Диагностика антифосфолипидного синдрома. Антитела к b2gpi что это


Диагностика антифосфолипидного синдрома

Лабораторная медицина №6

Назаренко Г.И., Кишкун А.А., Миколаускас В. П. Арсенин С.Л.

Диагностика антифосфолипидного синдрома

Приведены характеристики клинических вариантов антифосфолипидного синдрома (АФС) и критерии диагностики заболевания. Дан сравнительный анализ современных методов лабораторной диагностики АФС, которые включают обнаружение волчаночного антикоагулянта, определение антикардиолипиновых антител, специфических антител к фосфатидилсерину, фосфатидилинозитолу и фосфатидилэтаноламину, а также к b-2-гликопротеину 1, аннексину V и протромбину. Рассмотрение диагностической чувствительности и специфичности тестов позволяет составить оптимальный алгоритм диагностики АФС. Обсуждены проблемы клинической интерпретации результатов лабораторных исследований.

 

Антифосфолипидный синдром (АФС) относится к группе ревматических заболеваний и характеризуется наличием аутоантител к фосфолипидам. Причины формирования аутоантител точно не установлены. Полагают, что большинство вирусов человека тропны к эндотелию сосудов. Персистируя в них, вирусы вызывают морфологические и функциональные изменения клеток; происходящее при этом разрушение основной мембраны стенок сосудов, обусловленное повреждением эндотелия, ведет к активации XII фактора Хагемана свертывающей системы крови и развитию гиперкоагуляции, а также выработке аутоантител. Аутоантитела блокируют белки мембраны эндотелия (протеин С, S, аннексины, тромбомодулин), которые препятствуют тромбообразованию, подавляют активацию компонентов коагуляционного каскада, ингибируют продукцию антитромбина III и простациклина, оказывают непосредственное повреждающее действие на эндотелиальные клетки сосудов. Взаимодействие антител с фосфолипидами клеточных мембран приводит к конформационным и метаболическим изменениям в мембранах, нарушению функции клеток, стазу крови в капиллярах и венулах, тромбозу [3]. Выделяют несколько клинических вариантов АФС, которые с учетом частоты встречаемоcти располагаются в следующем порядке:

1)       вторичный АФС, ассоциированный с системной красной волчанкой (СКВ) и другими заболеваниями, в первую очередь системными;

2)       вторичный АФС у больных с волчаночноподобными проявлениями;

3)       первичный АФС;

4)       «катастрофический» АФС (острая диссеминированная коагулопа-тия/васкулопатия) с острым полиорганным тромбозом

5)       другие микроангиопатические синдромы (тромботическая тромбо-цитопеническая пурпура/гемолитико-уремический синдром), HELLP-синдром (наличие беременности в сочетании с гемолизом, повышением активности печеночных ферментов, снижением содержания тромбоцитов), ДВС-синдром, гипопротромбический синдром;

6)       «серонегативный» АФС.

У одних больных АФС проявляется преимущественно венозными тромбозами, у других – инсультом, у третьих – акушерской патологией или тромбоцитопенией. Частота выявления АФС при различных патологических состояниях представлена в табл. 1.

 

^

Частота обнаружения АФС при различных патологических состояниях [5]

Состояния Частота обнаружения, %
Рецидивирующий венозный тромбоз 28–71
Привычный выкидыш 28–64
Поперечный миелит 50
Тромбоцитопения 27–33
Гемолитическая анемия 38
Артериальный тромбоз 25–31
Ливедо ретикулярис 25
Легочная гипертензия 20–40
 

Антитела к фосфолипидам представляют собой гетерогенную популяцию, реагирующую с отрицательно заряженными (кардиолипин, фосфатидилсерин, фосфатидилинозитол и фосфатидные кислоты), реже нейтральными (фосфатидилэтаноламин) фосфолипидами и/или фосфолипидсвязывающими сывороточными белками (b-2-гликопротеин 1, аннексин V, протромбин) [13]. Наиболее часто в клинике для диагностики АФС используют определение антител к кардиолипину и обнаружение волчаночного антикоагулянта. Гораздо реже исследуют уровень специфических антител к фосфатидилсерину, фосфатидилинозитолу и фосфатидилэтаноламину, а также к b-2-гликопротеину 1, аннексину V и протромбину.

Критерии диагностики антифосфолипидного синдрома были сформулированы в октябре 1998 на VIII Международном симпозиуме по антителам к фосфолипидам в Саппоро (Япония) и представлены в табл. 2 [24].

^

 

Критерии Клинические и лабораторные признаки
Клинические 1. Сосудистые тромбозы
  Один или более клинических эпизодов артериального, венозного тромбоза, или тромбоза сосудов малого диаметра, в любой ткани или органе. Тромбоз должен быть подтвержден картиной ультразвукового доплеровского сканирования или данными гистологического исследования, за исключением поверхностных венозных тромбозов. При гистологическом исследовании тромбоз должен быть представлен значительными изменениями сосудистой стенки воспалительного характера
  2. Заболевания беременных
  а) Один или более необъяснимых случаев смерти морфологически нормального плода на 10-й или позже неделе нормальной беременности, причем нормальная морфология плода должна быть документирована данными ультразвукового сканирования или непосредственным исследованием плода, или

b) Один или более случаев преждевременных родов морфологически нормального плода к 34-й или ранее неделе беременности вследствие тяжелой преэклампсии или экслампсии, или тяжелой плацентарной недостаточности, или

с) Три или более необъяснимых последовательных аборта до 10 недельного срока беременности с патологическими или анатомическими аномалиями у матери, или гормональными нарушениями, причем хромосомные причины должны быть исключены у отца и матери

Лабораторные 1. Умеренный или высокий уровень антитела к кардиолипину класса IgG и/или IgМ в крови, в 2-х или более исследованиях, полученных с интервалом не менее 6 недель, измеренных путем стандартного метода ИФА для b-2-гликопротеин 1-зависимых антител к кардиолипину
  2. Позитивный тест на наличие волчаночного антикоагулянта в плазме в 2-х или более исследованиях, полученных с интервалом не менее 6 недель, причем этот антикоагулянт должен определяться согласно указаниям Международного общества тромбоза и гемостаза по следующим этапам:
  а) установление факта удлинения фосфолипидзависимой фазы свертывания плазмы по результатам скрининговых тестов, таких как АЧТВ, каолиновое время, тест Рассела с разведением, протромбиновое время с разведением

b) невозможность откорректировать удлиненное время скрининговых тестов путем смешивания с нормальной безтромбоцитарной плазмой

с) укорочение времени скрининговых тестов или его нормализация после добавления в исследуюмую плазму избытка фосфолипидов, и исключение других коагулопатий, например, наличие ингибитора VIII фактора или гепарина

Условия по- Пациенты с АФС должны иметь не менее одного клинического и одного
становки диагноза лабораторного критерия
 

^ – это антитела к фосфолипидам (кардиолипину – дифосфатидилглицеролу) клеточных мембран, ведущий показатель наличия антифосфолипидного синдрома у больных. Антитела к кардиолипину являются основной фракцией антител к фосфолипидам. Определенный уровень аутоантител к кардиолипину присутствует в крови и здоровых людей, но при повышении их уровня возникает качественно новое состояние в системе гемостаза. Эти антитела взаимодействуют с фосфолипидами мембран тромбоцитов и эндотелиальных клеток сосудов, вызывая их разрушение и способствуя возникновению тромбозов и тром-боэмболий. Уровень антител к кардиолипину в сыворотке в норме: IgG – менее 19 МЕ/мл; IgА – менее 15 МЕ/мл; IgМ – менее 10 МЕ/мл.

Нарастание уровня антител является чувствительным и специфическим лабораторным тестом, характеризующим риск возникновения тромботических осложнений. Больные, у которых обнаружен повышенный уровень антител к кардиолипину, относятся к группе риска по возникновению тромбозов при различных заболеваниях. При беременности из-за тромбоэмболических повреждений трофобласта и плаценты возможны гибель плода, выкидыш, отслойка плаценты, гипотрофия и гипоксия плода. В США частота выявления аутоантител к фосфолипидам у населения составляет 5 %. Если его обнаруживают в крови у беременных, то без лечения у 95 % наблюдается выкидыш и/или гибель плода. У нас в стране частота обнаружения антител к кардиолипину у пациенток с привычным невынашиванием беременности составляет 27,5–31%, и практически у всех обнаруживают вирусоносительство [3].

При диагностике АФС определяются антитела класса IgG, IgA и IgМ. Более часто встречаются при АФС антитела к кардиолипину класса IgG и IgA, чем класса IgМ (табл. 3).

 

^

при СКВ [20]

Антитела Частота выявления, %
IgG 39–44
IgA 17–57
IgМ 5–33
 

Уровень антител к кардиолипину в крови может колебаться как спонтанно, так и в ответ на какие-то патологические процессы в организме. При лечении АФС концентрация антител к кардиолипину может меняться, а может оставаться на прежнем уровне. Антитела класса IgМ наиболее быстро реагируют (их уровень снижается) на эффективное лечение АФС. Низкие уровни антител к кардиолипину класса IgМ могут быть обнаружены при ревматоидном артрите, синдроме Шегрена, лекарственно-индуцированной красной волчанке, болезни Лайма и сифилисе.

Антитела к кардиолипину могут быть выявлены при следующих заболеваниях: тромбоцитопениях, гемолитической анемии, аутоиммунных заболеваниях, системной красной волчанке, ревматоидном артрите, ревматизме, узелковом периартериите, инфаркте миокарда, инсульте, нестабильной стенокардии, инфекциях (туберкулез, лепра, стафилококковая, стрептококковая инфекции, корь, мононуклеоз, краснуха, СПИД), артериальной гипертензии, облитерирующем эндартериите, системном атеросклерозе, угрозе развития тромботических осложнений, акушерской патологии с развитием АФС. Относительный риск развития инсультов, выкидышей или тромбозов глубоких вен у больных, имеющих в крови антитела к кардиолипину, в 2–4 раза выше, чем у пациентов, у которых они отсутствуют.

^ аналогично антителам к кардиолипину, взаимодействуют с фосфолипидами мембран тромбоцитов и эндотелиальных клеток сосудов, вызывая их повреждение, что служит основой для развития тромбозов и тромбоэмболий. Фосфатидилсерин, еще один представитель класса фосфолипидов, входит в состав клеточных мембран различных тканей. Наибольшее количество фосфатидилсерина содержат мембраны тромбоцитов и эндотелиальных клеток сосудистой стенки, участвующие в свертывании крови.

В качестве «cutoff” для антител класса IgG к фосфатидилсерину в сыворотке используют значения 16, IgM – 22 и IgА – 20 фосфатидилсериновых единиц [13]. Специфичность определения антител класса IgM и IgG к фосфатидилсерину в здоровой популяции составляет 96 %, IgА – 95 %. Антитела класса IgM к фосфатидилсерину обнаруживают у 25 %, IgG – у 22,2 %, IgA – у 11,1 % больных с СКВ. У пациентов с первичным АФС повышенный уровень антител класса IgM к фосфатидилсерину выявляют в 54,5 %, IgG – в 90,9 %, IgA – в 36,4 % случаев. При СКВ без наличия тромбозов в анамнезе или тромбоцитопении повышенный уровень антител класса IgM и IgG к фосфатидилсерину выявляют у 11,1 % больных, а уровень IgA у всех пациентов остается ниже значений “cutoff” [13].

Волчаночный антикоагулянт. (ВА) относится к иммуноглобулинам класса IgG и представляет собой гетерогенную группу антител против отрицательно заряженных фосфолипидов. Свое название он получил в связи с тем, что оказывает влияние на фосфолипидзависимые коагуляционные тесты и впервые был выявлен у больных с СКВ. Уровень волчаночного антикоагулянта в плазме в норме – 0,8–1,2 усл. ед. Наличие ВА у больных можно заподозрить при необъяснимом удлинении АЧТВ, коагуляционных тестов со змеиным ядом, времени рекальцификации и в меньшей степени протромбинового времени при всех других нормальных показателях коагу-лограммы. ВА обычно обнаруживают по удлинению у больных АЧТВ, при этом они не имеют выраженных проявлений кровоточивости, в то же время у 30 % из них может развиваться тромбоз, т.е. имеется парадоксальная реакция – удлинение АЧТВ и развитие тромбоза. Механизм возникновения тромбоза у больных с ВА точно не установлен, однако известно, что антитела к фосфолипидам снижают продукцию простациклина эндотелиальными клетками за счет ингибирования фосфолипазы А2 и протеина S и, таким образом, создают предпосылки к тромбообразованию. В настоящее время ВА рассматривается как значительный фактор риска у больных с необъяснимыми тромбозами и часто обнаруживается при различных формах патологии, особенно при системных, аутоиммунных заболеваниях, АФС, у больных СПИДом (у 20–50 % больных), у женщин с привычными выкидышами и внутриутробной гибелью плода, у больных с осложнениями лекарственной терапии. Около 25–30 % пациентов с ВА имеют тромбоэмболии. Эпизоды церебральной ишемии могут быть результатом кардиоэмболии, развивающейся у пациентов с циркулирующим в крови ВА. ВА и антитела к кардиолипину обнаруживаются одновременно у 70 % больных с АФС [9]. ВА выявляется при СКВ у 34–44 % больных [17], а среди больных, длительно получающих фенотиазин, – у 32 %. Частота выявления ВА лучше коррелирует с тромбозами у больных, чем частота выявления антител к кардиолипину.

