1. Иммунитет. Определение, виды и их сравнительная характеристика. Факторы определяющие естественный иммунитет


Факторы отрицательно влияющие на иммунитет — неспецифические и специфические

Иммунитет представляет собой могущественную и мощную биологическую линию обороны от вредоносных соединений. Посредством иммунитета поддерживается структурная и функциональная целостность организма, постоянство его внутренней среды. Нежеланными веществами – антигенами, могут быть как внешние раздражители, попавшие в организм, так и свои собственные.

Система иммунного контроля

Внешними негодяями могут быть бактерии и вирусы, паразиты, а также токсины, выделяемые этими микроорганизмами. Внутренними могут стать собственные отжившие свое клетки или подвергшиеся мутации.  Отвечает система защиты за поиск чужеродных антигенов, их узнавание, уничтожение и запоминание, для предотвращения новых вторжений. Роль иммунной системы в организме человека незаменима – она занимается распознаванием и уничтожением чужеродных веществ, которые проникли из окружающего мира или образовались при сбое своих органных систем.

При определенных условиях, организм становится особенно подвержен воздействию негативных факторов, вызывающих сбой в системе защиты. Существуют группы риска людей, которые особенно рискуют оказаться в числе людей с подорванным иммунитетом. Такую группу составляют:

  • Медицинские работники – люди, которые постоянно контактируют с больными людьми не могут уберечься от всего, каким бы сильным не был их иммунный статус. Обычно организм врачей ослаблен ввиду большой нагрузки и малого восстановления сил. А это лишь содействует сбою в работе защиты организма;
  • Учителя и работники детских садов не менее подвержены иммунному террору. Постоянный контакт с детьми и стрессовый фактор негативно отражаются на системе защиты;
  • Работники тяжелых производств, которые связаны с воздействием токсических веществ. Иммунная система будет компенсировать отрицательное влияние, но рано или поздно произойдет ее сбой;
  • Люди, чей иммунитет с раннего детства не был силен, или люди, имеющие в истории болезни сведения о заболеваниях органов иммунной системы. Их защитная система подорвана изначально, и избежать иммунных патологий просто невозможно.

Факторы, которые отрицательно влияют на иммунитет

Хотя иммунитет силен и организован, при воздействии определенных факторов, вся его сила может рассыпаться словно карточный домик. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) еще в ХХ веке выделила 4 краеугольных камня, которые непосредственно оказывают влияние на состояние иммунной системы. Уровень каждого из этих аспектов может стать фактором, снижающим иммунитет:

  • Генетическая предрасположенность оказывает влияние на состояние организма и составляет 15-20% от общего числа всех факторов. Имеющиеся семейные заболевания иммунной системы, ее слабость, которая проявляется во многих поколениях – это прямой путь к слабой системе защиты;
  • Окружающая среда составляет 20-25% от влияния всех факторов вредности. Неблагоприятная бытовая или производственная обстановка непосредственно влияет на состояние здоровья человека. Находясь в длительном контакте с токсичными условиями, действие иммунной системы подавляется. Отрицательным может быть и влияние метеорологических, и климатических условий, и экологического фактора;
  • Медицинская помощь определяет около 10-15% факторов, влияющих на защитные свойства организма. Ненадлежащий контроль за состоянием здоровья население, отсутствие просветительской деятельности в обществе и профилактических мероприятий по борьбе с заболеваемостью означает низкий уровень медицинского обслуживания. А это также является провокатором сбоя иммунной системы;
  • Образ жизни и социальные условия – это самый массивный и распространенный блок причин, который составляет порядка 50-55% от общего числа и требует отдельного рассмотрения.

Социальные факторы

Социальными факторами, называют те, которые образовались при непосредственном влиянии людей. Каждый человек в состоянии контролировать этот мощный причинный блок, тогда как с генетикой и экологией трудно бороться. Зная, что негативно сказывается на иммунной системе, возможно предотвратить это пагубное влияние.  Основными провокаторами снижения иммунитета являются:

  • Пониженная двигательная активность – это бич ХI века, века компьютерных технологий. Мало чья работа и учеба не связана с длительным сидением за компьютером. Отдых мало чем отличается от работы в плане положения тела. Разница лишь в том, что рабочие программы заменяются на развлекательные. Малоподвижный образ жизнь – это провокатор целого ряда заболеваний. Люди, ведущие такой образ жизни превращаются в чахлые растения. Их кровоток замедляется, органы и ткани не получают достаточного количества питательных веществ, организм слабнет, возникают изменения в обменных процессах. Все это влечет за собой сниженный эффект в утилизации скопившихся вредностей, иммунная система перегружается и это провоцирует ее сбои;
  • Вредные привычки, а именно курение. И хотя о его негативном влиянии твердят с раннего детства, процент курящих упорно не хочет снижаться. Никотин – это коварный и опасный враг. Прежде чем его последствия заставят бросить курить, пройдет немало времени. Однако вред от этого меньше не становится. Наоборот, масштабы просто катастрофичны, вплоть до возникновения рака. А опухоль – это прежде всего провал работы иммунной системы, которая не смогла справиться с вредными клетками;
  • Недостаток сна – еще одна эпидемия современного общества. Каждый день мир встречают миллионы сонных зомби, которые сидели до ночи за монитором компьютера и не доспали своих положенных часов, просто лишая свой организм возможности восстановиться. В результате он ослаблен и куда больше подвержен влиянию вирусных инфекций и вспышек гриппа. Развивается синдром хронической усталости, организм теряет бдительность, и иммунная система не становится исключением;
  • Неправильный рацион питания – прямая причина сбоев иммунитета. Диеты, фаст-фуд, неравномерное распределение питательной ценности просто не дают организму получать необходимые питательные вещества. Он лишается поддержки для иммунной системы и в буквальном смысле голодает. А значит выполнять своих функций в достаточной мере не способен;
  • Психоэмоциональное перенапряжение и стресс – это нахождение длительное время в состоянии негатива. Организм, который испытывает постоянное отрицательное влияние не может существовать нормально. Рано или поздно компенсация организма будет исчерпана и запустится механизм декомпенсации. Удар обязательно придется на иммунную систему.

Защитные механизмы

Иммунитет — это не просто туманное явление, это организованная система, которая может ответить на вторжение нежеланных гостей уничтожением. В этой системе все действия отработаны до мелочей. Существует два механизма, по которым трудится система защиты:

  • Врожденный – осуществляется посредством генетических наследственных средств, которые называют неспецифические факторы;
  • Приобретенный – формируется в течение жизни человека. Может быть естественным и искусственным. К естественному относят активный и пассивный. Активный – это тот, который приобретается, можно сказать, учась на своих ошибках, переболев. После встречи с чужеродным агентом образуются иммунные клетки, которые борются с ним и запоминают, происходит формирование невосприимчивости в будущем. Достигается это непосредственным влиянием лимфатической системы. Пассивным является вид приобретённого иммунитета, который передается от мамы к малышу через плаценту, во время беременности или при грудном вскармливании. Искусственный возникает при иммунизации. Искусственный активный образуется при вакцинации – введении в организм ослабленных возбудителей, а пассивный при внедрении уже готовых антител. Воздействие такого пассивного приобретенного иммунитета не стойкое, но очень эффективное.

Факторы, обеспечивающие врожденный и приобретенный иммунитет тесно связаны. Их работа дополняет друг друга. Одни не могут существовать без других. Это взаимосвязанная система защиты. Неспецифических факторов иммунной системы выделяют два. Фактор 1 – это клеточный, а фактор 2 – гуморальный. Самые главные клеточные факторы представлены:

  • Иммунными барьерами – это внешняя бронь организма. Кожа и слизистые оболочки образуют механическую бронь, препятствуя проникновению вредителей своей целостностью и выделяемыми потовыми и сальными железами секретами, а лимфоузлы создают естественную броню, не давая возможности антигенам распространяться по организму;
  • Фагоцитозом – процессом переваривания вредоносных частиц. Осуществляется этот процесс посредством специальных иммунных клеток — макрофагов, которые при попадании микроорганизма начинают направленно к нему двигаться, создавая хемотаксис. Затем фагоцит прилипает к веществу и начинает его поглощать, образуя фагосому. Все это похоже на фильм ужасов, но фагоциты не знают пощады. Поглотив частицу, они начинают вырабатывать специальные ферменты, которые переваривают нежеланного гостя. Фагоциты не самые гостеприимные хозяева. Они могут переварить нежданного вредителя полностью – это завершенный фагоцитоз, а могут и проиграть в схватке, погибнув сами – незавершенный фагоцитоз.

