Спектакли без компромиссов. Антитела спектакль


Антитела смотреть онлайн

В этом спектакле художественное решение, видеоизображение, рисунок света и звуковая партитура не менее важны, чем актерская работа.

«Когда в организме появляется болезнь, организм начинает вырабатывать антитела, которые начинают бороться. Когда государство и общество больно, в нем тоже появляется такой передовой отряд...»

Эта цитата из спектакля вполне может быть его эпиграфом. Только кто этот «передовой отряд»? «Левые» или «правые»? И есть ли между ними четкое разделение в сегодняшней социальной реалии?

Возможно, спектакль и об этом тоже... Так объемен он по вопросам, восклицательным знакам, многоточиям, что остановиться — вот здесь, та самая «точка» — невозможно. Каждый ставит эту точку сам в силу своего понимания жизни и гражданской позиции...

«Антитела» — это уникальный документальный проект «Балтийского дома». Его нельзя назвать спектаклем в традиционном понимании, скорее это акция, спектакль-дискуссия... В его основе лежит реальная история: 11 ноября 2005 года у магазина «Буквоед», в самом центре Петербурга, на глазах охранника соседнего магазина в драке был убит студент философского факультета, музыкант, антифашист Тимур Качарава. Убили такие же молодые люди, как и он сам... Вскоре после нападения участники были арестованы и осуждены...

Подлинные интервью матери убитого и матери убийцы, подруги Тимура, представителей экстремистских левых и правых молодежных группировок, антифашиста и бывшего фашиста, следователя и того самого охранника легли в основу драматического сценария «Антител».

С нами каждый день на улицах города, деревни, любого населенного пункта, в конце концов, подъезда, где ты живешь, собственной квартиры, может произойти все что угодно. Например, на одном из представлений режиссер спектакля Михаил Патласов начал показ с сообщения, что актера, играющего роль охранника, накануне побили в метро — не за убеждения, не за идею, а просто так. Режиссер сам читал текст этого героя с листа. Очевидцы говорят, что спектакль совершенно от этого не изменился. Он стал только более документальным — «Люди, будьте бдительны! Зло потеряло свои конкретные очертания!»

В спектакле есть очень сильные, напряженные сцены, связанные с монологами матерей убитого и убийцы (их исполняют Алла Еминцева и Ольга Белинская), которые без кома в горле смотреть невозможно. Святая материнская любовь, которая видит все в мире со знаком плюс в отношении своих детей: «Они самые лучшие! Они самые талантливые! Они самые честные! Они ни в чем не виноваты!» Мать всегда слепа, она идет к сыну на свидание в тюрьму и говорит, что он был так рад ей, что они плакали «от счастья», что он выйдет, и все будет хорошо... А сын в камере: «...как я ненавижу ее подачки, двести грамм сыра в передаче» — и так далее.

Не история убийства и не история жизни Тимура (по большому счету это спектакль не о нем) — главная тема спектакля «Антитела», а размышление об образе мыслей и образе жизни тех, кто попал в круг этой истории. Драматический конфликт спектакля строится не на столкновении фашистов и антифашистов, «наших — не наших» (одна из сцен вообще рассказывает о битве между ними как просто об опасной и жесткой, но очень увлекательной подростковой игре). Главная цель — показать, что происходит с молодыми ребятами, почему они выходят на улицу и «так увлекательно» убивают друг друга. Среди монологов, представляющих наивную уличную философию, есть и рассказ об одном подростке, который хотел участвовать в какой-нибудь яркой молодежной группировке, но все не мог решить, к кому прибиться — к фашистам или антифашистам. Ему было все равно. Но потом решил все же к «антифа», потому что они добрые, а фашисты — злые. Хотя (и этого вовсе не скрывают в спектакле) «добрые» подчас оказываются жесткими и даже жестокими уличными акционистами.

Монологи и сцены дробятся, актерские крупные планы многократно тиражируются на видео, сочетание белых интерьеров и идущей на сцене видеозаписи создают иллюзию то ли больничной палаты, то ли следственного эксперимента.

«Следственный эксперимент» с участием всех нас: и актеров, и зрителей — пожалуй, это более точный подзаголовок спектакля «Антитела».

www.culture.ru

"Антитела": история одного убийства - РИА Новости, 19.12.2012

Спектакль молодого режиссера Михаила Патласова, продукция фестиваля "Балтийский дом", - это попытка театральными средствами исследовать убийство. В основе сюжета – история, случившаяся в магазине "Буквоед" на Площади восстания в 2005 году, когда в результате нападения фашистов был убит студент СПбГу антифашист и анархист Тимур Качарава.

Анна Банасюкевич

Документальный спектакль из Питера "Антитела", номинированный на "Золотую маску" - 2013, показали на сцене проекта "Открытая сцена" на Поварской.

Мария Ревякина: цель "Золотой Маски" — опережать время >>

Спектакль молодого режиссера Михаила Патласова, продукция фестиваля "Балтийский дом", - это попытка театральными средствами исследовать убийство. В основе сюжета – история, случившаяся в магазине "Буквоед" на Площади восстания в 2005 году, когда в результате нападения фашистов был убит студент СПбГу антифашист и анархист Тимур Качарава.

Кадры криминальной хроники использованы в спектакле только как обрамление, в начале и в самом конце, все содержание спектакля – это подробное воспроизведение документальных свидетельств, это слова матерей убитого и убийцы, девушки Тимура, свидетелей, соратников по идеологии того и другого.

© театр "Балтийский дом"

Сцена из спектакля "Антитела", театр "Балтийский дом", Санкт-Петербург

Спектакль неполитичен и не занят вопросами суда и моральной оценки – что, впрочем, понятно: было бы странно, если театр, сделанный молодыми, ставил перед собой целью показать, что фашизм это плохо и что убивать нельзя. Спектакль, скорее, социален – в том смысле, что занят исследованием реальности, исследованием тех метаморфоз, что происходят с людьми – с теми, кто впадает в крайности, наверное, из-за неравнодушия. В этом смысле, спектакль "Антитела" - о сложных людях, несмотря на то, что их молодость и злость, их дезориентированность в настоящем заставляет искать простых решений.

Спектакль внимателен к биографиям своих героев – две женщины, сидя почти пустой сцене, рассказывают о своих сыновьях: о том, как один из них стал веганом, а другой не умел дружить и приводил в дом первых попавшихся мальчиков. О том, как взрослели, как становились чужими, особенными, непохожими. Неторопливые монологи-воспоминания со временем становятся короче, по несколько реплик, голоса женщин наслаиваются друг на друга. Камеры, присутствующие на сцене, внимательны к тем, кого слушает зал, их пристальный взгляд фиксирует неяркие проявления эмоций на утомленных лицах и проецируют их на экран.

© театр "Балтийский дом"

Сцена из спектакля "Антитела", театр "Балтийский дом", Санкт-Петербург

Кроме экранов, в спектакле нет почти ничего, только куча каких-то баков-цистерн в глубине – емкий знак городских пустырей, подворотен, недружелюбных уличных лабиринтов. Еще есть лозунги – их выкрикивает фашист Паша, белые флаги, надписи маркером, свастики. Этот минимализм, лишь задающий тему, лишь намекающий на контекст, сосредотачивает внимание на словах, на реконструкции жизней, мыслей героев, той идейной сферы, того быта, в котором существовал каждый из них, и в котором существует еще масса таких же, заряженных на борьбу, на идеологию парней.

Помимо матерей, в спектакле есть еще голос Рады – девушки Тимура. Тоже со сдержанной эмоцией, как будто все случилось давно и уже стало опытом, она рассказывает о странном парне, о том, как по-школьному задиристо он ухаживал за ней в институте, о том, как в последний вечер пошла она на непонравившийся ей спектакль "Бесы" в Малом драматическом театре, как вышла на улицу Рубинштейна, как прочитала последнюю смс. Она воспроизводит этот вечер в мельчайших подробностях, в лишних, казалось бы, деталях – как будто эта память, эта скрупулезная хронология событий стала содержанием ее жизни, как будто она что-то объясняет.

© театр "Балтийский дом"

Сцена из спектакля "Антитела", театр "Балтийский дом", Санкт-Петербург

Спектаклю, размышляющему об обесценивании жизни, о притягательности радикализма по сравнению с расслабленным равнодушием потребительского существования, удается уйти от мелодраматизма – даже материнская тоска, даже жесткое перечисление разных ужасов не бьет по нервам. В спектакле нет сгущения красок, нет педалирования, нет желания отхлестать зрителя по щекам и сказать: "вот в каком обществе вы живете, нате-ешьте". Тем более, нет никакого мессианства и дежурного призыва одуматься. Главное, что удалось – соблюсти невозмутимость исследователя, когда главным становится факт, а не сопутствующая ему эмоция – реагировать, вибрировать авторы спектакля предлагают зрителю самостоятельно.

 

В постановке, по сути, нет жертвы, нет полюсов, убийца здесь не менее интересен, за логикой его мысли следить не менее важно, чем за высказываниями антифашиста, друга убитого Качаравы. Само название "антитела" - не о противостоянии фашистов и антифашистов, оно – о реакции, возникающей в неравнодушных, в неодинаковых, об аллергии молодых на тотальный развал и хаос.

"Антитела" - полифоничный спектакль: исследуя историю одного убийства, он втягивает в свое поле все больше и больше респондентов, доводя частный случай до обобщения. В итоге, квинтэссенцией страшного абсурда, массово поражающего мозг, становится свидетельство охранника магазина, без тени смущения рассказывающего о том, как не пустил изрезанного паренька внутрь – чтобы не испачкал товар.

ria.ru

ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Студента философского факультета, хард-рок-музыканта, одного из лидеров движения «Еда вместо бомб», антифашиста Тимура Качараву убили в самом центре города, на глазах охранника соседнего магазина, такие же молодые люди, как он. Подлинные интервью матери убитого и матери убийцы, подруги Тимура, представителей экстремистских левых и правых молодежных группировок, антифашиста и бывшего фашиста, следователя и того самого охранника легли в основу драматического сценария «Антител». Драматический конфликт спектакля строится не на столкновении фашистов и антифашистов – одна из сцен вообще рассказывает о битве между ними как просто об опасной и жесткой, но очень увлекательной подростковой игре. Обе группировки представлены c разных ракурсов. Среди монологов, представляющих наивную уличную философию, есть и рассказ об одном подростке, который хотел участвовать в какой-нибудь яркой молодежной группировке, но все не мог решить, к кому прибиться – к фашистам или антифашистам. Ему было все равно. Но потом решил все же к «антифа», потому что они добрые, а фашисты – злые. Хотя (и этого вовсе не скрывают в спектакле) «добрые» подчас оказываются жесткими и даже жестокими уличными акционистами.

газета «Коммерсант»

Артисты разыграли трагическую историю шестилетней давности в интерьерах казенной комнаты (это и больница, и тюрьма, и университетская аудитория). Героев всего семь, они не знакомы между собой, но якобы связаны друг с другом общей совестью. Получился спектакль о разочаровании, взрослении, но прежде всего о безответственности за свои поступки.

газета «Санкт-Петербургские ведомости»

На площадке, на расстоянии вытянутой руки и в проекции с ручных видеокамер крупным планом люди – подавленные, растерянные, сломленные. Невыносимо тяжело не только матери и близким убитого Тимура (его родители и девушка присутствовали на премьере), но и матери Паши, убийцы. Передать, что испытывают и как живут теперь эти несчастные женщины, невозможно. Обе – люди одного поколения, гражданки одной страны, а какие разные судьбы. Сам спектакль вовсе не истерит и обходится без соплей, патетики и назиданий. Он – лишь зеркало, и то, что в нем отражается, делает дальнейшую спокойную сытую жизнь немыслимой.

газета «Известия»

Петербург – город, как известно, умышленный, с реальностью связанный непросто. Это в Москве ранние художественники ходили на Хитров рынок в поисках документальной правды, а в Петербурге разнообразные «мейерхольдовы арапчата» настаивали на правде сугубо художественной, образной, театральной. Так сложилась культурная традиция, ничего не поделать, но этим можно объяснить, отчего так долго петербургский театр не вливался в движение театра.doc. В спектакле кинорежиссера Михаила Патласова, дебютирующего в театре, присутствуют все многократно виденные приемы публицистического зрелища (следящая камера, крупные планы на экранах, настоящая хроника, яркие световые потоки, выхватывающие лица из полумрака и хаоса, – рейнхардовская традиция). Но по сути здесь не столько идеология (что толку доказывать ужас фашизма и благородство «антифа»), сколько экзистенциальное столкновение судеб. В смятом времени живут мальчики, энергия которых не нужна никому, и потому находит выход там, где находит, в зависимости от прочитанной книжки – Бакунина или Ницше. Герои «Антител» не отморозки, это современные «русские умники», ищущие смысл жизни.

газета «Московские новости»

Минимум игры, минимум постановочных эффектов. Подобная флегматичная подача воздействует похлеще любой меланхолии. Особенно когда со сцены звучат монологи матерей убийцы и жертвы. Выясняется, что у этих женщин куда больше общего, чем может показаться на первый взгляд, и что судьбы сломаны у обеих. И в этом свете название спектакля «Антитела» уже понимаешь шире: политический экстремизм, словно антиматерия, собирает кровавую жатву, оставляя вереницу одиноких плачущих матерей.

журнал «Time Out. Санкт-Петербург»

Антифашиста и студента философского факультета СПбГУ Тимура Качараву зарезали среди белого дня в центре Петербурга. Это было в 2005 году. Двумя годами позже его убийц, ровесников Качаравы, не слишком сознательных скинхедов, – посадили. Но документальный спектакль «Антитела» – не о возмездии и не об идеологических разногласиях в среде питерской молодежи, хотя они тут есть и многое значат. Спектакль собран из интервью с матерями убитого и убийцы, из рассказов о детстве героев, воспоминаний девушки убитого, свидетельств охранника книжного магазина, возле которого все случилось, – и становится экзистенциальным путешествием в чужой индивидуальный мир.

Кристина Матвиенко

Премии «Золотая Маска» 2013г. - «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Приз критики» Номинация на Премию - «Лучшая женская роль» (Ольга Белинская)

Режиссер: Михаил Патласов Художник-постановщик: Валентина Серебренникова Видео: Елена Анисимова Художник по свету: Константин Удовиченко Музыкальное оформление: Андрей Гурьянов

Артисты: Алла Еминцева, Ольга Белинская, Елена Карпова, Владимир Бойков, Александр Муравицкий, Игорь Гоппиков, Александр Передков, Илья Борисов

Продолжительность 1 ч. 45 мин.

Внимание! Нестандарнтная рассадка зрителей. схема залаВозрастная категория 18+

www.goldenmask.ru

«Мы», «Антитела», «Зажги мой огонь», «Гамлет», «Носороги» смотреть онлайн.

Необычный взгляд творца на мир в целом и на отдельные истории в частности можно осуждать, высмеивать, им можно восхищаться, ему можно завидовать. Но вот перенять его нельзя. Потому что своя точка зрения либо есть, либо ее нет. А если она чужая, то уже не ваша.

Предлагаем посмотреть пять спектаклей на нашем портале, которые вызовут разные эмоции, но точно не оставят вас равнодушными.

«Мы» в Большом театре кукол

Мы

Большой театр кукол

Это первый опыт освоения в театре кукол самого знаменитого романа-антиутопии Евгения Замятина, написанного в начале 1920-х годов. В основе постановки — этюды студентов с гапитами, своего рода учебными скелетами тростевой куклы. Самой невыразительной кукле наконец-то нашлось свое место: она воплощает на сцене однородное, одинаковое, безликое «мы». Кажется, кукле пришлось по душе замятинское Единое Государство, но каково в нем самой душе?

«Мы» обращен к иррациональным глубинам внутреннего мира человека, которому от природы свойственно сопротивляться цифре. Руслан Кудашов берет за основу то, как главный герой D-503 одухотворяется от любви к номеру I-330. Женщина, ворвавшаяся в его рационалистический мир, не столько революционерка, сколько бунтарка.

В спектакле пять пар по очереди играют этих героев. Они жертвы Единого Государства, которые ходят строем в одинаковой черной униформе, выставляя перед собой годную для оболванивания куклу. Обрести свое «я», отложив в сторону куклу, и посмотреть в душу друг другу получится лишь у этих двоих.

«Антитела» в театре-фестивале «Балтийский дом»

Антитела

Театр-фестиваль «Балтийский дом»

«Антитела» — это уникальный документальный проект «Балтийского дома». Его нельзя назвать спектаклем в традиционном понимании, скорее это акция, спектакль-дискуссия... В его основе лежит реальная история: 11 ноября 2005 года у магазина «Буквоед», в самом центре Петербурга, на глазах охранника соседнего магазина в драке был убит студент философского факультета, музыкант, антифашист Тимур Качарава.

И суть в том, что с нами каждый день на улицах города, деревни, любого населенного пункта, в конце концов, подъезда, где мы живем, собственной квартиры, может произойти все что угодно. Например, одно из представлений режиссер спектакля Михаил Патласов начал с сообщения, что актера, играющего роль охранника, накануне побили в метро — не за убеждения, не за идею, а просто так. Режиссер сам читал текст этого героя с листа.

Зрители говорят, что спектакль совершенно от этого не изменился, а, напротив, стал более документальным — «Люди, будьте бдительны! Зло потеряло свои конкретные очертания!».

Зажги мой огонь

Театр «Театр.doc»

В сценарии, состоящем из 23 эпизодов — их список, кстати, раздается зрителям вместо программки, — есть своеобразный «люфт», куда могут войти любые сиюминутные события.

От одних лишь актеров зависит, как пойдет представление сегодня: свернет ли оно в сторону политического памфлета, станет едкой сатирой или ограничится мягкой и радостной ностальгией. А публика, которая не один раз приходит на этот спектакль, каждый раз с нетерпением ждет, какой же стороной повернется он сегодня, и радостно реагирует на любые знакомые реалии.

Гамлет

Коляда-Театр

Трактовка «Гамлета» режиссера Николая Коляды выглядит прежде всего «пощечиной общественному вкусу», а уже потом неким высказыванием. Здесь Клавдий (Антон Макушин) произносит свою тронную речь обнаженным, погруженный в черную ванну, где он будет отмокать от только что свершившихся поминок и от собственного плевка в один из многочисленных портретов «Моны Лизы».

Здесь немолодая Гертруда (Клавдий, очевидно, по возрасту ближе к ее сыну) почти весь спектакль пребывает в некоей прострации, а в какой-то момент вдруг оказывается «околпачена» кабаньей головой и «обута» в изящные копытца. Полоний здесь вечно пьян и охоч до дверных ручек, а Озрик танцует венгерский танец Брамса.

Здесь даже Офелию лишают возможности спокойно утонуть. Она, прижимая к груди живую мышку — единственный подарок принца Гамлета, — в разговоре со своим отцом вдруг замечает Призрака. Он-то и унесет ее с собой, укутав заботливо в большой ковер. Ее — сошедшую с ума.

«Носороги» в театре «У Никитских ворот»

Носороги

Московский театр «У Никитских ворот»

Комедия

2011

128 мин

«Будет большой ошибкой, если мы посчитаем, что театр абсурда — это театр вне логики. Как раз наоборот. Эта пьеса — оздоровительная пощечина и в наше время, и на будущее. Ее философская насмешливость актуальна и сейчас, это вообще одна из лучших пьес XX века, пьеса-предупреждение на все времена. К тому же она бесконечно театральна и ее будет очень приятно играть», — говорит режиссер Марк Розовский.

В его спектакле замечательно сделан финал, в котором на сцену выходят все действующие лица пьесы… «Кто все эти люди? Или носороги?» — спрашивает Беранже, стоя во фраке с цветком в петлице, но в семейных трусах, одном носке, стоптанных туфлях. То ли не успел одеться, то ли, наоборот, оделся в то, что нашел. А действительно, кто они? Масок нет, накладок тоже нет, рога на голове нет, но это носороги. Чуть изменилась пластика, другой наклон головы, походка, по-другому открывают рот для «рева», по-другому отражаются в глазах Беранже… Уметь надо такое придумать!

www.culture.ru


Смотрите также