В некоторых случаях заболевания клапанов сердца, имеющие тенденцию к тромбозам и тромбоэмболиям, связанные с наличием ВА и антител к кардиолипину в крови больного, которые могут быть причиной деформаций клапанов ревматического типа и тяжелых поражений клапанов (растяжение слоев клапана тромбом).

Антитела к фосфолипидам являются одной из причин ишемических нарушений мозгового кровообращения, особенно у лиц молодого возраста. По данным литературы антитела к фосфолипидам выявляют у 2,4–46 % больных молодого возраста с ишемическими нарушениями мозгового кровообращения [8]. Из всех больных с антителами к фосфолипидам антитела к кардиолипину обнаруживают у 60 % больных, волчаночный антикоагулянт у 75 % [2]. Одновременно те и другие типы антител выявляют в 50–75 % случаев. Нарушения мозгового кровообращения, ассоциирующиеся с выработкой антител к фосфолипидам, имеют ряд клинических особенностей. Как правило, они начинаются в молодом возрасте (чаще заболевают женщины) и имеют тенденцию к рецидивированию. Рецидивы отмечают 35–70 % больных с ишемическими инсультами [11], поэтому таким больным показано не только длительное лечение антиагрегантами и антикоагулянтами непрямого действия, но и динамический контроль за уровнем антител к фосфолипидам.

Определение ВА и антител к кардиолипину для диагностики АФС показано всем пациентам, подверженным явлениям гиперкоагуляции (церебральный тромбоз, некроз кожи, связанный с приемом кумарина и др.), даже если АЧТВ у них не удлинено.

При назначении определения ВА необходимо отменить больному прием гепарина за 2 дня и отменить кумариновые препараты за 2 недели до взятия крови, так как присутствие этих препаратов в крови может давать ложноположительные результаты.

При оценке полученных результатов необходимо ориентироваться на следующие данные: если результат составляет 1,2–1,5 усл. ед., то ВА содержится в малых количествах, и его активность небольшая; если 1,5–2,0 усл. ед., то ВА обнаруживается в умеренном количестве, и вероятность развития тромбоза значительно возрастает; если более 2,0 усл. ед., то ВА имеется в большом количестве, и вероятность возникновения тромбоза у больного очень велика.

Наличие в крови антител к фосфолипидам является одной из причин получения ложноположительных результатов исследований на сифилис в микрореакции преципитации с кардиолипиновым антигеном (VDRL-тест – Venereal Disease Research Laboratory). Посредством VDRL-теста определяют агглютинацию (склеивание) липидных частиц, которые содержат холестерин и кардиолипин, отрицательно заряженный фосфолипид. Антитела к фосфолипидам присоединяются к кардиолипину этих частиц и вызывают их агглютинацию. Аналогичная реакция наблюдается у больных сифилисом, у которых ложноположительный характер VDRL-теста должен быть доказан отрицательными результатами специфических методов исследования на сифилис, которые выявляют непосредственно антитела к трепонемным антигенами. Соотношение различных типов антител к фосфолипидам, выявляемых с помощью антикардиолипинового теста, теста на волчаночный антикоагулянт и ложноположительного VDRL-теста, представлено на рис. 1 [1].

 

    

 

 

 

^

 

Антитела к b-2-гликопротеину 1. b-2-гликопротеин 1 (аполипопротеин Н) является кофактором, который необходим, чтобы в крови произошло взаимодействие антифосфолипидных антител с фосфолипидами. Установлено, что присутствие в крови именно b-2-гликопротеин 1 зависимых антител к кардиолипину ассоциируется с развитием АФС, в то время как при инфекционных заболеваниях образуются b-2-гликопротеин 1 независимые антителак кардиолипину, наличие которых очень редко приводит к тромботическим нарушениям, характерным для АФС [16].

Белок – b-2-гликопротеин 1 имеет мол. м. 50 кД, обладает естественной антикоагулянтной активностью, присутствует в нормальной плазме в концентрации около 200 мкг/мл и циркулирует в ассоциации с липопротеидами. Природа кофакторной активности b-2-гликопротеина 1 при АФС в настоящее время активно изучается. Предполагается, что при АФС антикардиолипиновые антитела взаимодействуют не с кардиолипином, а с конформационными эпитопами, формирующимися в процессе взаимодействия b-2-гликопротеина 1 с кардиолипином. Поэтому обнаружение антител к кардиолипину в сыворотке крови одновременно с антителами к b-2-глико-протеину 1 повышает специфичность диагностики АФС. Уровень антител к b-2-гликопротеину 1 в сыворотке в норме: IgG – менее 19 МЕ/мл; IgМ – менее 10 МЕ/мл. В здоровой популяции определение антител к b-2-гликопротеину 1 класса IgG, IgМ и IgА имеет специфичность 100 %, 93 % и 96 % соответственно.

В исследованиях Т.М. Решетняк и соавт. [4] показано, что у больных СКВ повышение уровня антител к b-2-гликопротеину 1 относящихся к IgG в сыворотке крови коррелирует с развитием АФС в целом и его основными клиническими проявлениями в отдельности (венозный и артериальный тромбоз, акушерская патология и тромбоцитопения), а также некоторыми дополнительными признаками синдрома (трофические язвы голени, гемолитическая анемия и поражение клапанов сердца). Кроме того, увеличение уровня антител к b-2-гликопротеину 1 относящихся к IgМ ассоциируется с привычным невынашиванием беременности. Оба класса антител существенно чаще обнаруживаются у больных СКВ, имеющих в сыворотке крови повышенный уровень ВА и антител к кардиолипину. У больных СКВ антитела к b-2-гликопротеину 1 класса IgG, IgМ и IgА выявляют в 23 %, 20 % и 25 % случаев заболевания, при сочетании СКВ с тромбозом и/или тромбоцитопенией в 58 %, 42 % и 67 % случаев соответственно.

Исследование антител к b-2-гликопротеину 1 имеет одинаковую с антителами к кардиолипину чувствительность в отношении диагностики АФС (57 %), но более высокую специфичность (82 % и 43 % соответственно) [19]. При использовании в качестве «cutoff” для всех 3 типов антител (IgA, IgM, IgG) значений 20 МЕ/мл специфичность составляет для антител IgG – 100 %, IgA – 96 %, IgM – 93 % [10]. Положительная предсказательная ценность этого теста (т.е. вероятность того, что у больного с повышенным уровнем антител к b-2-гликопротеину 1 в сыворотке крови возникнут тромботические осложнения) составляет 29 %, а чувствительность (т.е. вероятность того, что у больного с тромбозами будут обнаружены антитела к b-2-гликопротеину 1) – 24 % [21]. Определение антител к b-2-гликопротеину 1 в сыворотке крови в настоящее время не входит в перечень официальных критериев диагностики АФС.

Антитела к протромбину. являются патогенными и напрямую ингибируют факторы коагуляции, что приводит к удлинению времени фосфолипидзависимых коагуляционных тестов.

Протромбин( фактор II) – витамин К-зависимый гликопротеин с мол. м. 72 кД, синтезируемый в печени и участвующий в свертывании крови. Протромбин обеспечивает создание на мембране поврежденных клеток комплекса факторов Va, Xa, и фосфолипидов. В результате чего в присутствии ионов Са2+ образуется протромбиназный комплекс, который осуществляет расщепление протомбина до тромбина, что в дальнейшем приводит к превращению фибриногена в фибрин.

Совсем недавно были проведены исследования, которые показали, что антитела, являющиеся причиной возникновения эффекта волчаночного антикоагулянта (удлинение времени фосфолипидзависимых коагуляционных тестов), требуют присутствия плазменных протеинов, подобных b-2-гликопротеину 1, или протромбина. Протромбин был идентифицирован как первый кофактор действия антител, обеспечивающих эффект ВА. Эти антитела представляют собой группу антител, одними из которых являются антитела к протромбину.

Антитела к протромбину ответственные за эффект волчаночного антикоагулянта, обнаруживаются и у пациентов без СКВ, страдающих АФС. Предполагают, что связывание протромбина с фосфолипидами клеточных мембран увеличивается в присутствии антител к протромбину, в результате чего другие факторы коагуляции не могут связаться с фосфолипидами; возможно этим и объясняется удлинение времени фосфолипидзависимых коагуляционных тестов. Имеется и другая точка зрения, согласно которой протромбин при наличии антител перекрестно реагирует с плазминогеном, вследствие чего фибриноген не может быть расщеплен в фибрин. В связи с этим можно полагать, что существует 2 различных вида антител к протромбину, которые могут усиливать или ингибировать свертывание крови [23].

Специфичность определения антител класса IgM к протромбину в здоровой популяции составляет 97 %, IgG – 95 %. Антитела класса IgM к протромбину обнаруживают у 12,2 %, IgG – у 14,6 % больных СКВ. У пациентов с первичным АФС повышенный уровень антител класса IgM к протромбину выявляют в 27,3 %, IgG – в 18,2 % случаев заболевания [7].

Повышенный уровень антител к протромбину особенно у пациентов с СКВ и АФС увеличивает риск развития тромбоза глубоких вен. Кроме того, наличие антител к протромбину ассоциируется с тромбоэмболией легочной артерии и преждевременным прерыванием беременности. Они также предсказывают высокий риск развития инфаркта миокарда у пациентов с ИБС [23].Чувствительность определения антител IgG к протромбину для диагностики первичного АФС при преждевременном прерывании беременности составляет 74–80 %, а при вторичном АФС – 80–84 % [12].

^ V. были описаны как высокоспецифичный фактор риска в отношении смерти морфологически нормального плода начиная с 10-й недели нормальной беременности. Установлена строгая корреляция между наличием антител к аннексину V и неудачами оплодотворения in vitro. Была показана важная роль этих антител в развитии тромбозов. Повышенный уровень антител IgG и IgM к аннексину V в плазме обнаруживают при многих состояниях, связанных с АФС и апоптозом [14]. Антитела к аннексину V довольно часто выявляют у пациентов с СКВ [16].

Семейство белков аннексинов было открыто в 1990 году и сразу стало объектом интенсивного научного изучения и клинических исследований. В настоящее время в клетках млекопитающих описано 10 различных аннексинов. Аннексин V (анхорин СII, плацентарный антикоагулянтный протеин I, кальфобиндин I, кальций-зависимый фосфолипидсвязывающий протеин 33, плацентарный протеин 4) – кальций-зависимый протеин с мол. м. 35 кД, который представлен во многих тканях, а главным образом на эндотелиальных клетках и плаценте. В низких концентрациях аннексин V присутствует в тромбоцитах, в более высоких – в эритроцитах и лейкоцитах. Он обладает выраженными антикоагулятными свойствами in vitro. Это свойство аннекси-на V обусловлено его высоким сродством к анионным фосфолипидам и способностью препятствовать активированным факторам свертывания крови связываться с фосфолипидами клеточных мембран по кальций-зависимому механизму. Антикоагулянтный эффект аннексина V базируется на его способности образовывать двумерные кластеры на поверхности клеток. Эти кластеры являются высокоэффективным «щитом» против связывания факторов свертывающей системы крови. Аннексин V в обязательном порядке снитезируется трофобластами и локализуется на апикальных поверхностях микроворсинок. Удаление аннексина V с клеточной поверхности ускоряет коагуляцию плазмы крови. Эндотелиальные клетки сосудов также синтезируют значительное количество аннексина V. Обработка этих клеток хелатором или поликлональными антителами к аннексину V приводит к уско-рению коагуляции плазмы [6].

Плазменная мембрана клетки характеризуется ассимитричной структурой и исчезновение этой структуры служит первым признаком апоптоза. При нормальных условиях фосфатидилсерин локализуется на цитоплазматической стороне клеточной мембраны, в то время как при апоптозе он находится на наружной поверхности мембраны, где высокоспецифично связывается с аннексином V. Аннексин V ингибирует прокоагулянтную и провоспалительную активность умирающих клеток при апоптозе [18]. Уровень антител IgG и IgM к аннексину V в плазме в норме менее 0,12 усл. ед.; 0,12–0,24 – пограничные значения; выше 0,24 усл. ед. – положительный результат.

При оценке результатов тестов на наличие АФС врач-клиницист должен понимать, что течение многих инфекций (как вирусных, так и бактериальных) сопровождается транзиторным повышением уровня антител к фосфолипидам. Хронические инфекционные заболевания (наиболее часто ВИЧ), также провоцируют увеличение уровня антител к фосфолипидам. Целый ряд препаратов, включая фенотиазин, гидралазин, фенитоин, прокаинамид, хинидин и др. могут вызвать повышение концентрации антител к фосфолипидам в крови.

В заключение необходимо заметить, что некоторые типы антител к фосфолипидам выявляются у пациентов с АФС несколькими тестами, однако многие – только одним. Этим и обусловлен поиск и внедрение в клиническую практику новых тестов диагностики АФС. Кроме того, применение для постановки диагноза АФС только 2 официальных критериев (антитела к кардиолипину и ВА) вызывает неудовлетворенность многих клиницистов (оба теста могут быть отрицательными при наличии клинических проявлений АФС) и заставляет их активно использовать другие тесты.

^ 1.        Вест С. Дж. Секреты ревматологии / Пер. с англ. – М. – СПб.: «Издательство БИНОМ» – «Невский Диалект», 1999. – 768с.

2.        Калашникова Л.А., Насонов Е.Л., Александрова Е.Н. и др. Антитела к фосфолипидам и ишемические нарушения мозгового кровообращения в молодом возрасте // Журн. Неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 1997. – Т. 97. - № 6. – С. 59-65.
3.        Кулаков В.И., Голубев В.А. Основные направления научных исследований по гинекологии в 90-е годы // Акушерство и гинекология. – 1995. - № 3. – С. 3-5.

4.        Решетняк Т.М., Дексен Р.В., Алекберова З.С. и др. Антитела к b-2-гликопротеину 1 при системной красной волчанке: новый лабораторный маркер антифосфолипидного синдрома // Клиническая медицина. – 1998. – № 3. – С. 36-41.

5.        Alarcon-Segovia D. Deleze M., Oria C.V. et al. Antiphospholipid antibodies and the antiphospholipid syndrome in systemic lupus erythematosus. A perspective analysis of 500 consecutive patients // Medicine. – 1987. Vol. 68. – P. 353-365.

6.        Arnoux D., Boutiere B., Sanmarco M. Antiphospholipid antibodies: clinical significance and biological diagnosis // Ann. Biol. Clin. (Paris). – 2000. – Vol. 58. – N 5. – P. 557-574.

7.        Bertolaccini M.L., Atsumi T., Khamashta M.A. et al. Autoantibodies to human prothrombin and clinical manifestations in 207 patients with systemic lupus erythematosus // J. Rheumatol. – 1998. – Vol. 25. – N 6. – P. 1104-1108.

8.        Bogousslavsky J. Frontal stroke syndromes // Eur. Neurol. – 1994. Vol. 34. – N 6. P. 306-315.

9.        Brandt J.T., Triplett D.A., Rock W.A. et al. Effect of lupus anticoagulant on the activated partial thromboplastin time. Results of the College of American Pathologists survey program // Arch. Pathol. Lab. Med. – 1991. – Vol. 115. – N 2. – P. 109-114.

10.     Dier K., Fink C., Lopez L.R. Antiphospholipid syndrome: Detrmination of antibodies to beta 2 glycoprotein I (anti-b2GPI) by ELISA // Am. Clin. Lab. – 1998. – Vol. 17. – N 8. – P. 20-21.

11.     Ferro D., Quintarelli C., Rasura M. et al. Lupus anticoagulant and fibrinolytic system in young patients with stroke // Stroke. – 1993. – Vol. 24. – N 3. – P. 368-370.

12.     Geis W., Branch D.W. Obstetric implications of antiphospholipid antibodies: pregancy loss and other complications // Clin. Obstet. Gynecol. – 2001. Vol. 44. – N 1. – P. 2-10.

13.     Greaves M. Antiphospholipid syndrome: state of the art with emphasis on laboratory evaluation // Haemostasis. – 2000. – Vol. 30 (Suppl. 2). – P. 16-25.

14.     Gris J.C., Quere I., Sanmarco M. et al. Antiphospholipid and antiprotein Syndromes in non-trombotic, non autoimmune women with unexplained recurrent primary early foetal loss // Thromb. Haemost. – 2000. – Vol. – 84. – P. 228-236.

15.     Kaburaki J., Kuwana M., Yamamoto M et al. Clinical significance of antiannexin V antibodies in patients with systemic lupus erythematosus // Am. J. Hematol. – 1997. – Vol. 534. – N 3. – P. 209-213.

16.     Matsuura E., Igarashi Y., Yasuda T. et al. Heterogenety anticardiolipin antibodies defined by the anticardiolipin cofactor // J. Immunol. – 1992. – Vol. 148. – P. 3885-3891.

17.     Love P.E., Santoro S.A. Antiphospholipid antibodies: Anticardiolipin and the lupus anticoagulant in systemic lupus erythematosus (SLE) and in non-SLE disorders.// Ann. Intern. Med. – 1990. – Vol.112. – P.682-698.

18.     Reutelingsperger C.P.M., van Heerde W.L. Annexin V, the regulator of phosphatidylserine-catalyzed inflammation and coagulation during apoptosis // Cell Mol. Lafe Sci. – 1997. – Vol. 53. P. 527-532.

19.     Roubey R.A.S., Maldonado M.A., Byrd S.N. Comparison of enzyme-linked immunosorbent assay for antibodies to beta2-glycoprotein and conventional anticardiolipin immunoassay // Ibid. – 1996. – P. 1606-1607.

20.     Silveria L.H., Lopez L.R., Uzzle R.T. et al. IgA, IgG and IgM anticardiolipin antibodies in black patients with systemic lupus erythematosus // Arthr. Rheum 56th Annual Meeting. – 1992. – P. 125.
21.     Tsutsumi A., Matsuura E., Ichikawa K. et al. Antibodies to beta2-glycoprotein 1 and clinical manifestations in patients with systemic lupus erythematosus // Arthr. and Rheum. – 1996. – Vol. 39. – P. 1466-1474.

22.     Vaarala O., Puurunen M., Manttari M. et al. Antibodies to protrombin imply a risk of myocardial infarction in middle-aged men // Thromb. Haemost. – 1996. – Vol. 75. – N 3. – P. 456-459.

23.     Von Landenberg P., von Landenberg C., Scholmerch J., Lackner K.J. Antiphospholipid syndrome. Pathogenesis, molecular basis and clinical aspects // Med. Clin. – 2001. – Vol. 96. – N 6. – P. 331-342.

24.     Wilson W.A., Gharavi A.E., Koike T. et al. Internatijnal consensus statement on preliminary classification criteria for definite antiphospholipid syndrome //Am. Col. Of reumatology. – 1999. – Vol.42. – N7. – P.1309–1311.

medznate.ru

Аутоиммунное бесплодие. Антитела анти-сперматозоидов...

    www.feminaweb.narod.ru

        Аутоиммунное бесплодие
      Приницип деятельности иммунной системы заключается в защите организма от микроогранизмов или других неблагоприятных факторов окружающей среды. В защите участвуют специфические лимфоциты Т и антитела. В некоторых, пока малоизученных, ситуациях происходит сбой в системе опознавания и происходит аутоиммунная реакция: некоторые молекулы, клетки, ткани опознаются как "чужие" и становятся мишенью лимфоцитов Т и антител.

      Подобные антииммунные нарушения встречаются у 5-7% населения и являются виновниками достаточно серьёзных патологий и бесплодия. Эти патологии разделяются на:

      Систематические аутоиммунные заболевания , которые затрагивают молекулы, ткани, клетки. К ним относятся системная красная волчанка (lupus) и фосфолипидный синдром (они могут являться причиной бесплодия).

      Специфическими аутоиммуные заболевания органов. Болезни Аддисона и аутоиммунные овариты.

      Антитела антисперматозоидов вызывают мужское бесплодие.

        Мужское аутоиммунное бесплодие

    Яички защищены от иммунокомпетентных клеток и антител барьером. Если этот барьер разрушается (по причине трамвы или хирургического вмешательства), то организм быстро реагирует иммунной реакцией - сначала местным воспалительным процесом и затем выработкой антител антисперматозоидов.

    В крови обнаруживаются антитела антисперматозоидов типа IgG, тогда как в спермической жидкости преобладают в основном - секреторные IgA. Эти антитела вызывают агглютинацию и блокируют подвижность сперматозоидов. Следствием этого является неспособность последних преодолеть цервикальную жидкость . Если же сперматозоидам всё-таки удалось преодолеть цервикальную жидкость, то антитела приклепляются к акросоме и препятствуют контакту сперматозоида с яйцеклеткой.

    Попытки лечения этой патологии "промывкой" спермы не дали положительных результатов. В настоящее время, присутствие антител антисперматозоидов является показателем к лечению от бесплодия при помощи ИКСИ .

      Женское аутоиммунное бесплодие

Существуют также множество причин иммунного характера, вызывающие бесплодие и у женщины. Некоторые аутоиммунные патологии затрагивают процессы от развития яйцеклетки до самой овуляции, и другие начинают своё негативное влияние уже после зачатия: или мешая развитию зародыша, или провоцируя самопроизвольные выкидыши.

Бесплодие, связанное со специфическими аутоиммунными заболеваниями огранов связано с ауто-иммунным оваритом, аутоиммунными гипофизитами, Базедовой болезнью.

  • Аутоиммунные овариты

Аутоиммунный оварит (очень редкое заболевание)является причиной возникновения ранней менопаузы (климакса). В анатомическом плане он характеризуется гипертрофией яичников со множеством кист внутри. В гистологическом плане - фолликулы пронизаны восспалительными клетками, в особенности лимфоцитами Т и макрофагами, а также плазмоцитами IgG.

  • Аутоиммунные гипофизиты

Эти патологии встречаются очень редко и чаще всего ассоциируются с болезнью Аддисона или с синдромом Турнера. При данном заболевании аутоантитела направлены против стероидных репродуктивных клеток.

  • Аутоиммунные тироидиты

Присутствие антител антитироглобулина и антитиропероксидаза могут стать причиной повторяющихся выкидышей.

  • Системная красная волчанка

Это серьёзное заболевание затрагивает одну женщину из 700 и в половом соотношении: 9 женщин на 1 мужчину. Причины возникновения этого заболевания ещё малоизучены и диагностируется по клиническим и биологическим показаниям. И, тем не менее, есть основания предполагать, что внешние факторы, такие как некоторые медикаменты, вирусы, загорания на солнце, сильный стресс, могут стать факторами возникновения этого заболевания.

Клинические проявления волчанки достаточно разнообразны. Есть некоторые признаки, которые могут указать на начало развитие болезни: некоторые люди могут почувствать себя как при заболевании гриппом, усталость, мышечная боль и боль в суставах, высокая температура, отсутсвие аппетита. Эти симптомы могут длиться несколько месяцев и сопровождаться необъяснимой потерей или прибавкой веса. Появляется головная боль, начинают сильно выпадать волосы, наблюдается изменение цвета ногтей после пребывания на холоде или стойкое повышенное давление (гипертония).

Все эти симптомы говорят о начале заболевания. Специфические признаки болезни появятся позже. Нужно хотя бы 4 признака (необязательно единовременно, так как все симптомы у человека проявляются редко) чтобы диагностировать заболевание:

    - артрит/полиартириты, боль в суставах рук и ног, челюсти, может появиться покраснение, опухлость и чувство тепла на месте боли, - кожный дерматит на носу и щеках, - сильная чувствительность к солнцу, - кожные корки красного цвета на лице, на голове, на ушах, на руках или груди, - небольшие ранки, в основном неболезненные, на слизистой носа или рта, - боль в груди, которая увеличиавется при сильном дыхании или в лежачем положении, - прибавка в весе или опухлось на ногах, - конвульсии или серьёзные ментальные сбои.

Протекание болезни может проходить иногда и малозаметно и только биологические анализы могут подтвердить диагноз.

В плане иммуннологии - выявляются антинуклерные антитела и антитела анти-АДН. И чаще всего выявляется ложно положительный анализ на сифилис присутствием антител анти-фосфолипидов.

Гематомологический анализ (гемостазиограмма) выявляет воспалительную анемию, реже - анемию, леукопению, лимфопению, тромбофению (наличие антипротромбиназов).

25% пациенток с волчанкой сталкиваются с проблемой повторяющихся выкидышей и возможно с преэклампсией. В основном эти выкидыши связаны с наличием в крови антител антифосфлипидов.

  • Самопроизвольные выкидыши и антитела антифософлипидов
  • Клинические признаки Фосфолипидного синдрома:
      - тромбозы (артериальные, венозные, капилярные), ливедо, тромбопения..., - необьяснимые (без анатомической, генетической или гормональной причины) самопроизвольными выкидышами ( 3 раза или больше) или - смерть плода (1 раз или больше) после 10 недель без морфологических аномалий определяется при помощи УЗИ или гестатических анализов или - преждевременные роды (1 раз или больше) до 34 недели морфологичекси нормальным ребёнком, но сопровождающиеся пре-эклампсией или серьёзной плацентарной недостаточностью.
  • Биологические критерии:
      - Наличие антител антикардиолипидов (АКЛ)- IgG и/или IgM > 20 U GPL/ml и бэта2-глюкопротеин I (b2GPI). Анализ взятый дважды с промежутком минимум в 6 недель и обнаруженны стандартным тестом ELISA. - Наличие в крови Циркулирующих Антикоагулянотов (ЦАК). - Позитивный (ложно) анализ на сифилис.

    Очень сильно завышенный уровень АКЛ и ЦАК указывает на серьёзные осложнения в беременности 2-го и 3-го триместра (смотрите выше).

    Беременные женщины с фосфолипидным синдромом, не прошедшие лечение, рискуют потерять плод в 80-90% случаев в течение второго или третьего триместра.

    80 % женщин, прошедших лечение, успешно рожают.

  • Лечение во время беременности зависит от показаний ваших анализов и тромбоэмболитических признаков. Лечение может быть следующим:
        - Аспирин 100мг/в день, - Аспирин + Гепарин, - Аспирин + дозы антивооспалительного характера Преднизона, - Аспирин + дозы иммуннодепрессивного характера Преднизона, - или же внутривенные инъекции иммунноглобулина.

        Предродовая терапия: Прекращают Аспирин начиная с 32 недели беременности и переходят на превентивные дозы Гепарина

        Послеродрвая терапия: - эффективные дозы Гепарина в течение 6 недель - назначить/увеличить дозы кортикоидов в течение 6 месяцев.

    • Аутоиммуннет антияичников

    Эта патология клинически характеризуется также бесплодием. В биологическом плане - наблюдается образование антител антияичников. Определяются эти тела в крови при помощи иммуннофлюорицентной техники и техники ELISA.

    Эти тела были обнаружены у женщин с ранней менопаузой, с синдромом поликистозных яичников, а также при необьяснимом бесплодии. Возникновение этой патологии пока плохо изучено, но некоторые исследования позволили показать зависимость образования этих антител после многочисленных пункций яичников в протоколе ЭКО. Правильно подобранная иммуннодепрессивная терапия в протоколе ЭКО позволяет избежать возникновения этой патологии: Короткая кортикоидная терапия (Преднизон) после фолликулярной пункции.

    Feminaweb

      Hosted by uCoz
  • www.feminaweb.narod.ru

    Антитела к ядерным антигенам (ANA), скрининг: База знаний

    Антитела к ядерным антигенам (ANA) – это гетерогенная группа аутоантител, направленных против компонентов собственных ядер. Они являются маркером аутоиммунных заболеваний и определяются для их диагностики, оценки активности и контроля за их лечением.

    В рамках исследования определяются антитела классов IgG, IgA, IgM.

    Синонимы русские

    Антиядерные антитела, антинуклеарные антитела, антинуклеарный фактор, АНФ.

    Синонимы английские

    Antinuclear Antibody, ANA, Fluorescent Antinuclear Antibody, FANA, Antinuclear factor, ANF.

    Метод исследования

    Иммуноферментный анализ (ИФА).

    Какой биоматериал можно использовать для исследования?

    Венозную кровь.

    Как правильно подготовиться к исследованию?

    Не курить в течение 30 минут до сдачи крови.

    Общая информация об исследовании

    Антитела к ядерным антигенам (ANA) – это гетерогенная группа аутоантител, направленных против компонентов собственных ядер. Они выявляются в крови пациентов с разнообразными аутоиммунными заболеваниями, такими как системные заболевания соединительной ткани, аутоиммунный панкреатит и первичный билиарный цирроз, а также с некоторыми злокачественными новообразованиями. Исследование ANA используется в качестве скрининга аутоиммунных заболеваний у пациента с клиническими признаками аутоиммунного процесса (длительная лихорадка неясного генеза, суставной синдром, кожные высыпания, слабость и др.). Такие пациенты при положительном результате анализа нуждаются в дальнейшем лабораторном обследовании, включающем более специфичные для каждого аутоиммунного заболевания тесты (например, анти-Scl-70 при подозрении на системную склеродермию, антитела к митохондриям при подозрении на первичный билиарный цирроз). Следует отметить, что отрицательный результат исследования ANA не исключает наличия аутоиммунного заболевания.

    ANA наиболее характерны для пациентов с системной красной волчанкой (СКВ). Они обнаруживаются у 98 % больных ею, что позволяет считать это исследование основным тестом для диагностики СКВ. Высокая чувствительность ANA в отношении СКВ означает, что повторные отрицательные результаты делают диагноз «СКВ» сомнительным. При этом отсутствие ANA полностью не исключает заболевания. У небольшой части больных ANA отсутствуют на момент появления симптомов СКВ, но возникают в течение первого года болезни. У 2 % больных антитела к ядерным антигенам не выявляются никогда. При отрицательном результате анализа у пациента с симптомами СКВ целесообразно провести более специфичные для СКВ лабораторные тесты, в первую очередь на антитела к двухцепочечной ДНК (анти-dsDNA). Выявление анти-dsDNA у пациента с клиническими признаками СКВ трактуется в пользу диагноза «СКВ» даже при отсутствии ANA.

    СКВ возникает в результате комплекса иммунологических нарушений, развивающихся в течение длительного времени. Степень дисбаланса иммунной системы с течением болезни постепенно нарастает, что находит свое отражение в увеличении спектра аутоантител. Первый этап аутоиммунного процесса характеризуется наличием генетических особенностей иммунного ответа (например, определенных аллелей главного комплекса гистосовместимости, HLA) в отсутствие отклонений лабораторных исследований. На втором этапе в крови удается выявить аутоантитела, при этом клинических признаков СКВ нет. Антитела к ядерным антигенам, а также анти-Ro-, анти-La-, антифосфолипидные антитела наиболее часто выявляются на этом этапе. Обнаружение ANA ассоциировано с 40-кратным увеличением риска СКВ. Период между появлением ANA и развитием клинических симптомов бывает разным и составляет в среднем 3,3 года. Пациенты с положительным результатом анализа на ANA относятся к группе риска по развитию СКВ и нуждаются в периодическом наблюдении у ревматолога и в лабораторном обследовании. Третий этап аутоиммунного процесса характеризуется появлением симптомов болезни, при этом в крови удается обнаружить наиболее широкий спектр аутоантител, включая анти-Sm-антитела, антитела к двухцепочечной ДНК и рибонуклеопротеину. Таким образом, для получения полной информации о степени иммунологических нарушений при СКВ тест на ANA необходимо дополнять анализом на другие аутоантитела.

    Течение СКВ варьируется от стойкой ремиссии до фульминантного люпус-нефрита. Чтобы дать прогноз заболевания, оценить его активность и эффективность лечения, используют различные клинические и лабораторные критерии. Так как ни один из тестов не позволяет однозначно предсказать обострение или поражение внутренних органов, мониторинг СКВ – это всегда комплексная оценка, включающая исследование ANA, а также других аутоантител и некоторых общеклинических показателей. На практике врач самостоятельно определяет набор тестов, наиболее точно отражающих, как изменяется течение заболевания у каждого пациента.

    Особый клинический синдром представляет лекарственная волчанка. Она развивается на фоне приема некоторых лекарственных препаратов (чаще всего прокаинамида, гидралазина, некоторых ингибиторов АПФ и бета-блокаторов, изониазида, миноциклина, сульфасалазина, гидрохлортиазида и др.) и характеризуется симптомами, напоминающими СКВ. В крови большинства пациентов с лекарственной волчанкой также удается выявить ANA. При симптомах аутоиммунного процесса у пациента, принимающего эти препараты, рекомендуется анализ на ANA, чтобы исключить лекарственную волчанку. Особенность лекарственной волчанки заключается в исчезновении иммунологических нарушений и симптомов болезни после полной отмены препарата – в это время рекомендуется контрольное исследование ANA, и отрицательный результат подтверждает диагноз "лекарственная волчанка".

    ANA выявляются у 3-5 % здоровых людей (в группе пациентов старше 65 лет эта цифра может достигать 10-37 %). Положительный результат у пациента без симптомов аутоиммунного процесса необходимо интерпретировать с учетом дополнительных анамнестических, клинических и лабораторных данных.

    Для чего используется исследование?

    • Для скрининга аутоиммунных заболеваний, таких как системные заболевания соединительной ткани, аутоиммунный гепатит, первичный билиарный цирроз и др.
    • Для диагностики системной красной волчанки, оценки ее активности, составления прогноза и контроля за ее лечением.
    • Для диагностики лекарственной волчанки.

    Когда назначается исследование?

    • При симптомах аутоиммунного процесса: длительной лихорадке неясного генеза, болях в суставах, кожной сыпи, немотивированной утомляемости и др.

    • При симптомах системной красной волчанки (лихорадка, поражения кожи), артралгий/артрита, пневмонита, перикардита, эпилепсии, поражения почек.

    • Каждые 6 месяцев или чаще при обследовании пациента с диагнозом «СКВ».

    • При назначении прокаинамида, дизопирамида, пропафенона, гидралазина и других лекарственных препаратов, ассоциированных с развитием лекарственной волчанки.

    Что означают результаты?

    Референсные значения: отрицательно.

    Причины положительного результата:

    • системная красная волчанка;
    • аутоиммунный панкреатит;
    • аутоиммунные заболевания щитовидной железы;
    • злокачественные новообразования печени и легких;
    • полимиозит/дерматомиозит;
    • аутоиммунный гепатит;
    • смешанное заболевание соединительной ткани;
    • миастения;
    • диффузный интерстициальный фиброз;
    • синдром Рейно;
    • ревматоидный артрит;
    • системная склеродермия;
    • синдром Шегрена;
    • прием таких лекарств, как прокаинамид, дизопирамид, пропафенон, некоторые ингибиторы АПФ, бета-блокаторы, гидралазин, пропилтиоурацил, хлорпромазин, литий, карбамазепин, фенитоин, изониазид, миноциклин, гидрохлортиазид, ловастатин, симвастатин.

    Причины отрицательного результата:

    • норма;
    • неправильное взятие биоматериала на исследование.

    Что может влиять на результат?

    • Уремия может приводить к ложноотрицательному результату.
    • Многие лекарственные препараты ассоциированы с развитием лекарственной волчанки и появлением ANA в крови.

    Важные замечания

    • Отрицательный результат у пациента с признаками аутоиммунного процесса не исключает наличия аутоиммунного заболевания.
    • ANA выявляются у 3-5 % здоровых людей (10-37 % в возрасте старше 65 лет).
    • Положительный результат у пациента без симптомов аутоиммунного процесса необходимо интерпретировать с учетом дополнительных анамнестических, клинических и лабораторных данных (риск СКВ у таких пациентов увеличен в 40 раз).

    Также рекомендуется

    • Общий анализ крови (без лейкоцитарной формулы и СОЭ)
    • Лейкоцитарная формула
    • Общий анализ мочи с микроскопией осадка
    • Креатинин в сыворотке
    • Альбумин в сыворотке
    • С3 компонент комплемента
    • Аланинаминотрансфераза (АЛТ)
    • Аспартатаминотрансфераза (АСТ)
    • Билирубин общий
    • Скрининг болезней соединительной ткани
    • Антитела к экстрагируемому ядерному антигену (ENA-скрин)
    • Антинуклеарные антитела (анти-Sm, RNP, SS-A, SS-B, Scl-70, PM-Scl, PCNA, CENT-B, Jo-1, к гистонам, к нуклеосомам, Ribo P, AMA-M2), иммуноблот
    • Антитела к двухцепочечной ДНК (анти-dsDNA), скрининг
    • Диагностика системной красной волчанки
    • Антифосфолипидные антитела IgG
    • Антифосфолипидные антитела IgM
    • Диагностика антифосфолипидного синдрома (АФС)

    Кто назначает исследование?

    Ревматолог, дерматовенеролог, нефролог, педиатр, врач общей практики.

    Литература

    • Arbuckle MR, McClain MT, Rubertone MV, Scofield RH, Dennis GJ, James JA, Harley JB. Development of autoantibodies before the clinical onset of systemic lupus erythematosus. N Engl J Med. 2003 Oct 16;349(16):1526-33.
    • Bizzaro N, Tozzoli R, Shoenfeld Y. Are we at a stage to predict autoimmune rheumatic diseases? Arthritis Rheum. 2007 Jun;56(6):1736-44.
    • Guidelines for referral and management of systemic lupus erythematosus in adults. American College of Rheumatology Ad Hoc Committee on Systemic Lupus Erythematosus Guidelines. Arthritis Rheum. 1999 Sep;42(9):1785-96.
    • Fauci et al. Harrison's Principles of Internal Medicine/A. Fauci, D. Kasper, D. Longo, E. Braunwald, S. Hauser, J. L. Jameson, J. Loscalzo; 17 ed. – The McGraw-Hill Companies, 2008.

    helix.ru


    Смотрите также