Многочисленны гуморальные факторы неспецифического иммунитета, неспецифический иммунитет очень мощный механизм. Гуморальные – значит действуют через жидкость, вырабатывая активные вещества в кровяное русло:

  • Система комплемента – организованная группа примерно из 20 белков, которая занимается обезвреживанием антигенов путем выделения ферментов в кровь. Помимо функции угнетения, эта система регулирует действия других иммунных комплексов;
  • Лизоцим – мощный защитный белок, который содержится во многих водных средах организма. Его находят и в слюне, и в крови, и в слезах. Он нарушает состав химических связей в клеточном каркасе микроорганизма, и он просто рушится, неспособный больше выполнять свои функции;
  • Муцин – еще один компонент слюны. Это уникальное соединение из углеводов и белков —  гликопротеид. Такая структура делает муцин сильным защитником перед токсическими продуктами чужеродных веществ;
  • Пропердин – защитный белок, действие которого направлено против вирусов и бактерий. Помимо прочих заслуг, способен активировать систему комплемента;
  • Цитокины – соединения из белков, которые передают сигнальные сообщения между клетками одной ткани;
  • Интерфероны – это класс цитокинов, который ответственен за сигнальное оповещение. Это вещества, которые бьют тревогу завидев врага, а также угнетают его активность.

Специфическим действием обеспечивается работа факторов врожденного иммунитета, которые имеют четкую направленность. К таким веществам относят иммуноглобулины или антитела – белковые образования. Образуются иммуноглобулины белыми кровяными клетками – В-лимфоцитами. Антитела – это высокоорганизованные и изощренные защитники, в компетентность которых входит не только слежка и удаление чужеродных веществ, но и их запоминание, во избежание их последующего вторжения. Иммуноглобулины обозначаются как Ig. У человека выделяют 5 классов таких соединений: IgG, IgM, IgA, IgE, IgD.

Исключение вредных факторов снижающих иммунитет – это путь к стабильному и крепкому иммунному статусу. Мало кто может похвалиться отсутствием вредного влияния на свой организм. Какие именно факторы угнетают иммунитет, может сказать лишь сам человек. Главное оружие против иммунных сбоев – это контроль. Необходимо обращать внимание на свое состояние, на действие пагубных факторов и стараться их исключать. Контроль за своим здоровьем – это ключ к счастливой жизни!

Видео

imunohelp.ru

Иммунитет. Факторы иммунитета — Мегаобучалка

Иммунная система человека представлена совокупностью лимфоидных органов и тканей, которые осуществляют специфический иммунный ответ. Ее органами являются вилочковая железа, селезенка, лимфатические узлы, лимфоциты костного мозга и периферической крови. Клетки иммунной системы представлены Т- и В-лимфоцитами, моноцитами, макрофагами, нейтрофилами, базофилами, эпителиальными клетками и фибробластами. Особую роль в функционировании иммунной системы играют иммуноглобулины, цитокины, антигены и рецепторы.

Иммунитет (от латинского immunitas – освобождение от чего-либо) – невосприимчивость организма к микроорганизмам и чужеродным агентам растительного и животного происхождения.

В организме человека при попадании этих веществ развиваются защитные иммунные реакции, которые носят приспособительный характер и направлены на освобождение его от чужеродных агентов. Устойчивость организма к возбудителям обусловливается специфическими и неспецифическими факторами защиты.

В лимфоидной системе выделяют две категории лимфоцитов- Т-лимфоциты и В-лимфоциты. Т-лимфоциты отвечают за клеточный иммунитет, В-лимфоциты – за развитие гуморального иммунитета и выработку антител.

Популяция Т-лимфоцитов разделяется на следующие субпопуляции: Т-хелперы, Т-супрессоры, Т-киллеры.

Т-хелперы («помощники») распознают чужеродный антиген, осуществляют важнейшую роль в гуморальном иммунитете и способствуют выработке антител В-лимфоцитами.

Т-супрессоры выполняют противоположную Т-хелперам функцию в гуморальном иммунитете. Подавляя активность Т-хелперов, Т-супрессоры тормозят реакцию иммунного ответа и принимают участие в формировании иммунологической толерантности, нарушение их функции приводит к развитию аутоиммунных заболеваний.

Т-киллеры («убийцы») уничтожают чужеродные клетки.

В - лимфоциты составляют 15-20% от всех лимфоцитов периферической крови, отвечают за развитие гуморального иммунитета.

Различные клетки организма продуцируют медиаторы, которые называются цитокинами. Цитокины (белки, полипептиды или гликопротеиды) – биологически активные молекулы, способные влиять на клеточную пролиферацию; дифференцировку и функциональную активность клеток. Цитокины регулируют кроветворение, иммунный ответ, участвуют в физиологических и патологических процессах. К цитокинам относятся интерфероны и интерлейкины.

Интерфероны – система белков, обладающих противовирусным, противоопухолевым, иммуномодулирующим эффектом. Интерфероны стимулируют фагоцитоз, активизируют функцию противоопухолевых клеток. Вместе с тем угнетают образование антител и формирование анафилактического шока.

Интерлейкины – это белки, синтезируемые моноцитами, и выполняющие различную функцию. Интерлейкины участвуют в запуске иммунного ответа при воспалительных процессах.

Одним из важнейших звеньев иммунитета является антителообразование. Антитела - это белки, относящиеся к тому или иному классу иммуноглобулинов, обладают специфичностью, т.е. способны взаимодействовать с определенным антигеном. Известно 5 классов иммуноглобулинов: М, G, А, Е и D.

IgMсинтезируются раньше других иммуноглобулинов в онтогенезе и значительное содержание их в пуповинной крови может свидетельствовать о наличии внутриутробной инфекции. У взрослых иммуноглобулины М появляются на ранних стадиях гуморального иммунитета на инфекцию и представляют антитела первичного ответа. Эти антитела циркулируют в крови кратковременно и быстро разрушаются. К концу первой недели болезни в организме больного плазматическими клетками продуцируются иммуноглобулины G, которые могут находиться в крови длительное время.

IgGединственный из иммуноглобулинов, способный преодолевать плацентарный барьер, и обеспечивать гуморальный иммунитет новорожденных первые 6 месяцев жизни. При вторичном иммунном ответе иммуноглобулины G легко попадают в тканевую жидкость, обеспечивая антибактериальную и антитоксическую защиту.

IgАобеспечивают местный иммунитет и препятствуют адгезии и адсорбции бактерий и вирусов на чувствительных клетках.

IgЕу здоровых людей содержится в минимальном количестве и повышается при глистных инвазиях и атопической аллергии.

К неспецифическимфакторам защитыотносятся: покровный эпителий, роговой слой, секреты придатков кожи, мерцательный эпителий слизистых оболочек верхних дыхательных путей, кислотность желудочного содержимого, нормальная микрофлора организма, препятствующая развитию патогенной флоры. Неспецифические факторы защиты также представлены системой комплемента, интерферонами, клетками фагоцитоза (макрофаги, моноциты) и секретируемыми ими продуктами (лизоцим, лимфокины и др.).

Все это многообразие неспецифических защитных сил организма находится в тесной взаимосвязи с функциональным состоянием макроорганизма человека, но зависит от факторов внешней среды. Внешние факторы – переохлаждение, перегревание, авитаминоз, воздействие радиации, голодание могут снизить естественную сопротивляемость организма.

Различают два вида иммунитета: наследственный и приобретенный.

Наследственный иммунитет (врожденный, естественный, видовой) свойственен человеку и животным, передается из поколения в поколение по наследству. Например, человек невосприимчив к чуме рогатого скота или собак. Кошки или собаки устойчивы к столбнячному токсину.

Приобретенный иммунитет непередается по наследству, а возникает в процессе жизни. Приобретенный иммунитет может возникать естественным путем - после перенесенного инфекционного заболевания или при получении небольших доз возбудителя в результате постоянного контакта (например, у работников инфекционного стационара или у лиц, проживающих в местности с природным очагом инфекционного заболевания). У плода, получившего антитела через плаценту, или у новорожденного – с молоком матери возникает пассивный естественный приобретенный иммунитет.

Искусственный приобретенный иммунитет может быть активным или пассивным. Активный искусственный иммунитет развивается после вакцинации живыми и/или убитыми вакцинами. В организме происходит выработка антител, которые могут сохраняться длительное время (в течение нескольких лет или пожизненно). Пассивный искусственный иммунитет формируется после введения сывороток и иммуноглобулинов, содержащих готовые антитела. Поэтому такой иммунитет непродолжителен и сохраняется короткое время (1-4 недели).

При снижении функции иммунной системы развивается иммунная недостаточность (иммунодефицит), которая ведет к нарушению защитных сил организма от микробов, вирусов и является причиной повышенной заболеваемости.

Различают первичные и вторичные иммунодефицитные состояния.

К первичным иммунодефицитам относятся врожденные нарушения иммунной системы, связанные с генетическими дефектами одного или нескольких компонентов иммунитета.

Вторичные иммунодефициты развиваются после рождения человека и обусловлены различными причинами - воздействием радиационного облучения, приемом цитостатиков, стрессом, возрастными гормональными перестройками в организме, инфекционными заболеваниями. На сегодняшний день классическим проявлением приобретенного иммунодефицита можно назвать СПИД- заболевание, вызываемое вирусом иммунодефицита человека.

Выявление иммунной недостаточности основано на клинико-лабораторном обследовании больных с исследованием показателей иммунного статуса. При снижении показателей в иммунограмме пациентам необходимо назначение иммуномодуляторов различного происхождения.

ГЛАВА 2

megaobuchalka.ru

Факторы защиты организма (иммунитет)

Количество просмотров публикации Факторы защиты организма (иммунитет) - 189

 

В ходе эволюции в процессе взаимодействия между собой животные организмы выработали многие факторы собственной защиты от проникновения в них вирусов, бактерий, простейших и других патогенных факторов, которые действуют либо механически, либо вырабатывают токсины, оказывающие неблагоприятное влияние на клетки и ткани хозяина.

Факторами естественной защиты человека являются кожа, поверхностные структуры (слизистые оболочки) дыхательного тракта͵ соляная кислота в желудке, лизопим, интерферон, белые форменные элементы крови и антитела. Защитная функция кожи, слизистых оболочек дыхательного тракта͵ соляной кислоты, лизоцима, пропердина и интерферона состоит по сути в том, что они препятствуют проникновению патогенов в организм, действуя бактерицидно. При этом если патогены всœе же проникают в организм, тогда вступает в действие и иммунная система посредством механизмов иммунитета в виде фагоцитарной и гуморальной защиты.

Иммунитет (от лат. immunitas — освобождение от чего-либо) — это невосприимчивость организма к болезнетворным агентам, продуктам их жизнедеятельности и к генетически чужеродным веществам, обладающим антигенными свойствами. Можно сказать, что иммунитет представляет собой способность организма отличать чужеродный материал от своего, к примеру, чужеродный белок от своего и нейтрализовать данный материал. В отличие от наследственности, которая охраняет организмы от резких изменений на протяжении поколений, иммунитет осуществляет охрану на протяжении индивидуальной жизни организма (онтогенеза).

Охранительная роль иммунитета распространяется не только на вирусы, простейшие, грибы, гельминты, но и на чужеродные трансплантанты тканей и органов. Она распространяется также на аутоиммунные процессы, возникающие в организме. К примеру, в механизме возникновения сахарного диабета у человека имеют значение аутоиммунные процессы против белков, содержащихся в клетках островков Лангерганса панкреатической желœезы.

Различают иммунитет инфекционный и неинфекционный.

Инфекционный иммунитет классифицируют на противовирусный, антимикробный (антибактериальный) и антитоксический. В случае противовирусного иммунитета (при гриппе, полиомиелите человека и других вирусных инфекциях) происходит разрушение вирусных частиц, при антимикробном иммунитете (при дизентерии человека, бруцеллезе человека и животных) происходит обезвреживание бактериального возбудителя, тогда как при антитоксическом (при столбняке, ботулизме человека и животных и др.) имеет место разрушение токсина, продуцируемого микробами в организме. В рамках инфекционного иммунитета различают также врожденный и приобретенный иммунитет. Врожденный иммунитет — это естественный иммунитет, возникший в ходе исторического развития организмов и передающийся по наследству. К примеру, куры не восприимчивы к возбудителю сибирской язвы, причем эта невосприимчивость передается по наследству от одного поколения к другому. Приобретенный иммунитет приобретается организмом в ходе его жизни. Такой иммунитет классифицируют на активный и пассивный иммунитет. Активный иммунитет возникает после перенесения организмами болезни или после их вакцинации, тогда как пассивный — после введения в организм готовых антител (сыворотки, содержащей антитела).

Неинфекционный иммунитет является результатом исторически сложившейся генетической несовместимости. К примеру, неинфекционным иммунитетом является несовместимость донора и реципиента по группам крови, проявляющаяся в виде тяжелых осложнений при переливании несовместимой крови. Неинфекционным иммунитетом является также трансплантационный иммунитет, развивающийся при пересадке сердца и других органов у человека. Трансплантационный иммунитет возникает, когда ткани донора и реципиента неидентичны. Этот иммунитет проявляется в виде разрушения (отторжения) пересаженной ткани или органа уже через 8-23 дня после пересадки.

Различают клеточный, гуморальный и тканевой иммунитет.

Клеточный иммунитет состоит в фагоцитозе, т. е. в захва-тывании и переваривании фагоцитами (специализированными клетками) бактерий, проникших в организм (рис. 206). Фагоцитами являются клетки белой крови, называемые микрофагами (эозинофилы, нейтрофилы и базофилы) и макрофаги (подвижные клетки крови — моноциты, клетки лимфатических узлов и селœезенки, эндотелий кровеносных сосудов).

Гуморальный иммунитет — это иммунитет, связанный с выработкой антител и обусловленный взаимодействием антигенов и антител. Антигены — это чужеродные для организма вещества. Ими являются белки, липопротеи-ды, белки в соединœении с полисаха-ридами, нуклеиновые кислоты. Антигенами являются также ферменты, токсины, яды змей и пауков, вирусы, бактерии, простейшие. Характерными свойствами антигенов являются их чужеродность и специфичность (видовая, групповая, органная и тканевая), а также то, что они вызывают иммунный ответ в виде образования антител. Можно сказать, что антигены выполняют роль генераторов антител. Известны также аутоантигены, образующиеся в самом организме в результате повреждения тканей. К примеру, аутоантигены, связанные с множественным склерозом человека, присутствуют в миелиновой оболочке, окружающей нервные волокна центральной нервной системы, представляя собой белок р-кристаллин.

Антитела — это белки, в частности, иммуноглобулин, содержащийся в сыворотке крови. Известно около десяти групп разных антител, среди которых у человека наиболее часто встречаемыми являются антитела групп IgG, IgM, I^D, IgE и IgA. Иммуноглобулины (антитела) каждой из этих групп состоят из полипептидных цепей разной молекулярной массы. К примеру, антитела IgG состоят из четырех полипептидных цепей, две из которых имеют молекулярную массу 22 500, а две другие — 50 000. В соответствии со способом действия антител на антигены различают нейтрализующие, лизирующие, коагулирующие и способствующие фагоциту антитела. Помимо антител, циркулирующих в плазме крови, существуют клеточные антитела, связанные с поверхностью клетки.

В ходе эволюции выработался комплекс между способностью животных отвечать немедленно на какой-либо один из миллионов антигенов и ʼʼмощностьюʼʼ иммунитета. Молодые млекопитающие животные способны распознавать и отвечать на внедрение в организм многих антигенов, но эта их способность является небольшой. Способность животных отвечать на антиген быстрее и мощнее возникает лишь со временем. При этом иммунная система должна быть мобилизована до того, как чужеродный фактор попал в организм. Эту особенность используют в иммунизации человека и животных вакцинами, содержащими антигены возбудителœей тех или иных инфекций с целью профилактики против этих инфекций. Иногда для увеличения продукции специфических антител используют двухтрехкратную вакцинацию в интервалы через несколько недель.

Появление антител отражает одну сторону иммунного ответа͵ тогда как другая сторона связана с включением в ʼʼработуʼʼ лимфоцитов, поскольку морфологическим субстратом антител являются лимфоидные клетки лимфоузлов, селœезенки, костного мозга, миндалин, тимуса, а за развитие иммунного процесса и за его специфичность ответственны лимфоциты, плазматические клетки и моноциты (макрофаги) и поскольку центральная роль в иммунном ответе принадлежит лимфоцитам. Οʜᴎ развиваются из так называемых плюропотентных стволовых клеток, которые являются родоначальниками всœех клеток крови (эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов).

Различают долгоживущие тимусзависимые Т-лимфоциты и ко-роткоживущие В-лимфоциты (рис. 207). Т-лимфоциты развиваются в тимусе, тогда как В-лимфоциты — в костном мозге взрослых или в печени плодов. В тимусе Т-клетки развиваются из клеток-предшественников, поступающих в тимус из кроветворных органов. В-клетки у млекопитающих возникают непосредственно из стволовых клеток в кроветворных органах, а у птиц — в фабрициевой бурсе (сумке) из клеток-предшественников, поступающих в бурсу с кровью из кроветворных тканей. Кроветворные ткани, тимус и фабрициеву бурсу называют первичными лимфоидными органами.

После дифференцировки в первичном лимфоидном органе часть лимфоцитов с током крови переносится во вторичные лимфоидные органы (лимфатические узлы, селœезенка, аппендикс, миндалины, аденоиды и пейеровы бляшки тонкого кишечника). Именно здесь Т-клетки и В-клетки реагируют с антигенами. Т-лимфоциты первоначально распознают чужеродный антиген, а затем становятся хранителями иммунологической памяти и переносчиками этой информации антителообразующими клетками. В-лимфоциты образуются в огромном количестве (ежедневно по нескольку миллионов). Οʜᴎ активируются Т-клетками и дифференцируются или трансформируются в плазматические клетки, непосредственно образующие антитела (растворимые Иммуноглобулины) против распознанных антигенов.

Лимфоциты — это иммунокомпетентные клетки. Οʜᴎ способны переносить в другой организм свойства иммунного организма — противотканевый иммунитет, иммунологическую память, аллергическую активность. Лимфоциты Т и В осуществляют иммунологи-ческий надзор и память в отношении чужеродного антигена. Реализация гуморального иммунного ответа связана с В-лимфоцитами, которые становятся продуцентами антител, а клеточного — с Т-лим-фоцитами, причем в обоих случаях с участием макрофагов.

Почему аутоантитела не распознают собственные макромолекулы? Считают, что распознание аутоантителами собственных макромолекул не происходит по причинœе гибели лимфох^итов, выполняющих эту функцию. Несомненно, что данное явление имеет место после развития иммунной системы организма, но до встречи организма с чужеродными макромолекулами.

Иммунный ответ организма координирует белки — цитокины, которые являются своеобразными иммунологическими гормонами.

Антитела, возникшие в результате иммунизации, называют иммунными, тогда как в сыворотках крови нормальных людей и животных могут находиться их естественные нормальные антитела. Схема развития лимфоцитов является относительно простой. Предполагают, что в ходе дробления оплодотворенной яйцеклетки возникает одна клетка, которая является предшественником клеток Т и В. Последующие делœения этой клетки продуцирует только клетки Т и В, потомство каждой из которых развивает способность распознавать только один антиген (одни макромолекулы). При этом некоторые из этих антигенов являются собственными макромолекулами организмов. Лимфоциты, распознающие собственные антигены, погибают или делаются ʼʼнераспознающимиʼʼ, причем время, когда это происходит, зависит от вида организмов. К примеру, у мышей это происходит в период рождения, а у человека — еще в период эмбрионального развития.

Известно также, что при размножении в клетках нервной системы вирусов полиомиелита͵ клещевого энцефалита и др. Размещено на реф.рфобразуются антигены, вызывающие синтез аутоантител. Эти реакции аутоантителообразования ведут к аутоиммунным болезням (гломерулонефриту, некоторым гемолитическим анемиям, множественному склерозу человека).

Известно, что организм животных обладает способностью синтезировать гигантское разнообразие антител. К примеру, мыши могут синтезировать антитела около 2´106 специфических типов. Исходя из того, что каждый антиген кодируется только одним геном, а размер одного гена составляет примерно 1000 нуклеотидов, часть мышиного генома, ответственного за синтез антигенов, равна 2´109 нуклеотидным парам.

Для объяснения механизмов образования антител предложено несколько теорий, из которых наиболее популярной является ʼʼкло-нально-селœекционнаяʼʼ теория (Ф. Вернет, 1961). В соответствии с этой теорией в организме имеется исключительно многочисленная популяция лимфоидных клеток, порядка 1 х 10". Эта популяция очень гетерогенна генетически, благодаря чему каждая группа лимфоцитов обладает разным родством к антигену. Вследствие контакта с антигеном лимфоциты, обладающие на своей поверхности белками-рецепторами антигена, подвергаются пролиферации и трансформации в плазматические клетки, продуцирующие антитела. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, антиген избирательно стимулирует те клетки, у которых к нему есть рецепторы. Давая затем потомство, они образуют множество клонов, состоящих из Т-клеток или В-клеток и обладающих одинаковой антигенной специфичностью.

Клетки определœенных клонов лимфоцитов могут сохранять память об антигенном стимуле в течение нескольких делœений. Это носит название иммунологической памяти., и на этом явлении основано долгое поддержание иммунитета.

Поскольку апоптоз клеток сопровождается экскрецией в межклеточные пространства деградированной ДЦК итистонов, то считают, что последние являются аутоантигенами, определяя аутоим-мунные реакции.

Иногда иммунная система не способна реагировать на собственные антигены. Это называют естественной иммунологической толерантностью. В случае если же толерантность к собственным антигенам нарушится, то результатом будет развитие аутоиммунологических болезней. Избыточная антигенная стимуляция приводит к открытому в 1953 ᴦ. австралийским ученым П. Медаваром и чешским ученым М. Гашеком явлению приобретенной иммунологической толерантности (от лат. tolerantia — терпение).

Как уже отмечено, антитела представляют из себябелки-имму-ноглобулины. Количество их в плазме крови составляет примерно 20% всœех плазменных белков. Стоит сказать, что для них характерно наличие анти-генсвязывающих участков, причем каждый клон В-клеток продуцирует антитела со специфическими антигенсвязывающими участками. Эти участки принимают участие во взаимодействии антигена с антителом (рис. 208).

Основными реакциями иммунитета являются нейтрализация токсинов (антитоксинами), преципитация бактерий (преципитинами), агглютинация бактерий (агглютининами), лизис бактерий (лизина-ми), связывание комплемента͵ опсонизация (опсонинами). Эти естественные реакции иммунитета широко используют в лабораториях для диагностики многих болезней человека и домашних животных.

Иммунный ответ клеточного типа детерминируется реакциями Т-клеток, которые у позвоночных чрезвычайно важны в защите от вирусов и грибов. Различают цитотоксические Т-клетки, убивающие соматические клетки, инфицированные вирусом, Т-хелперы, помогающие В-лимфоцитам в образовании антител, и Т-супрессоры, подавляющие иммунные реакции. Считают, что Т-хелперы и Т-супрессоры являются главными регуляторами иммунных ответов организмов.

Тканевой иммунитет у животных и человека обеспечивается кожей, слизистыми оболочками, лимфатическими узлами, тканями мышц, мускулатуры кишечника и матки, сывороткой крови и другими жидкостями. Этот иммунитет является неспецифическим.

Часто иммунологическая реактивность организмов может изменяться. У человека и животных различают явление, называемое аллергией. Аллергия (от греч. allos — другой, ergon — действие) — это измененная реактивность организма, наступающая под влиянием микробов, токсинов, лечебных препаратов и других веществ, называемых аллергенами. Аллергенами могут служить пыль подушек, перхоть собак, кошек, лошадей, пыль шерсти, хлопка, пыльца растений, яйца, кофе, цитрусовые и др. Размещено на реф.рфКак правило, она возникает в результате повторного введения или попадания в организм того или иного аллергена.

Аллергия проявляется либо очень быстро в форме анафилаксии (судороги, выделœение мочи и кала, повышение температуры), сывороточной болезни и острого ревматизма либо в замедленной форме (лекарственная болезнь, вызываемая антибиотиками и другими препаратами).

Аллергические, инфекционные и неинфекционные болезни с выраженным проявлением воспалительных реакций, а также иммуно-дефицитные состояния и аутоиммунные заболевания человека в настоящее время довольно широко распространены. Считают, что в базе иммунологических нарушений лежит ряд причин, а именно:

1. Снижение эффективности естественного отбора на устойчивость к инфекциям, т. е. снижение роли отбора в совершенствовании иммунной системы организмов, включая человека.

2. Снижение стимуляции лимфоцитов Т и В, равно как и клеток иммунной системы, антигенами бактерий, обитающих в кишечнике и других полостях тела животных и человека, из-за широкого использования антибиотиков, которые убивают бактерий.

3. Интенсификация воздействия на животных и человека экологических факторов, обладающих иммунологическим эффектом. Иммунитет является недостаточным либо совершенно отсутствует у животных и человека против гельминтов.

referatwork.ru

1. Иммунитет. Определение, виды и их сравнительная характеристика.

Иммунитет – это способ защиты организма от генетически чужеродных веществ – антигенов экзогенного и эндогенного происхождения, направленный на поддержание и сохранение гомеостаза, структурной и функциональной целостности организма, биологической (антигенной)индивидуальности каждого организма и вида в целом.

Различают несколько основных видов иммунитета.

Врожденный, или видовой, иммунитет, он же наследственный, генетический, консти­туциональный — это выработанная в про­цессе филогенеза генетически закреплен­ная, передающаяся по наследству невоспри­имчивость данного вида и его индивидов к какому-либо антигену (или микроорганиз­му), обусловленная биологическими осо­бенностями самого организма, свойствами данного антигена, а также особенностями их взаимодействия.

Примером может служить невосприимчи­вость человека к некоторым возбудителям, в том числе к особо опасным для сельскохо­зяйственных животных (чума крупного рога­того скота, болезнь Ньюкасла, поражающая птиц, оспа лошадей и др.), нечувствитель­ность человека к бактериофагам, поражаю­щим клетки бактерий. К генетическому им­мунитету можно также отнести отсутствие взаимных иммунных реакций на тканевые антигены у однояйцовых близнецов; различают чувствительность к одним и тем же антигенам у различных линий животных, т. е. животных с различным генотипом.

Видовой иммунитет может быть абсолют­ным и относительным. Например, нечувс­твительные к столбнячному токсину лягушки могут реагировать на его введение, если по­высить температуру их тела. Белые мыши, не чувствительные к какому-либо антигену, при­обретают способность реагировать на него, если воздействовать на них иммунодепрессантами или удалить у них центральный орган иммунитета — тимус.

Приобретенный иммунитет — это невос­приимчивость к антигену чувствительного к нему организма человека, животных и пр., приобретаемая в процессе онтогенеза в результате естественной встречи с этим антигеном организма, например, при вак­цинации.

Примером естественного приобретенного иммунитета у человека может служить не­восприимчивость к инфекции, возникающая после перенесенного заболевания, так назы­ваемый постинфекционный иммунитет (на­пример, после брюшного тифа, дифтерии и других инфекций), а также «проиммуниция», т. е. приобретение невосприимчивости к ряду микроорганизмов, обитающих в окружающей среде и в организме человека и постепен­но воздействующих на иммунную систему своими антигенами.

В отличие от приобретенного иммунитета в результате перенесенного инфекционного за­болевания или «скрытной» иммунизации, на практике широко используют преднамерен­ную иммунизацию антигенами для создания к ним невосприимчивости организма. С этой целью применяют вакцинацию, а также вве­дение специфических иммуноглобулинов, сывороточных препаратов или иммунокомпетентных клеток. Приобретаемый при этом иммунитет называют поствакци­нальным, и служит он для защиты от возбу­дителей инфекционных болезней, а также других чужеродных антигенов.

Приобретенный иммунитет может быть ак­тивным и пассивным. Активный иммунитет обусловлен активной реакцией, активным вовлечением в процесс иммунной системы при встрече с данным антигеном (например, поствакцинальный, постинфекционный им­мунитет), а пассивный иммунитет формируется за счет введения в организм уже готовых иммунореагентов, способных обеспечить защиту от антигена. К таким иммунореагентам отно­сятся антитела, т. е. специфические иммуног­лобулины и иммунные сыворотки, а также иммунные лимфоциты. Иммуноглобулины широко используют для пассивной иммуни­зации, а также для специфического лечения при многих инфекциях (дифтерия, ботулизм, бешенство, корь и др.). Пассивный иммуни­тет у новорожденных детей создается имму­ноглобулинами при плацентарной внутриут­робной передаче антител от матери ребенку ииграет существенную роль в защите от многих детских инфекций в первые месяцы жизни ребенка.

studfiles.net

Вопрос 40

Вопрос 40.

Иммунитет: определение, виды иммунитета. Естественный иммунитет. Факторы иммунной и неимунной природы естественного иммунитета.

Иммунитет – совокупность защитных и приспособительных реакций организма, направленных на сохранение постоянства его антигенного состава, на защиту от инфекций, а также генетически чужеродных веществ. Древняя и универсальная для всех живых организмов реакция, встречается на всех уровнях развития, является многокомпонентной.

Основные виды иммунитета: естественный и приобретенный.

Естественный иммунитет – видовая невосприимчивость организма к возбудителям инфекционных заболеваний, в основе которой лежат неспецифические естественные механизма. Факторы естественного иммунитета: 1) иммунной природы – гуморальные и клеточные 2) не иммунной природы.

Факторы естественного иммунитета не иммунной природы:

  1. барьерные свойства кожи и слизистой

  2. антимикробные свойства секретов кожи и слизистых (сало – содержит ЖК и пероксид водорода, пот – молочную и муравьиную к-ту, слезы, слюна – лизоцим, желудок – НСl, 12-перстная кишка – желчь, нижние отделы дыхательных путей – сурфактант, фиксирующий и убивающий МБ)

  3. нормальная микрофлора тела ч-ка: препятствует адгезии МБ, убивает их, выделяя бактериоциды

  4. реактивность кл и тканей

  5. температурная реакция, выделительная реакция (чихание, диарея, потливость), местный ацидоз и гипоксия

Гуморальные факторы естественного иммунитета:

  1. комплемент – главная многокомпонентная и многофункциональная система антимикробных белков

  2. лизоцим – препятствует образованию связей между ацетилмурамовой кислотой и N-ацетилглюкозамином, действуя на клеточную стенку Грам+ бактерий, разрушает ПГ (муреин). Также активирует фагоцитоз, усиливает действие антибиотиков. Продуцируется моноцитами и тканевыми макрофагами.

  3. -лизин – обладает бактерицидной способностью по отношению к Грам+ спороносным бактериям. Вырабатывается тромбоцитами, нарушает проницаемость мембраны бактерий.

  4. Лейкины – синтезируются гранулоцитами или выделяются при их распаде. Оказывают бактерицидное действие на Грам+ бактерии.

  5. Лакто- и трансферрины – конкурируют с МБ за железо и железосодержащие факторы роста. Оказывают бактериостатическое действие. Связывают свободные радикалы, продуцируемые нейтрофилами.

  6. ИФН – противоопухолевые и противовирусные белки.

  7. Естественные (нормальные) АТ – возникают в результате бытовой иммунизации, результат которой – спонтанный синтез АТ.

  8. Медиаторы воспалительных реакций:

а) гистамин – расширяет поверхностные венулы кожи и слизистых, увеличивает проницаемость сосудов, стимулирует высвобождение анафилатаксинов С3а и С5а

б) кинины – увеличивают проницаемость сосудов

в) лейкотриены – повышают проницаемость сосудов, вызывают сокращения ГМК

г) простагландины – действуя на гипоталамус, повышают тем-ру тела

д) белки острой фазы воспаления – высвобождаются из печени, выполняют медиаторные функции (С-реактивный белок, ЛПС-связывающий белок, фактор комплемента В)

е) ИЛ-1 – стимулирует развитие лихорадочных реакций, повышает проницаемость сосудов и адгезивные свойства эндотелия, активирует фагоцитоз.

Клеточные факторы естественного иммунитета:

  1. естественные киллеры – образуются в костном мозге, имеют форму больших лимфоцитов, являются тимус независимыми. Основной CD57+. Функция: 1) иммунный надзор за клеточным составом организма 2) удаление измененных, опухолевых, инфицированных МБ клеток. Для уничтожения одной клетки необходимо 5-40 ЕК. Действуют совместно с ИЛ-2 и -ИФН, усиливающими их активность. Уничтожение кл-мишени происходит после установления с ней прямого контакта при помощи перфорина несколькими способами: 1) АТзависимая цитотоксичность: к измененной кл присоединяется IgG+ ЕК-кл 2) цитолитически 3) выделение грамзинов, проникающих в клетку-мишень и активирующих эндонуклеазыразрушение нуклеиновой кислотыиндукция апоптоза.

  2. эффекторные клетки фагоцитоза (микрофаги и макрофаги).

studfiles.net

Факторы снижающие иммунитет, основные факторы укрепления иммунитета

Содержание статьи

    Мы часто говорим об иммунитете, даже не зная о том, что он собой действительно представляет. Мы не знаем факторы иммунитета, влияющие на его состояние. А ведь они бывают негативного и положительного характера. И чтобы человек начал действительно понимать, что такое иммунная система и от чего зависит ее работа, мы сейчас и поговорим о ней.

    Что такое иммунитет человека?

    В человеческом организме нет определенного внутреннего органа, который бы отвечал за работу иммунной системы. Если говорить в общих чертах, то иммунитет – это понятие собирательное. Им в медицине называют общую реакцию организма на чужеродные материалы, которые проникают внутрь него. Это могут быть не только твердые предметы, но и такие, которые мы даже и заметить не можем, например, вирусы, бактерии, инфекции и т.д.

    Когда чужеродный предмет или микроорганизм проникает в организм, в его крови возникают антитела, которые способствуют уничтожению инородных материалов и обеспечивают вывод их продуктов распада, оказывающих токсичное действие на организм. Таким образом, иммунитет защищает свой «дом» и предупреждает развитие многих заболеваний.

    Но в некоторых случаях и работа иммунной системы может нарушаться. При определенных заболеваниях организм начинает сам себя «съедать». То есть, антитела начинают уничтожать собственные клетки, принимая их за чужеродные. Такие состояния называются аутоиммунные процессы и устранить их практически невозможно.

    По своему характеру иммунитет может быть нескольких видов – врожденный и приобретенный. Последний тип иммунитета подразделяется еще на два вида – активный и пассивный. Факторы, влияющие на иммунитет, разные и именно от них зависит степень защитных функций организма.

    Основные факторы, снижающие иммунитет

    Существуют различные факторы, ослабевающие иммунитет. И чаще всего на его состояния влияют постоянные стрессы и нагрузки, как физические, так и психологические. А в большинстве случаев им подвергаются люди следующих профессий:

    • спортсмены;
    • космонавты;
    • летчики;
    • медики;
    • учителя.

    Как уже говорилось выше, факторы снижения иммунитета различны. И к ним также относятся оперативные вмешательства, дефицит сна, неправильное питание, частый прием антибиотиков, вредные привычки и т.д.

    К особой группе риска относятся грудные дети. В первый год их жизни иммунная система только начинает формироваться, а получают они антитела только с молоком матери. Кроме того, у младенцев система ЖКТ не до конца сформирована, что также негативным образом отражается на иммунитете. Именно по этой причине врачи рекомендуют всем новоиспеченным мамам кормить своего ребенка грудью, как можно дольше, не вводя в его рацион прикорма.

    Как вы уже убедились, существуют различные факторы риска иммунитета. Но следует отметить, что основной причиной плохой работы иммунной системы является экология. Практически в каждом городе находятся заводы и ездит просто огромное количество автомобилей. В результате этого воздух насыщается вредными химическими веществами, которые постепенно отравляют организм и приводят к снижению иммунитета.

    Следует отметить, что различные вирусные инфекции также негативным образом сказываются на состоянии иммунной системы. Поэтому при их появлении необходима срочная санация очагов инфекции. Сюда можно отнести такие заболевания, как синусит, гайморит, инфекции половых путей, болезни ротовой полости и т.д.

    Факторы, повышающие иммунитет

    Существуют также и факторы, повышающие иммунитет. И их тоже не так мало. Если вы хотите повысить свой иммунитет, то вам необходимо создать для себя комфортную психоэмоциональную атмосферу, в которой вы будете находиться большую часть своего времени.

    Также эффективным способом поддержки иммунной системы являются специальные пищевые добавки, которые можно приобрести на сайте iHerb. Среди них:

    • Комплекс Immune Renew в капсулах, Now Foods (90 штук) — особый состав из восьми грибов и экстракта корня астрагала; естественная поддержка и восстановление как врожденного, так и приобретенного иммунитета.
    • AHCC Поддержание иммунитета в капсулах, Now Foods (60 штук) — один из самых мощных грибных экстрактов, который борется с атипичными и патогенными клетками; восстанавливает иммунитет даже после химиотерапии.
    • Бета-1,3/1,6-D-Глюкан в капсулах, Now Foods (90 штук) — основной компонент добыт из пекарских дрожжей; также входит экстракт грибов Маитаке; естественная поддержка здоровья.
    • Натуральный эликсир SuperFood 60, Nature’s Answer (900 мл) — более 60 натуральных компонентов, среди которых витамины, минералы, микроэлементы, антиоксиданты из овощей, фруктов, грибов и трав; поддержка иммунитета и бодрящий эффект.
    • Витамины С Gummy в форме долек, Rainbow Light (90 штук) — с витамином С и Е, которые являются мощными антиоксидантами; надежная защита от различных возбудителей болезней, вирусов, микробов; подходит для детей от 4-х и взрослых.
    • Комплекс для активации иммунитета Counter Attack в таблетках, Rainbow Light (30 штук) — уникальная комбинация трав, чистота которых подтверждена стандартами GMP; также в состав входит витамин С и цинк, которые усиливают иммунитет; для взрослых и детей от 10-ти лет.
    • Чёрная бузина для детей, Sambucol (120 мл) — сироп, специально разработанный для детей от 2-х до 12-ти лет; полностью безопасный состав; эффективность доказана в ходе клинических исследований.

    Перед употреблением добавок, желательно получить консультацию у врача. Он поможет правильно подобрать препарат с учетом вашей истории болезни и особенностей организма.

    Спорт – является главным помощником для иммунитета. Во время занятий в организме начинает вырабатываться адреналин и другие вещества, которые стимулируют выработку антител и способствуют повышению защитных сил.

    Конечно же, говоря о факторах, повышающих иммунитет, нельзя не сказать о правильном питании. Свежие фрукты, овощи, мясо, рыба, крупы, молочные и кисломолочные продукты – это главные источники полезных микро и макроэлементов, необходимых организму для нормального функционирования.

    Если же вам пришлось пройти курс лечения антибактериальными препаратами, которые негативным образом отражаются на иммунитете, то вам следует употреблять в пищу побольше природных пробиотиков. Это чеснок, лук и бананы.

    И если говорить в общих словах, то можно сказать, что иммунитет напрямую зависит от образа жизни человека и его отношению к своему здоровью. Если правильно питаться, регулярно заниматься спортом и своевременно лечить различные заболевания, организм будет крепким, и иммунная система будет функционировать в полном объеме.

    Видео про иммунитет

    evehealth.ru

    ИММУНИТЕТ — Большая Медицинская Энциклопедия

    ИММУНИТЕТ (лат. immunitas освобождение, избавление от чего-либо) — невосприимчивость организма к инфекционным и неинфекционным агентам и веществам, обладающим чужеродными антигенными свойствами.

    В течение долгого времени под И. понимали невосприимчивость организма к заразным болезням. Такого мнения придерживался и И. И. Мечников (1903), который писал: «Под невосприимчивостью к заразным болезням надо понимать общую систему явлений, благодаря которым организм может выдерживать нападение болезнетворных микробов».

    В дальнейшем понятие «иммунитет» получило более широкое толкование и стало включать состояние невосприимчивости организма не только к микробам, но и к другим патогенным агентам, напр, гельминтам, а также к разнообразным чужеродным антигенным веществам животного или растительного происхождения.

    Иммунные реакции носят защитный, приспособительный характер и направлены на освобождение организма от чужеродных антигенов, поступающих в него извне и нарушающих постоянство его внутренней среды. Эти реакции участвуют также в элиминации антигенов, образующихся в организме под действием биол, и физ.-хим. факторов: бактерий, вирусов, ферментов, лекарственных и других хим. препаратов, облучения.

    Онкогенные вирусы, канцерогенные вещества могут индуцировать в клетках продукцию новых антигенов, в ответ на появление которых организм отвечает клеточными и гуморальными иммунными реакциями, направленными на элиминацию этих антигенов, а вместе с ними и клеток опухолей (см. Иммунитет противоопухолевый).

    Иммунные реакции возникают и на несовместимые изоантигены (аллоантигены), которые могут поступать в организм при переливании крови, пересадках органов и тканей, а также в процессе иногруппной беременности (см. Группы крови, Иммунитет трансплантационный, Резус-фактор).

    Иммунные реакции, защитные по своей природе, в силу тех или других причин могут быть извращены и направлены не только на чужеродные антигены, что естественно, но и на некоторые собственные, нормальные, неизмененные антигены клеток и тканей, в результате чего возникают истинные аутоиммунные болезни. Иммунные реакции могут быть причиной повышенной чувствительности организма к чужеродным антигенам — феноменов аллергии (см.) и анафилаксии (см.).

    Изучение молекулярных, клеточных и общефизиол. реакций, обеспечивающих невосприимчивость организма к инфекционным агентам, составляет основное содержание науки об И.

    Онтогенез и филогенез защитных иммунных реакций

    Защитные иммунные реакции сложились в процессе длительной эволюции органического мира, они формировались и совершенствовались в тесном взаимодействии организма с различными антигенными факторами. Среди них микробы занимали и занимают первое место. Различные виды животных в силу своих генетических особенностей, а также особенностей их взаимодействия с факторами окружающей среды вырабатывали присущие каждому виду неспецифические и специфические реакции. Последние совершенствовались и усложнялись в процессе филогенеза. Первичной защитной реакцией от микробов у всех живых существ, начиная от простейших, является фагоцитоз (см.). Фагоцитозу амеб выполняет двоякую функцию — питания и защиты. У губок намечается уже дифференцировка фагоцитов на клетки, несущие функцию питания (энтодермальные фагоциты), и клетки, выполняющие функцию защиты (мезодермальные фагоциты). У более высокоорганизованных многоклеточных организмов дифференциация функции этих клеток получила дальнейшее развитие. Помимо фагоцитирующих клеток, появились клетки, способные специфически распознавать чужеродные антигены (см.), и клетки, способные вырабатывать антитела (см.). Устанавливается тесное взаимодействие между этими клетками, а также взаимодействие их с гуморальными веществами и другими общефизиол. факторами и системами организма. Развивается стройная и взаимосвязанная система клеточной и гуморальной защиты организма от микробов и других чужеродных антигенных веществ, проникающих в организм. Новый защитный механизм — образование антител — является сравнительно поздним приобретением животного мира. Этот механизм отсутствует у беспозвоночных и некоторых примитивных рыб. У них нет организованной лимфоидной ткани, не наблюдается продукции белков, сходных с иммуноглобулинами. Впервые специфический иммунный ответ, хотя и слабовыраженный, отмечается у миног. У них обнаружен рудиментарный тимус, а антитела образуются лишь к нек-рым антигенам и относятся к классу IgM. Последние являются первично возникшими иммуноглобулинами (см.). Более эффективно проявляется образование антител у хрящевых рыб, напр, у акул, тимус которых уже более развит, а в селезенке встречаются и плазматические клетки — продуценты иммуноглобулинов. У хрящевых и костистых рыб, в отличие от более высокоорганизованных позвоночных, плазматические клетки синтезируют гл. обр. IgM. У амфибий и рептилий четко выявляется уже два класса иммуноглобулинов — IgM и IgG, напоминающие IgM и IgG млекопитающих. Продукция этих иммуноглобулинов у них еще слабо развита и зависит от окружающей температуры. Более совершенны иммунные процессы у птиц. Кроме IgM и IgG, у них найдены и IgA. Фабрициева сумка у птиц, помимо тимуса, служит местом образования иммунокомпетентных клеток, в ней происходит дифференцировка стволовых клеток в B-лимфоциты. Она осуществляет контроль за развитием зародышевых центров в селезенке и механизмом синтеза иммуноглобулинов плазматическими клетками. У млекопитающих, помимо тимуса, такую же функцию, как фабрициева сумка у птиц, выполняет, по-видимому, лимфоидная ткань пейеровых бляшек и аппендикса. Иммунол, память у птиц хорошо развита. Они способны быстро отвечать специфической реакцией на вторичное введение того же антигена и образовывать антитела в высоком титре. Еще более совершенной представляется функция антителообразования у млекопитающих. У собак, свиней, коров, лошадей, кроликов, морских свинок, крыс, мышей найдены три основных класса иммуноглобулинов: IgM, IgG, IgA, а во многих случаях и IgE. У человека, кроме того, обнаруживаются IgD.

    Возникновение и развитие иммунных реакций в онтогенезе как бы повторяет в сокращенном виде их филогенез. Здесь также наблюдается постепенное образование, дифференцирование и созревание лимфоидной ткани, смена синтеза одних иммуноглобулинов другими. У человека, так же как и у других млекопитающих, раньше всего начинают функционировать плазматические клетки, продуцирующие иммуноглобулины класса М (макроглобулины), а позднее иммуноциты, синтезирующие антитела класса G и А. В соответствии с этим макро-глобулины обнаруживаются, иногда в невысоком титре, и у плода. Синтез IgM, IgG и IgA начинается вскоре после рождения, однако содержание этих белков в сыворотке крови у детей до 3—5 лет не достигает еще уровня взрослых. IgD и IgE появляются на втором году жизни ребенка и достигают уровня взрослых к 10—15 годам.

    Аналогичный процесс последовательности продукции иммуноглобулинов различных классов наблюдается и в экспериментальных условиях, а также при инфекции или иммунизации человека.

    Один ли клон плазмоцитов продуцирует все классы иммуноглобулинов или каждый класс иммуноглобулинов синтезируется только определенным клоном иммуноцитов, остается еще недостаточно изученным.

    Виды иммунитета

    В зависимости от механизмов, формирующих невосприимчивость организма к патогенным агентам, различают два основных вида И.— наследственный и приобретенный.

    Наследственный иммунитет

    Наследственный иммунитет (син.: врожденный, видовой, естественный, конституциональный) присущ тому или другому виду животного или человеку и передается по наследству из поколения в поколение, как и другие генетические признаки. В качестве примеров видового И. можно привести невосприимчивость животных к вирусу ветряной оспы человека, вирусам инфекционного и сывороточного гепатита. У многих животных не удается вызвать заболевание вирусом кори. Люди невосприимчивы к таким вирусным инфекциям животных, как чума рогатого скота, собак. Крысы и мыши устойчивы к дифтерийному токсину, а кролики, кошки и собаки — к столбнячному. Обезьяны резус невосприимчивы к возбудителю трехдневной малярии. Существуют различные степени напряженности видового И.— от абсолютной резистентности животного к какому-либо микробу, что наблюдается редко, до относительной невосприимчивости, к-рая может быть преодолена при помощи различных воздействий. Абсолютную резистентность кролика к вирусу гриппа не удается преодолеть введением огромных доз патогенного для человека или мышей вируса. Видовой И. не удается иногда преодолеть ослаблением общей резистентности организма: облучением, обработкой гидрокортизоном, блокадой клеток ретикулоэндотелиальной системы, спленэктомией, содержанием животных на голодной диете. Относительная естественная невосприимчивость к определенному виду микроба может быть и преодолена. Известен классический опыт Л. Пастера по заражению невосприимчивых к сибирской язве кур путем искусственного понижения у них температуры тела. У лягушек повышение температуры тела делает их восприимчивыми к столбняку.

    Видовой И. к определенному виду микроба генетически детерминирован. Как показал Сейбин (A. Sabin, 1952), рокфеллеровская линия мышей (PRI) обладала 100% резистентностью к вирусу желтой лихорадки (штамм 17 D), в отличие от линии мышей Swiss, у которых наблюдалась 100% заболеваемость. Ген серповидно-клеточной анемии, кодирующий синтез гемоглобина, отличающегося от обычного лишь заменой одной аминокислоты другой, делает эритроциты этих лиц устойчивыми к плазмодиям малярии. Животные, естественно невосприимчивые к одному виду микроба, могут быть высоковосприимчивы к другому. Напр., мыши, устойчивые к вирусу Сент-Луис, чувствительны к вирусам везикулярного стоматита, бешенства, лимфоцитарного хориоменингита, т. е. видовой И.— это состояние, характеризующее невосприимчивость только к строго определенному виду микроба. Существуют и внутривидовые или расовые различия в восприимчивости к инфекционным болезням. Напр., полуденные песчанки из энзоотичных очагов чумы во много раз устойчивее к этой инфекции, чем песчанки, выловленные из мест, где природных очагов чумы нет. По-видимому, естественная резистентность этих животных явилась результатом постоянного контакта их с возбудителем чумы. В процессе естественного отбора возникали разновидности, устойчивые к инфекции. Алжирские овцы устойчивее к сибирской язве, чем европейские, что также характеризует расовый И.

    Приобретенный иммунитет

    Приобретенный иммунитет может развиться в результате перенесенной инфекции или иммунизации (см.). Приобретенный И., в отличие от видового, по наследству не передается. Одна из главных особенностей приобретенного И.— его строгая специфичность. Различают активно и пассивно приобретенный И.

    Активно приобретенный иммунитет может возникать в результате перенесенного клинически выраженного заболевания и в результате латентной инфекции (естественный активно приобретенный И.), а также может быть получен путем вакцинации живыми или убитыми вакцинами (искусственно приобретенный И.).

    Активно приобретенный И. устанавливается не сразу — через 1 — 2 нед. или позднее и сохраняется относительно долго — годами или десятками лет. Напр., после перенесения кори, желтой лихорадки остается пожизненный И. При других вирусных инфекциях, напр, при гриппе, активно приобретенный И. держится сравнительно недолго — в течение 1 — 2 лет.

    Пассивно приобретенный иммунитет возникает у плода вследствие того, что он получает антитела от матери через плаценту, поэтому новорожденные в течение определенного времени остаются невосприимчивыми к нек-рым инфекциям, напр, к кори. Пассивно приобретенный И. может быть создан и искусственно, путем введения в организм иммуноглобулинов, полученных от активно иммунизированных людей или животных. Пассивно приобретенный И. устанавливается быстро — через несколько часов после введения иммунной сыворотки или иммуноглобулина и сохраняется непродолжительное время — в течение 3—4 нед. От антител гетерологичных сывороток организм освобождается еще быстрее — через 1 — 2 нед., поэтому И., вызываемый ими, менее продолжителен.

    В зависимости от исхода инфекционного процесса различают две формы приобретенного И.— стерильный и нестерильный (инфекционный).

    Стерильный иммунитет сопровождается полным освобождением от инфекционного агента, и последний не удается выделить после перенесения инфекции. Однако иногда организм, приобретая невосприимчивость, становится носителем, на больший или меньший срок, патогенного для восприимчивых людей микроба. Защитные реакции не всегда оказываются достаточными для полной элиминации возбудителя из организма.

    Своеобразной формой приобретенного И. является инфекционный, или нестерильный, иммунитет, впервые описанный Р. Кохом в 1891 г. Он обусловливается наличием инфекционного агента в организме и продолжается до тех пор, пока микробы в нем сохраняются. Между защитными реакциями и активностью патогенных микробов устанавливается своеобразное неустойчивое равновесие. Наличие туберкулезного очага в организме сообщает ему невосприимчивость к новому заражению туберкулезом. Аналогичный феномен наблюдал и Ю. Моргенрот (1920): вызванная у мышей хрон, стрептококковая инфекция сообщала устойчивость к повторному заражению смертельной для контрольных животных дозой этого микроба. Особенностью нестерильного И. является его функционирование лишь при наличии инфекционного очага. Удаление последнего сопровождается утратой И. Доказана возможность длительной, а иногда и пожизненной персистенции вирусов на генетическом уровне, т. е. включение ДНК или ДНК-транскриптов некоторых вирусов в геномы клеток. Эта своеобразная форма существования вируса и клетки находит свое выражение и в иммунных реакциях организма как на вирусные, так и на вирусиндуцированные антигены, что также может рассматриваться как одна из форм нестерильного иммунитета.

    Отмечая принципиальную разницу в происхождении видового и приобретенного И., следует иметь в виду, что обе эти формы невосприимчивости неразрывно связаны.

    Приобретенный И. формируется на базе наследственно детерминированных факторов и механизмов. Иммунореактивные гены (ИРГ) определяют потенциальную возможность реакции на тот или другой антиген и силу иммунного ответа. Основу как наследственного, так и приобретенного И. составляют молекулярные, клеточные и общефизиол. реакции организма на чужеродные антигены.

    В результате генетических особенностей или под влиянием многообразных внешних воздействий на организм клеточные или гуморальные иммунные реакции могут быть в большей или меньшей степени ослаблены или изменены, что может стать причиной различных иммунодефицитных и иммунопатол. состояний (см. Иммунологическая недостаточность, Иммунопатология).

    Видовой И., так же как и приобретенный, меняется в зависимости от возраста. У некоторых видов животных новорожденные не способны к синтезу иммуноглобулинов. Новорожденные животные, как правило, более восприимчивы к вирусу, чем взрослые. Напр., у мышей-сосунков легко вызвать заражение вирусами Коксаки, у взрослых мышей вызвать заболевание этими вирусами не удается. Вирусы гриппа хорошо развиваются в куриных эмбрионах, но у цыплят развития инфекции не происходит. Новорожденные морские свинки и белые крысы восприимчивы к вирусу клещевого энцефалита, в организме взрослых животных этот вирус не размножается. Способность организма локализовать инфекцию более выражена у взрослых, чем у детей, у которых чаще наблюдается диссеминации микробов и генерализация процесса. У молодых животных видимые воспалительные реакции менее выражены, чем у взрослых.

    Факторы и механизмы наследственного иммунитета

    Видовой И., как и приобретенный, определяется двумя основными факторами: особенностями защитных реакций макроорганизма и природой микроба, его вирулентностью и токсигенностыо.

    Видовой И. по отношению к определенному виду микроба зависит не только от высокой напряженности защитных реакций организма, но и от неспособности микроба к паразитированию в нем. Факторы и механизмы, обеспечивающие видовой И., весьма разнообразны.

    Ареактивность клеток — один из факторов видового И. В основе противовирусного видового И. лежит отсутствие чувствительных к вирусу клеток, способных поддерживать его репродукцию.

    Ареактивность клеток, как полагают многие исследователи, обусловлена отсутствием вирусных рецепторов на поверхности клеток, в результате чего вирусы не могут адсорбироваться на клетках и, следовательно, проникать в них. Как показали исследования Холланда, Мак-Ларена (J. J. Holland, L. С. McLaren, 1952) и др., чувствительность культур клеток приматов к полиовирусам зависит от наличия у них соответствующих рецепторов, а отсутствие последних в клетках неприматов определяет их резистентность к полиовирусам. Подтверждением этому явились опыты по инфицированию резистентных клеток культуры ткани РНК, выделенной из полиовируса I типа. РНК, свободная от белка, обладает способностью проникать в резистентные к полиовирусу клетки и вызывать в них репродукцию вируса. Аналогичные результаты получены и в опытах in vivo. Белые мыши, естественно резистентные к полиовирусу I типа, заболевали при интраспинальном введении им РНК-вируса. Предполагается, что резистентность мышей к этому вирусу зависит от отсутствия рецепторов для вируса на мембранах клеток ц. н. с.

    Восприимчивые клетки культуры ткани адсорбируют 90% вируса полиомиелита, а резистентные — менее 10%.

    Существует определенная зависимость и между способностью тканей легкого адсорбировать вирус гриппа и степенью восприимчивости животных к заболеванию гриппом. Ткани легких африканских хорьков и человека, высоковосприимчивых к гриппу, обладают наибольшей адсорбционной активностью. Ткани легких кролика — животного, невосприимчивого к гриппу, вирус не адсорбируют. Инактивация рецепторов клеток куриного эмбриона рецептор разрушающим энзимом снижает восприимчивость клеток к вирусу гриппа. Т. о., наличие вирусных рецепторов у чувствительных клеток — одно из первых и необходимых условий для инфицирования; при отсутствии вирусных рецепторов клетка неуязвима в естественных условиях заражения ее вирусом. Однако видовой противовирусный И. едва ли можно объяснить только отсутствием в клетках вирусных рецепторов. Морская свинка резистентна к вирусу гриппа, хотя клетки ее тканей могут адсорбировать вирус, т. е. имеют соответствующие рецепторы на поверхности клеток. Следует, по-видимому, признать наличие также и других факторов и механизмов, принимающих непосредственное участие в формировании естественной резистентности к вирусам. В формировании естественного И. к вирусной инфекции ведущее место занимают, по-видимому, клетки, устойчивость которых генетически детерминирована. Однако и другие факторы организма играют определенную роль в естественной резистентности к вирусам. Так, далеко не всегда имеется соответствие между резистентностью животного к вирусной инфекции и резистентностью его клеток к вирусу. К вирусу кори, напр., чувствительны клетки куриных фибробластов, клетки почки морской свинки, кролика; однако вызвать экспериментальную коревую инфекцию у этих животных не удается. Вирус клещевого энцефалита репродуцируется в первичных культурах клеток почки кролика — животного, невосприимчивого к этой инфекции. Человек невосприимчив к вирусу классической чумы птиц, хотя этот вирус размножается в культурах ткани легких эмбриона человека. По-видимому, в организме резистентных животных складываются иные взаимоотношения между вирусом и клеткой, чем в культурах тканей.

    Врожденный И. к токсинам обусловлен отсутствием в клетках рецепторов, способных фиксировать токсин. Напр., у крыс, иммунных к дифтерийному токсину, последний не адсорбируется клетками органов и выводится из организма без изменения. Естественная невосприимчивость к токсинам может проявляться и в тех случаях, если рецепторы, имеющие сродство к токсину, локализуются в органах или тканях, на которые токсин не оказывает никакого вредного действия. Напр., у скорпиона столбнячный токсин фиксируется клетками печени, которые от него не страдают. У каймана, невосприимчивого к столбнячному токсину, последний также связывается клетками, которые к нему устойчивы. Курица погибает от столбнячного токсина, если он введен непосредственно под мозговые оболочки, и не заболевает при введении его в кровь, поскольку токсин до поступления в ц. н. с. оказывается перехваченным клетками, на которые он не оказывает действия.

    Нормально функционирующие кожа и слизистые оболочки составляют первую линию защиты организма от бактериальных и вирусных инфекций. Постоянно слущивающийся эпителий кожи служит надежной защитой от инфекции, и только повреждение кожных покровов открывает пути для проникновения болезнетворных агентов внутрь организма. Кожа, однако, не только механическая защита. В выделениях потовых и сальных желез содержатся вещества, губительно действующие на бактерии брюшного тифа, паратифа, кишечной палочки и др. Бактерицидные свойства кожи зависят от содержания в отделяемом потовых и сальных желез молочной и жирных к-т. Жирные к-ты и мыла, содержащиеся в эфирных и алкогольных экстрактах кожи, проявляют бактерицидное действие в отношении бактерий кишечной группы, дифтерии, стрептококка.

    Кислое содержимое желудка — среда, в к-рой инактивируются многие попадающие с пищей и водой микробы, чувствительные к к-те, напр, холерный вибрион.

    Слизистые оболочки, выстланные плоским эпителием, являются зна чительным барьером против проникновения микробов. Этому способствуют также и секреты слизистых желез. Они не только механически удаляют микробов с поверхности клеток, но и нейтрализуют их. Цилиндрический эпителий, выстилающий слизистые оболочки респираторного тракта, снабжен ресничками, благодаря чему происходит механическое удаление ими из организма посторонних субстратов, в т. ч. и микробов.

    В отделяемом слизистых оболочек содержится лизоцим (ацетилмурамидаза) — основной белок, состоящий из одной полипептидной цепи и функционирующий, как муколитический фермент. Он отщепляет от мукопептидных (пептидогликановых) комплексов бактериальной стенки N-ацетил глюкозамин и N-аце-тилмурамовую к-ту. В результате стенка бактерий разрушается, происходит ее лизис. Наиболее чувствительны к лизоциму микрококки, сарцины. Гибель бактерий под действием лизоцима может происходить и без их растворения. Лизоцим (см.) содержится во многих тканях и жидкостях. В довольно высокой концентрации он находится в макрофагах легких, секретах конъюнктивы, носа, слизи кишечника, слюне. Лизоцим может взаимодействовать с IgA и вызывать лизис резистентных к лизоциму бактерий. На вирусы лизоцим не действует. Слизистые оболочки конъюнктивы, роговицы, полости рта, носа, глотки находятся в постоянном соприкосновении с огромным количеством бактерий, в т. ч. стафилококков, пневмококков и др. Однако заболевания, связанные с поражением этих слизистых оболочек бактериями, наблюдаются сравнительно редко. По-видимому, жидкости, постоянно омывающие слизистые оболочки, и содержащийся в них лизоцим, а также секреторные антитела являются одним из механизмов защиты. В нормальных тканях содержатся различные ингибиторы ферментативной активности бактерий. Таковыми являются ингибиторы гиалуронидазы, лецитиназы, коллагеназы, фосфолипазы, сиалидазы, фибринолизина. Важным фактором естественного И. являются и ингибиторы вирусов (см.), способные взаимодействовать с вирусами и подавлять их активность. В сыворотках человека и животных найдены ингибиторы к вирусам гриппа, парагриппа, паротита, клещевого энцефалита, полиомиелита и др. У одних видов животных ингибиторы характеризуются высокой активностью по отношению к определенным вирусам, у других — эта активность выражена слабее. Напр., ингибиторы слюны собак — животных, естественно невосприимчивых к грип пу, обладают наиболее выраженной по сравнению со слюной человека способностью подавлять жизнеспособность вируса гриппа. