у мьппдей }!а 3-й (венер)

д.*{, беремен}{ости (день обнарухе}|ия копуляцион*:ой

пробки счи'а''и 1-м днсм беремег:норти). ,[дя культиви-

рова}|ия эмбрио[{ов исполь3овш1и Ф€Б, в которьпй бьш

добавлен | г/л бьпчьего сь[воРоточного агпьбум у1\!а (Ф€Б +

+ БсА) нлу, 20 ?о эмбрио1!альг:ой телячьей сь|воротки

(ФсБ + этс). 3мбрио!!ь! культивировали пРи 37 'с в

стек]|я}!}|ь|х кап у1ллярах под слоем парафи}|ового мас'!а

!!а во3духе. !{ерез каждь!е 24 ч Регистрирова'|и ко]|ичест_

во эмбрио|!ов' разв[|в|ш![хся до ста]1|! [| б.лпас'го:{1|сть[ !{.,|!{

вь|'|у!! и в|.ше йся б.лп астоц!!сть!. 3ародь| |'ш !! к р1,|с, }| 3в.,!ече |! _

||ь|е вечеро}}| 4-т'о д[!я береш:е}[[|ос'г}|, !|аход||]!1!сь |!а ста-

ди}| 8- |6 б.г:аст'о[|еров. 3'го бь:.л:о ус1'а|!0в;[е||о ]!угем

подсчета ядеР }|а сухово3ду1ш}1ь[х г}!сто.'|ог}|!.еск!|х |!Ре]|а-

ратах. |[рпс ку'[ь'|'}!в}!рова|!}!1,| |9 такп:х эьсбрп:о1!ов в среде

ФсБ + Б[А !{ 61 эш:брп:о!!ов 8 среде ФсБ + э1-с |{!| в

од|!ом с.}[учае [!е бьпло от}|{ече|{о разв|!т}{е до стад}! }!

бластоц}{сть[ . *уя ко||троля ус.г:ови[| ку]!ьт}|в}!Рова|!}|я в

тех же средах ку'[ь'г|.|в!|ровалш 8-к.г:е'го!||!ь!е г\'|ь!1ш!|||ь|е

эшсбр}1о[!ь[' !!зв'!ече|![|ь|е вечеро}|{ 3-:о д||я береш:е!|!!ос'ги.

в среде ФсБ + БсА до стадп:г: б.гпас'гоц}|сть| разш}|.,|ось 35

]{3 39 эь.:бр|{о[|ов }| вь[.'|у||}|.}!ось 5 из }!}|х. [_[рп: ку'|ьтэ:вп!_

рова|!}|и в среде Фсь + 31€ соответствующ1|е ч}|сла

бьп.г:и 37 }.|3 46 у1 |]. Б то же время !43 27 крь|с}|!!ь|х

эмбргло[{ов' и3влече|[[|ь|х угро}\| 5-го д!{я береьте|!|!ос'ги'

}!аходив1ш1.|хся !]р}| 3том [|а стадии поздг:ей }у|оРу.,|ь[ |1

культив}[ровавшихся в средс ФсБ + БсА' чеРе3 24 ч

ку'|ьтив}|рова|!ия |1 эмбрио[{ов достиш1и ста]1ии б.лпасто-

цисть[' од!!ако ни од||а бластоциста не вь[луг|и'|ась. [акир:

образом, крь|си}!ь[е эмбрг*ог:ьп способнь| ра3в}|ва'гься в

ФсБ только со стадии поздг;ей моруль|' в то вре[1я как

мь[1ши}!ь!е эмбриог:ьп успе1ш}|о ра3виваются пРи культиви-

Рова}{ии в ФсБ с 8_клеточнор] стадии. ||олуе}!}{ь|е да}!-

нь|е указь|вают |!а существе[![!ь1е Ра3лич!{я в метаболизме

АФ*дмпла}|таци9д{}!ь!х мь|["шинь[х у1 крь|си}!ь!х зародьпгшей

эт}!х стадгдй ра3вит[|я.

исслвдовАнив иммуносупРвссоРной Активнос-

ту1 АльФА_ФвтопРотвинА с помощью монок]1о-

нАльнь|х Антитвл. @ с. А. €асненко, н. н. Беляев-

[нститут молекулярной биологии у! бп:оху1м\4'1 нАн-мн

Республ ики (азахста!{, Алма_Ата.

&ьфа-пРотеин (А.Фп) является опухолеассоцииро_

ваннь[м фетаг:ьнь[м гликопротеинФй, которьпй пригпщ1[Ё-

хит к продуктам аг:ьбр:и[{ового ге}{ного семейства у1

продуцируется фетагпьнь!ми гепатоцитами и клетками

желч!!ого ме1шка в эмбриогене3е теплокРовнь|х живот-

нь!х. €инте3 АФп возобновляется при злокачестве}|нь|х

г:овообра3ова1{иях печени' хелчного ме1шка у1 некоторь|х

других оРганов. }'[звестно, что АФп в отличие от Родст-

вен[{ого ему агпьбрпина хаРактеризуется им}у[у|!осупрес-

сорной актив!{остью !п з!пш и !п у!|го '1 таким образом

у{аствует в повь||'ше[!ии толера}!т}|ости и предо'гвращении

аут0имму}|нь[х процессов при беремен}|ости. пр1 этом'

как бьпло недавно пока3ано' такш1 активность АФп оп-

Ределяется белковой частью его молекуль[' а }|е уш1евод-

ной. в настоящее время остается неизвест}{ь|м' какой

именно участок молекуль| АФп определяет его иммуно-

супрессор|!ую активность н перекрь|вается л|1 этот учас-

т0к мо'!екуль[ ее а}|тиген!{ь!ми детермина}!тами. в насто-

ящей работе опреде лялу1 участок молекуль| АФп, ответ-

стве}!*|ь:й за его имму}|осупрессорну|о актив}{ость. !дя

этого исследов€!_пи влу1яние монокло}|€шьнь|х антител

(мкАт), получе}{||ь[х к АФп человека (АФпч)' на по-

давление им имму}|ологических реакший !п у!сго. в Ре-

3ультате сл\.1яну1я лимфоцитов мьпц:ей лу1нин Ба1б/с у1

ш]еток миеломь| лу1|!\4|1 х63.Ад8.653, прои3вед€[}|ого с

помощь|о ста!!дартной техн у!ки, бь:ло г|олу{е[|о 6 вь[со-

коаффи}!}!ь|х мкАт субкласса !в6. с помошью имму-

ноферме|{т||ого а}!ш1 |{за у1 имму}|облоти}|['а вь|явле|!о 14

охарактеризова!!о 5 ||езависимь|х' эпитог!ов на мо'[еку'1е

АФпч. в качестве тест-системь| д]\я (-|роверки им['у|{о_

www.researchgate.net

Моноклональные антитела в терапии низкодифференцированных глиом

И.В. Чехонин 1, А.В. Леопольд 2, 3, О.И. Гурина 3, А.В. Семёнова 3 1 Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Российская Федерация 2 Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова, Москва, Российская Федерация 3 Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, Москва, Российская Федерация Моноклональные антитела в терапии низкодифференцированных глиом Обзор посвящен относительно новому направлению в терапии больных злокачественными глиомами, базирующемуся на применении препаратов моноклональных антител к антигенам, ассоциированным с этими опухолями. Суммированы литературные данные об эффективности основных препаратов моноклональных антител, применяющихся в клинической практике или проходящих клинические испытания в качестве терапевтических агентов для лечения низкодифференцированных глиом, и прежде всего мультиформной глиобластомы. Наибольшее внимание уделено препарату гуманизированных моноклональных антител к фактору роста эндотелия сосудов (vascular endothelial growth factor, VEGF) бевацизумабу, чаще всего применяемого в клинической практике. Рассмотрен опыт клинических испытаний бевацизумаба как в виде монотерапии, так и в составе комбинированного лечения первично диагностированной и рецидивирующей мультиформной глиобластомы (с 2006 г. по настоящее время). Проанализированы результаты применения препаратов моноклональных антител к рецептору эпидермального фактора роста (epidermal growth factor receptor, EGFR) и его мутантному варианту EGFRvIII, среди которых наибольшую клиническую эффективность продемонстрировал препарат гуманизированных антител нимотузумаб. Значительное место в обзоре уделено обсуждению экспериментальных и клинических данных по изучению эффективности антител-антагонистов рецептора VEGF 2-го типа, рецептора α-фактора роста тромбоцитов, системы фактора роста гепатоцитов и его рецептора c-met. Объективный анализ результатов клинических испытаний препаратов на основе моноклональных антител не позволяет сделать вывод о том, что иммунотерапия препаратами моноклональных антител к вышеуказанным антигенам способна значительно продлить выживаемость пациентов с мультиформной глиобластомой. В связи с этим в обзоре уделено большое внимание альтернативным подходам на основе пассивной иммунотерапии, а также проведен анализ свойств антигенов, имеющих серьезные перспективы для иммунотерапии глиом. Ключевые слова: глиома, направленная терапия, моноклональные антитела, ингибиторы ангиогенеза, бевацизумаб. (Вестник РАМН. 2014; 9 10: ) 131 Введение Известно, что низкодифференцированные глиомы занимают лидирующее место в структуре злокачественных первичных нейроонкологических заболеваний (до 70%) [1]. Низкая эффективность стандартных химиотерапевтических и нейрорадиологических подходов [2], связанная с интенсивным инвазивным характером роста подобных глиом, делает поиск действенных противоглиомных препаратов, в т.ч. и на основе антител к антигенам глиомных клеток, актуальной и социально значимой задачей. I.V. Chekhonin 1, A.V. Leopold 2, 3, O.I. Gurina 3, A.V.Semenova 3 1 Lomonosov Moscow State University, Russian Federation 2 Pirogov Russian National Scientific Medical University, Moscow, Russian Federation 3 Serbsky State Scientific Centre of Social and Forensic Psychiatry, Moscow, Russian Federation Monoclonal Antibodies in High-Grade Gliomas The review is devoted to a relatively young direction in therapy of malignant gliomas, which is based on applying monoclonal antibodies against tumour-associated antigens. The current data on efficacy of main therapeutic agents in clinical practice or clinical trials concerning high-grade gliomas, especially glioblastoma multiforme, is summarized. Of particular interest is bevacizumab, a humanized monoclonal antibody against vascular endothelial growth factor (anti-vegf), which is widely used in glioblastoma. Major clinical trials devoted to bevacizumab monotherapy and combinations of bevacizumab with other therapeutic modalities in primary and recurrent glioblastoma conducted since 2006 till now are reviewed. The results of experimental and clinical application of monoclonal antibodies against epidermal growth factor receptor (EGFR) and its mutant variant EGFRvIII are analyzed, showing the most significant clinical effectiveness of nimotuzumab a humanized monoclonal antibody. Significant part of the review is devoted to discussion of experimental and clinical data concerning efficacy of antibodies against VEGF receptor 2, platelet-derived growth factor receptor α, hepatocyte growth factor and its receptor c-met. Unbiassed analysis of clinical trials on monoclonal antibodies does not allow us to conclude that passive immunotherapy directed against antigens listed above can significantly improve the overall survival of patients suffering from glioblastoma multiforme. This finding has encouraged us to mention several alternative approaches to passive immunotherapy and to list several prospective antigens for developing monoclonal antibodies. Key words: glioma, targeted therapy, monoclonal antibodies, angiogenesis inhibitors, bevacizumab. (Vestnik Rossiiskoi Akademii Meditsinskikh Nauk Annals of the Russian Academy of Medical Sciences. 2014; 9 10: ) ВЕСТНИК РАМН /2014/ Применение антител для терапии опухолей головного мозга обосновано прежде всего их уникальными биологическими свойствами: аффинностью высокой специфичностью сродства активного центра к антигенной детерминанте и авидностью прочностью их связывания с антигеном. Новый импульс иммунотерапия заболеваний антителами получила после эпохального открытия G. Köhler и C. Milstein в 1975 г. гибридомной технологии [3], позволяющей получать B лимфоциты из селезенки иммунизированной мыши, иммортализировать их и нарабатывать практически неограниченное количество моноклональных антител, специфичных лишь к одному эпитопу антигена [4]. Хотя с помощью данной технологии возможно получать высокоочищенные мышиные моноклональные антитела, терапия с их использованием осложнена выработкой соответствующих антивидовых антител, что существенно затрудняет реализацию антителами специфических функций вследствие ускоренной естественной их элиминации из крови пациента [5]. Среди основных способов решения данной проблемы следует выделить производство химерных и гуманизированных антител путем замены сегментов мышиных антител на соответствующие человеческие аналоги или методом создания моноклональных антител человека (fully human), не вызывающих иммунного ответа [6]. Тем не менее, по мнению Gedeon и соавт. [7], использование даже полностью человеческих антител имеет свои ограничения: Fc-фрагмент моноклональных антител может связываться с FcγRIIb-рецепторами на поверхности моноцитов, макрофагов и нейтрофилов, вследствие чего происходит ингибирование их функции. Кроме того, IgG 1 способен связываться с неэффекторными клетками, в т.ч. с тромбоцитами и B лимфоцитами, за счет чего возможно снижение общего эффекта препарата, а также возникновение ряда его побочных действий [8]. Для всех моноклональных антител существует проблема их транспорта через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ), связанная как со значительным для его проницаемости стоксовским радиусом молекулы, так и с наличием в эндотелии сосудов головного мозга и ворсинчатом сплетении его желудочков особого неонатального рецептора FcRN [9], который обеспечивает обратный трансцитоз антител из интерстициальной жидкости в системный кровоток [10]. Данные затруднения заставляют исследователей проводить поиск и разработку новых подходов к антительной терапии заболеваний нервной системы и глиальных опухолей в частности. Во избежание указанных трудностей было предложено совмещать различные фрагменты антител, сумма которых, хотя и меньшая по массе, способна обеспечить необходимую аффинность и авидность антительных препаратов. К таковым следует отнести одноцепочечные Fv-фрагменты антител (scfv, от англ. single chain), получаемые путем соединения вариабельного участка тяжелой цепи (V H ) и вариабельного участка легкой цепи (V L ) с помощью пептидного линкера [11]; Fab-фрагменты антител [12], амбивалентные (биспецифические) антитела, создание которых подразумевает слияние антигенспецифических фрагментов антител разной специфичности [13], например разнонаправленных scfv с получением биспецифического scfv (bi-scfv) [14]. Возможно транслировать V H -фрагмент одного антитела в связке с V L -фрагментом другого антитела, коэкспрессируя полученную цепь с аналогичной парой, что ведет к образованию биспецифического диатела (bispecific diabody) [7]. Терапевтическим препаратам моноклональных антител присвоены соответствующие окончания согласно номенклатуре: окончание «-омаб» («-omab») имеют мышиные антитела, «-ксимаб» («-ximab») химерные моноклональные антитела, «-зумаб» («-zumab») гуманизированные моноклональные антитела, «-умаб» («-umab») моноклональные антитела человека [15]. Применение препаратов моноклональных антител Антагонисты VEGF Поскольку глиобластома это опухоль с очень высокой степенью васкуляризации, то к одному из альтернативных способов ее терапии относят ингибирование ангиогенеза. В эндотелиоцитах сосудов глиобластомы имеет место высокая степень экспрессии VEGF (VEGF-A) (vascular endothelial growth factor, фактор роста эндотелия сосудов), коррелирующая со степенью злокачественности опухоли [16]. VEGF-A принадлежит к семейству гликопротеинов (VEGF), включающему также VEGF-B, VEGF-C, VEGF-D и плацентарный фактор роста (placental growth factor). Они связываются с соответствующими рецепторами (VEGFR-1, VEGFR-2, VEGFR-3), активируя сигнальные каскады, приводящие к пролиферации эндотелиоцитов кровеносных и лимфатических сосудов и стимулирующие прорастание сосудов в ткань опухоли [17]. Зависимость опухолевого ангиогенеза от сигнального пути VEGF коррелирует с возрастом пациента; наименее она выражена в детском возрасте [18], наиболее в пожилом [19]. Бевацизумаб (молекулярная масса 149 кда) гуманизированный моноклональный иммуноглобулин G 1, специфичный в отношении всех изоформ VEGF-A [20]. Данный препарат рекомендован Европейским обществом медицинской онкологии (European Society for Medical Oncology) для лечения метастазирующего колоректального рака [21] и метастазирующего немелкоклеточного рака легкого [22]. Последние методические рекомендации Европейского общества медицинской онкологии [23] свидетельствуют о том, что никакие современные методы лечения, в т.ч. применение бевацизумаба, не способны повысить выживаемость пациентов с первично выявленной мультиформной глиобластомой, а способность бевацизумаба увеличивать выживаемость без прогрессирования опухоли неоднозначна. По данным разных исследований, упомянутых в обзоре Narita и соавт. [24], эффективность монотерапии бевацизумабом была доказана для терапии рецидива глиобластомы [25, 26]. В 2006 г. Pope и соавт. сообщили о 40% частичном ответе (внутри группы в 10 пациентов) на терапию рецидивной глиобластомы бевацизумабом в сочетании с иринотеканом, карбоплатином или этопозидом [27]. В 2007 г. бевацизумаб для лечения рецидивирующей или прогрессирующей глиобластомы был опробован Vredenburgh и соавт. В этом исследовании авторы изучали его совместное действие с иринотеканом при внутривенном введении. Наличие периода выживаемости без прогрессирования опухоли в 46% случаев, а также шестимесячная общая выживаемость в 77% случаев положили начало дальнейшим клиническим испытаниям препарата [28]. Было показано, что выживаемость пациентов без прогрессирования опухоли при монотерапии бевацизумабом составляет 4,2 против 5,6 мес при комбинированной терапии с иринотеканом, по данным исследования BRAIN (167 пациентов) [29], средняя об- щая выживаемость при монотерапии бевацизумабом 9,2 против 8,7 мес при комбинированной терапии, по данным того же исследования. Ответ опухоли на монотерапию составил 28,2 против 37,8% при комбинированной терапии с иринотеканом, а способность опухоли сохранять ответ на терапию в течение 6 мес составила 42,6 для монотерапии против 50,3% при комбинированной. В исследовании Kreisl и соавт. (n =48) иринотекан, помимо бевацизумаба, использовали как вариант в случае начала прогрессирования опухолевого роста. Шестимесячная выживаемость без прогрессирования составила 29%, шестимесячная общая выживаемость 57%, средняя общая выживаемость 31 нед, а ответ опухоли на монотерапию 35% [30]. Reardon и соавт. изучили возможность использования альтернативной пары для бевацизумаба в лечении рецидивирующей глиобластомы и глиомы 3-й степени этопозида (n =27). Шестимесячной выживаемости без прогрессирования опухоли удалось добиться в 44,4 и 40,6% случаев, средняя общая выживаемость составила 44,4 и 63,1 нед, соответственно [31]. В другом исследовании Reardon и соавт. использовали комбинированную терапию бевацизумабом, карбоплатином и иринотеканом для лечения пациентов, у которых имело место прогрессирование глиобластомы при монотерапии бевацизумабом. Шестимесячная выживаемость без прогрессирования была достигнута в 16% случаев, средняя общая выживаемость составила 5,8 мес [32]. Desjardins и соавт. предложили терапию рецидивирующей глиобластомы низкими дозами темозоломида и бевацизумабом. Шестимесячная выживаемость без прогрессирования опухоли отмечалась в 18,8% случаев, выживаемость в течение 6 мес в 62,5%, средняя общая выживаемость составила 37 нед [33]. Quant и соавт. изучили преимущества смены химиотерапевтического препарата, используемого в комплексе с бевацизумабом, после выявления прогрессирования рецидивирующей глиобластомы. Авторы исследования рассчитывали на потенцирование чувствительности опухоли к бевацизумабу при смене второго препарата, однако они пришли к выводу, что пациенты, у которых глиобластома прогрессировала, не реагировали на вторую схему лечения, содержавшую бевацизумаб и иной химиотерапевтический препарат [34]. Результаты этой работы во многом согласуются с данными Norden и соавт., которые использовали в качестве вспомогательных препаратов иринотекан, карбоплатин и кармустин и установили эффективность смены пары бевацизумаба с началом прогрессирования опухоли только в единичных случаях [35]. В большинстве исследований дозы бевацизумаба составляли 10 мг/кг каждые 2 нед, но, по данным метаанализа работ гг., выполненного Wong и соавт., не было показано различий между ответом на терапию в дозах 5 и мг/кг [36]. Одобрение FDA (Food and Drugs Administration, США) клинического применения бевацизумаба, по данным Seystahl и Weller [37], основано на результатах II фазы клинических испытаний, проведенных Friedman и соавт. (BRAIN) [29] и Kreisl и соавт. [30]. Европейское агентство лекарственных средств (European Medicines Agency) отклонило регистрацию данного препарата в связи с тем, что в приведенных исследованиях отсутствует контрольная группа пациентов, не получавших бевацизумаб [38]. Доказана эффективность интраартериального введения бевацизумаба для повышения локальной концентрации этого препарата в околоопухолевой области. Boockvar и соавт., проведя наблюдение за 30 пациентами, пришли к выводу, что дозы бевацизумаба вплоть до 15 мг/кг безопасны [39]. Burkhardt и соавт. выполнили обследование 14 пациентов с рецидивирующей глиобластомой, получавших бевацизумаб интраартериально после фармакологического нарушения ГЭБ (маннитолом). В данном исследовании средняя общая выживаемость (8,8 мес) была меньше средней выживаемости без прогрессирования опухоли (10 мес), поскольку 4 пациента умерли до начала прогрессирования, по данным нейровизуализации [40]. Некоторые больные, получавшие бевацизумаб, имели улучшение неврологических симптомов, а для 30 70%, получавших терапию глюкокортикоидами для снижения отека паренхимы головного мозга, стало возможным уменьшение их дозы на фоне бевацизумаба [26, 41]. Тем не менее, по данным магнитно-резонансной томографии, в 35% случаев после отмены бевацизумаба отмечали прогрессирование очагов, изначально не характеризовавшихся усилением контрастирования [42]. Seystahl и Weller показали, что даже снижение контрастирования опухоли не может служить точным критерием реверсии туморогенеза, поскольку оно может быть также следствием восстановления ГЭБ [37, 43]. После прекращения терапии бевацизумабом в некоторых случаях имеет место ребаундэффект в виде возврата опухоли к прежним размерам или даже увеличения наибольшего поперечного размера очага усиления контрастирования вплоть до 50% [44]. Clark и соавт. показали, что выживаемость повторно оперированных пациентов, которым вводился бевацизумаб, была ниже, чем у пациентов, не получавших подобной терапии [45]. Резкой отменой препарата может быть вызван не только ребаунд-эффект, но и отек мозга, вследствие чего рекомендовано постепенное снижение его дозы [24]. Для первично диагностированной мультиформной глиобластомы Lai и соавт. была исследована схема лечения, включавшая лучевую терапию, темозоломид и бевацизумаб. Средняя общая выживаемость и продолжительность жизни без прогрессирования заболевания составила 19,6 23 и 13 13,6 мес, соответственно (для двухкомпонентной терапии без бевацизумаба аналогичные показатели составили 14,6 и 6,9 мес) [46]. В работе Chinot и соавт. дана ссылка на некое независмое исследование, в котором бевацизумаб увеличивал продолжительность жизни без прогрессирования опухоли в 2 раза по сравнению с плацебо в составе трехкомпонентной терапии темозоломид лучевая терапия бевацизумаб (8,4 против 4,3 мес) [47]. Однако данные первых двух исследований не имеют подтверждения в более масштабных работах. Так, Gilbert и соавт. было проведено двойное слепое рандомизированное плацебоконтролируемое клиническое испытание бевацизумаба (Radiation Therapy Oncology Group 0825), который назначали внутривенно как средство лечения первично диагностированной глиобластомы наряду с темозоломидом и лучевой терапией (n =621). По данным этого исследования не установлено значительного различия в выживаемости между группой, получавшей бевацизумаб, и группой, получавшей плацебо (15,6 и 16,1 мес, соответственно). Выживаемость без прогрессирования опухоли была больше в группе пациентов, получавших бевацизумаб (10,7 против 7,3 мес в группе плацебо). В этой группе с умеренной частотой отмечены осложнения в виде артериальной гипертензии, тромбоэмболий, нейтропении, а также с большей частотой, чем в контрольной группе, имели место снижение качества жизни и когнитивные нарушения [48]. Не до конца установлено влияние бевацизумаба на качество жизни. Например, Chinot и соавт. в клиническом испытании 133 ВЕСТНИК РАМН /2014/ AVAglio (n =605) показали, что хотя бевацизумаб (который так же, как и в работе Gilbert и соавт., назначался вместе с темозоломидом и лучевой терапией) и не улучшал качество жизни, но сохранял его на относительно приемлемом уровне в течение более длительного временного промежутка. С другой стороны, в исследовании AVAglio было указано время жизни без прогрессирования опухоли аналогичное тому, что приводилось в испытании Gilbert и соавт. (10,6 против 6,2 мес в контрольной группе) [49]. Антагонисты рецепторов семейства VEGFR и PDGFR Путь внутриклеточного сигналинга VEGF/VEGFR может быть заблокирован на уровне трансмембранного рецептора данного фактора роста. Рамуцирумаб препарат моноклональных антител человека к VEGFR-2, который успешно прошел III фазу клинических испытаний в качестве терапевтического средства при распространенном раке желудка и карциноме из пищеводно-желудочного перехода [50]. А.А. Корчагина и соавт. рассматривают селективное ингибирование VEGFR-2, подкрепленное угнетением пути фактора 1, индуцируемого гипоксией (Hypoxia-inducible factor-1) и плацентарного фактора роста в качестве одного из перспективных подходов к таргетной терапии глиом [51]. По данным Ikeda и соавт., рецептор VEGFR-1 обладает значительно более слабой тирозинкиназной активностью [52] и вследствие этого, по мнению Seystahl и Weller, может снижать проангиогенное действие VEGF, реализуемое посредством VEGFR-2, выступая естественным ингибитором ангиогенеза [37]. В стимуляции опухолевого ангиогенеза играет роль не толь

docslide.org

MONOCLONAL ANTIBODY FOR MULTIPLE... (PDF Download Available)

68 МЕДИЦИНСКИЙ СОВЕТ • №10, 2017

ДЕМИЕЛИНИЗИРУЮЩИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

или большее число обострений в течение года и имею-

щим 1 и более очагов на МРТ головного мозга, накапли-

вающих контрастное вещество, либо значительное увели-

чение объема поражения в режиме Т2 по сравнению с

предыдущим исследованием.

Препарат алемтузумаб согласно клиническим реко-

мендациям также может быть назначен пациентам с

высокоактивным РРС в случае имеющихся противопо-

казаний к терапии препаратом натализумаб. Еще двум

категориям больных может быть назначена терапия пре-

паратом алемтузумаб: пациентам после завершения

терапии препаратом натализумаб с высокими рисками

развития ПМЛ и пациентам с сохраняющейся активно-

стью заболевания, ранее получавшим иммуносупрес-

сивную терапию (митоксантрон, циклофосфамид и др.),

что, согласно инструкции по применению, является

противопоказанием к назначению препарата натализу-

маб [3].

Внедрение в патогенетическую терапию РС монокло-

нальных антител заставило пересмотреть алгоритмы

ведения пациентов, выделить достаточно большую группу

пациентов с достоверной резистентностью к ПИТРС пер-

вой линии или изначально агрессивным течением забо-

левания. Безусловно, натализумаб к настоящему времени

продемонстрировал свою высокую эффективность, но в

то же время необходимо помнить и мони торировать

потенциальные риски ПМЛ. Препарат алемтузумаб явля-

ется вторым моноклональным антителом, зарегистриро-

ванным для лечения РРС. При его высокой эффективно-

сти также не стоит забывать о потенциальных рисках

развития аутоиммунных осложнений, что должно соиз-

меряться с его преимуществами. Место каждого из этих

двух моноклональных антител по отношению друг к другу

в алгоритме лечения пациентов с РРС еще необходимо

уточнять. Но очевидным является то, что для пациентов с

агрессивным течением РРС, которые составляют около

24% от общей популяции больных РРС, имеются препара-

ты с высокой эффективностью.

ЛИТЕРАТУРА

1. Polman C, O’Connor P, Havrdova E et al. A

Randomized, Placebo-Controlled Trial of

Natalizumab for Relapsing Multiple Sclerosis.

New England Journal of Medicine, 2006, 354(9):

899-910. doi: 10.1056/nejmoa044397.

2. Rudick R, Stuart W, Calabresi P et al. Natalizu mab

plus Interferon Beta-1a for Relapsing Multiple

Sclerosis. New England Journal of Medicine, 2006,

354(9): 911-923. doi: 10.1056/nejmoa044396.

3. Инструкция по применению препарата ната-

лизумаб 2015 г., регистрационный номер

ЛСР-008582/10.

4. Dahlhaus S, Hoepner R, Chan A et al. Disease

course and outcome of 15 monocentrically treat-

ed natalizumab-associated progressive multifocal

leukoencephalopathy patients. Journal of Neuro-

logy, Neurosurgery and Psychiatry, 2013, 84(10):

1068-1074. doi: 10.1136/jnnp-2013-304897.

5. Kerbrat A, Le Page E, Leray E et al. Natalizumab

and drug holiday in clinical practice: An obser-

vational study in very active relapsing remit-

ting Multiple Sclerosis patients. Journal of the

Neurological Sciences, 2011, 308(1-2): 98-102.

doi: 10.1016/j.jns.2011.05.043.

6. West T, Cree B. Natalizumab dosage suspen-

sion: Are we helping or hurting? Annals of

Neurology, 2010, 68(3): 395-399. doi: 10.1002/

ana.22163.

7. Killestein J, Vennegoor A, Strijbis E et al.

Natalizumab drug holiday in multiple sclerosis:

Poorly Tolerated. Annals of Neurology, 2010,

68(3): 392-395. doi: 10.1002/ana.22074.

8. O’Connor P, Goodman A, Kappos L et al. Disease

activity return during natalizumab treatment

interruption in patients with multiple sclerosis.

Neurology, 2011, 76(22): 1858-1865. doi:

10.1212/wnl.0b013e31821e7c8a.

9. Kleinschmidt-DeMasters B, Miravalle A,

Schowinsky J, Corboy J, Vollmer T. Update on

PML and PML-IRIS Occurring in Multiple

Sclerosis Patients Treated With Natalizumab.

Journal of Neuropathology & Experimental

Neurology, 2012, 71(7): 604-617. doi: 10.1097/

nen.0b013e31825caf2c.

10. Freedman M. Insights into the Mechanisms of

the Therapeutic Efficacy of Alemtuzumab in

Multiple Sclerosis. Journal of Clinical & Cellular

Immunology, 2013, 04(04). doi: 10.4172/2155-

9899.1000152.

11. Hassoun L, Eisele J, Thomas K, Ziemssen T.

Hands on Alemtuzumab-experience from clini-

cal practice: whom and how to treat. Multiple

Sclerosis and Demyelinating Disorders, 2016,

1(1). doi: 10.1186/s40893-016-0011-1.

12. Moreau T, Scolding N, Compston A et al.

Preliminary evidence from magnetic resonance

imaging for reduction in disease activity after

lymphocyte depletion in multiple sclerosis. The

Lancet, 1994, 344(8918): 298-301. doi: 10.1016/

s0140-6736(94)91339-0.

13. Coles A, Wing M, Molyneux P et al. Monoclonal

antibody treatment exposes three mechanisms

underlying the clinical course of multiple scle-

rosis. Annals of Neurology, 1999, 46(3): 296-304.

doi: 10.1002/1531-8249(199909)46:

3<296::aid-ana4>3.0.co, 2-#.

14. Paolillo A, Coles A, Molyneux P et al. Quantita-

tive MRI in patients with secondary progres-

sive MS treated with monoclonal antibody

Campath 1H. Neurology, 1999, 53(4): 751-751.

doi: 10.1212/wnl.53.4.751.

15. Montalban X, Inshasi J, Coles A et al. Efficacy

and safety of Alemtuzumab in treatment-naive

patients with relapsing-remitting multiple

sclerosis: Four-year follow-up of the Care-MS I

study. Multiple Sclerosis and Related Disorders,

2014, 3(6): 761-762. doi: 10.1016/j.

msard.2014.09.207.

16. Kieseier B, Sahraian M, Coles A et al. Efficacy and

safety of alemtuzumab in patients with relaps-

ing-remitting multiple sclerosis who relapsed on

prior therapy: Four-year follow-up of the Care-MS

II study. Multiple Sclerosis and Related Disorders,

2014, 3(6): 756. doi: 10.1016/j.msard.2014.09.194.

17. Хасаева М., Горохова Т., Бойко А., Гусев Е.

Алемтузумаб– новый препарат на основе

моноклональных антител для лечения

рассеянного склероза: терапевтические

возможности и риски (обзор). Журн.

неврологии и психиатрии, 2013, 113: 87-92.

18. Coles A, Fox E, Vladic A et al. Alemtuzumab

more effective than interferon -1a at 5-year

follow-up of CAMMS223 Clinical Trial.

Neurology, 2012, 78(14): 1069-1078. doi:

10.1212/wnl.0b013e31824e8ee7.

19. Perumal J.Khan O. Emerging Disease-Modifying

Therapies in Multiple Sclerosis. Current

Treatment Options in Neurology, 2012, 14(3):

256-263. doi: 10.1007/s11940-012-0173-x.

20. Cossburn M, Pace A, Jones J et al. Autoimmune

disease after alemtuzumab treatment for mul-

tiple sclerosis in a multicenter cohort.

Neurology, 2011, 77(6): 573-579. doi: 10.1212/

wnl.0b013e318228bec5.

21. Alireza M, J Steven A, Mohammad Ali S, Robert

Z. Alemtuzumab and multiple sclerosis: thera-

peutic application. Expert Opinion on Biological

Therapy, 2010, 10(3): 421-429. doi:

10.1517/14712591003586806.

22. Клинические рекомендации по применению

препарата алемтузумаб (Лемтрада), 2017.

https: //www.ructrims.org/files/ructrims_org_

recomend_alemtuzumab.pdf.

23. Инструкция по применению препарата

Лемтрада 2016 г.

Препарат алемтузумаб согласно клиническим

рекомендациям также может быть назначен

пациентам с высокоактивным РРС в случае

имеющихся противопоказаний к терапии

препаратом натализумаб

www.researchgate.net

14.1.5. Антитела к CD54 (IСАМ-1 (BIRRR1. Boehringer Ingelheim, Германия)

и соавт., 1994). Больные были рандомизированы на несколько групп в зависимости от доз антител (0.1, 1.0 и 10 мг/кг антител) или плацебо. Положительный клинический эффект проявлялся в течение первой недели после введения препарата, нарастал при увеличении дозы и длился 8 нед.

O. Williams и соавт. (1994) показали, что сочетанное введение антител к ФНО-аи антител к CD4 вызывает существенно более выраженное подавление экспериментального коллагенового артрита, чем введение только антител кФНО-а.Эти результаты могут иметь очень важное значение для разработки подходов к комбинированной терапии РА.

Проведена I/II фаза испытаний моноклональных мышиных антител к ICAM-1(A. Kavanaugh и соавт., 1994) у 32 больных РА. Препарат ввводили внутривенно в течение 5 или1-2дней. В группе5-дневногорежима к8-мудню улучшение наблюдалось у 13 из 24 больных. У 3 пациентов эффект сохранялся до90-годня. Побочные явления наблюдались у большинства больных, но были умеренными и включали лихорадку, головные боли, тошноту. Недавно появились сообщения об определенной эффективности терапии у 7 из 10 больных ранним РА (давность заболевания меньше 1.5 года). Интересно, что у 3 больных клиническое улучшение сохранялось длительное время(5-8мес.) после завершения лечения, а у 1 пациента удалось добиться развития длительной ремиссии (более 5 мес.) (A. Kavanaugh и соавт., 1994). В целом в группе больных с ранним РА степень клинического улучшения была выше, чем у больных с поздним, рефракторным к предшествующей терапии PA (A. Kavanaugh и соавт., 1994).

14.2. Цитокиновые рецепторы и антагонисты цитокиновых рецепторов

14.2.1. Рецептор ФНО (ФНО: Fс) (Immunex, США)

Препарат представляет собой рекомбинантный ФНОрецептор человека, состоящий из 2 идентичных цепей мономера р80 ФНО, соединенный Fc-фрагментомIgG1 человека. Благодаря этому препарат имеет очень высокую авидность кФНО-а.

W. Moreland и соавт. (1994) недавно представили результаты 1 фазы клинического испытания ФНО: Fс у 16 больных с активным РА, которые ранее не отвечали ни на один базисный противоревматический препарат. ФНО: Fс назначали вначале по 4, 8, 16 или 32 мг/м2 два раза в неделю в течение 4 нед. В целом по группе зарегистрировано достоверное улучшение большинства клинических показателей, а побочные реакции практически отсутствовали, за исключением небольшой сыпи в месте инъекции препарата.

14.2.2. DAB486 ИЛ-2(Seragen, США)

DAB486 ИЛ-2— молекула, полученная генноинженерным путем, состоящая из полипептидного фрагмента ( молекулярная масса 68 kD)ИЛ-2иАДФ-рибозилтрансферазыдифтерийного токсина (D. P. Williams и соавт., 1987). Последний, связываясь с фактором элонгации 2, подавляет синтез белка. Эта гибридная молекула интернализуется в клетки, экспрессирующие высокоаффинныеИЛ-2Ри не реагирует с клетками, экспрессирующими низкоаффинныеÈË-2Ð(р55) иÈË-2Ðс промежуточной аффинностью (р75).

Основным свойством DАВ486ИЛ-2является цитотоксическая активность по отношению к клеткам, экспрессирующим высокоаффинныеÈË-2Ð.Поскольку последние экспрессируются наТ-иВ-лимфоцитах,моноцитах и некоторых опухолевых клетках только после их активации,DАВ486ИЛ-2селективно разрушает только активированные клетки иммунной системы. Предполагается, что элиминация толькоИЛ-2Р-позитивныхактивированных клеток приводит к селективной иммуносупрессии, поскольку не затрагивает "покоящиеся" лимфоциты, клетки "памяти" и неактивированные лимфоциты.

L. Sewel и соавт. (1993) провели I/II фазы клинического испытания DAB486 ИЛ-2(препарат вводили внутривенно в дозах 0.1, 0.07 или 0.04 мг/кг в день в течение 7 дней 19 больным РА, рефракторным к МТ). 13 больным проведен дополнительный курс лечения. Клинический эффект был зарегистрирован у 9 из 19 пациентов, получавших высокие/средние дозыDAB486HA-2.

Побочные эффекты включали повышение уровня печеночных ферментов (55%), тошноту и рвоту (30%), аллергические реакции и тромбоцитопению (5%). У всех больных была обнаружена продукция антител к препарату, которые, однако, не ослабляли его цитотоксической активности.

Недавно разработана улучшенная версия препарата — DAB389 ИЛ-2,который представляет собой более короткий пептидный фрагментИЛ-2,состоящий из 97 аминокислот. Установлено, что этот препарат обладает в 10 раз более выраженной цитотоксической активностью и аффинностью кÈË-2Ð,имеет более широкий терапевтический индекс, чем DAB486ИЛ-2.В экспериментальных исследованиях продемонстрирована более высокая активностьDAB389-ИЛ-2на модели коллагенового артрита. Данные клинических исследований в

studfiles.net

15.Моноклональные антитела. Гибридомы. Практическое использование.

Для большинства иммунологических и серологических мето­дов исследования необходимо иметь соответствующие СТАНДАРТ­НЫЕ АНТИСЫВОРОТКИ. Основные требования к таким сывороткам — специфичность и достаточное содержание АТ. Получить т/е сыворотки путем иммунизации животных сложно, т.к. АТ гетерогенны  к одной и той же АГ детерминанте может образоваться до 8000 вариантов АТ. Поэтому невозможно получить антисыворотки с одинаковыми наборами АТ от разных индивидуумов. Эта сложность преодолевается с помощью гибридомной тех­ники получения моноклональных антител.

В 1975 г. учёные добились слияния короткоживущих лимфоцитов, продуцирующих АТ, и пере­виваемых  плазмоцитомы. Т.о, были получены теоретически «бессмертные» клоны гибридных  – проду­центы моноклональных АТ (гибридомы). Такие АТ идентичны по специфичности, классу, молекулярной структуре.

Клетки из селезенки мышей, предварительно иммунизирован­ных антигеном, сливаются с клетками миеломы, которые способ­ны размножаться в клеточной культуре. Гибридные линии клеток наследуют родительские свойства, т.е. способность к опухолевому росту и образованию специфических АТ. Клетки гибридомы селекционируют на селективной пит среде, где отмирают «родительские» плазмоцитомные клет­ки, имеющие определенные метаболические дефекты (ГАТ-S-клетки, т.е. не способные размножаться в присутствии комплек­са гипоксантин–аминоптерин–тимидин), а выживают лишь гибридомные клетки. Среди растущих на селективной среде гибридомных клеток селекционируют клоны, которые продуциру­ют антитела определенной специфичности и определенного класса (IgG или IgM). Отобранные гибридомы можно культивировать in vivo или in vitro, получая моноклональные АТ соответственно из асцитной жидкости или из надосадочной жидкости культуральной среды.

Основные преимущества моноклональных АТ – это их узкая специфичность, молекулярная однородность, возможность получения в больших кол-вах и возможность длительного хранения в замороженном состоянии, что позволяет использовать их в долгосрочных исследованиях и получать воспроизводимые результаты.

16. Т- и в-лимфоциты, морфологическая и функциональная характеристика. Нормальные показатели периферической крови.

В организме человека содержится 75% Т-, 15% В- и 10%, не несущих маркеров ни Т-, ни В-лимфоцитов. Маркерами являются Ig рецепторы на поверхности В-лимфоцитов (определяют с помощью иммунофлюоресцентного метода) и рецепторы к ба­раньим эритроцитам на Т-лимфоцитах (с помощью РРО). Более современный метод идентифи­кации основан на выявлении специфических поверхностных антигенов.

В-ЛИМФОЦИТЫ. Основной их функцией является синтез Ig, который начинается после созре­вания в плазматические . СТИМУЛОМ для пролифе­рации является связывание эпитопов АГ с гомологичными рецепторами на мембране. В результате образуется иммунологически одно­родный клон клеток, снабженных идентичными Ig рецепторами. Затем под влиянием медиа­торов происходит дифференцировка с образованием клеток иммунологической памяти и клеток, продуцирующих АТ.

Клетки иммунологической памяти долго сохраняются в организме и несут информацию о данном АГ, т.е. способность быстро его распознать. Они обеспечивают более сильный и быст­рый вторичный иммунный ответ при повторной встрече с тем же АГ (например, при повторной инфекции или вакцинации).

Клетки, продуцирующие антитела (плазматические), увеличиваются в размерах, прекращают пролиферировать и начинают синтезировать АТ. Продолжительность их жизни ограничивается несколькими днями, но за этот срок они успевают синтезировать большое количество специфических к данному АГ IgG, IgM, IgA и др.

Т-ЛИМФОЦИТЫ в процессе дифференцировки и пролиферации образуют 4 субпопуляции, отличающиеся по своим функциям.

Т-хелперы, или помощники (to help), и Т-супрессоры, или ингибиторы (to suppress) выполняют регуляторные функции. Т-хелперы узнают детерминантные группы АГ на мембране макрофага и активируют при помощи медиаторов В-лимфоциты и Т-лимфоциты-эффекторы. Т-супрессоры угнетают Т-хелперы, В-лимфоциты или плазмати­ческие клетки  задерживают синтез антител.

К Т-лимфоцитам-эффекторам относятся цитотоксические клетки Т-киллеры (to kill) и Т-эффекторы, продуцирующие лимфокины. Основная функция цитотоксических Т-киллеров – уничтожать клетки-«мишени», несущие соответствующий чужеродный АГ. Т-эффекторы обеспечивают клеточный специфический иммунитет, участвуют в формировании реакции ГЗТ.

РЕЦЕПТОРЫ В- и Т-лимфоцитов (как и АТ) являются антигенраспознающими молекулами иммунной системы. Они способны узнавать только одну определенную моле­кулярную структуру детерминантной группы АГ (эпитопа).

Рецепторы В-лимфоцитов представляют собой антигенсвязывающие участки молекул Ig, кото­рые синтезируются данным В-лимфоцитом и частично остаются в составе его мембраны. Они фиксируются при помощи так назы­ваемого «якорного» сегмента иммуноглобулина (Fc-конец).

Рецепторы Т-лимфоцитов структурно похожи на Ig – это белки, состоящие из двух субъединиц – α- и β-, расположенных на поверхности Т-лимфоцита. Антигенсвязывающий участок в молекуле рецептора Т-лимфоцита образован гипервариабельными участками полипептидных цепей, напоминающими аналогичные участки Ig, между которыми образуется полость.

Как уже отмечалось, рецепторы В- и Т-лимфоцитов узнают антигены одним и тем же спо­собом, но узнавание происходит в разных условиях. В-лимфоциты спо­собны узнавать и реагировать на СВОБОДНЫЙ АГ, цирку­лирующий в кровяном русле, в то время как Т-лимфоциты узнают и активируются только тем АГ, детерминантные группы которого представлены НА МЕМБРАНЕ МАКРОФАГОВ. В обоих случаях при взаимодействии с антиге­нами участвуют белки главного комплекса гистосовместимости HLA, являющиеся маркерами индивидуальности каждого ор­ганизма. Например, Т-хелперы распознают АГ только в том случае, если он связан с белками МНС II на поверхности макрофагов. Т-киллеры взаимодействуют с чужеродными АГ, находящимися на поверхности клеток-«мишеней» в окружении антигенов МНС I. Тканевые антигены МНС I, введенные в организм реципиента при пересадках каких-либо органов донора (почки, сердце и др.), становятся «мишенями» для Т-киллеров. В этом случае Т-киллеры напрямую «атакуют» чужеродную ткань, в ре­зультате чего происходит отторжение трансплантата. Вместе с этим Т-киллеры защищают организм от вирусной инфекции, т.к. при размножении вируса в клетке его АГ могут встраи­ваться в  мембрану. Приобретение клеткой вирусных антигенов наряду с имеющимися у нее маркерами – белками МНС I, делает ее «мишенью» для Т-килле­ров, которые уничтожают зараженную вирусом клетку.

studfiles.net


Смотрите также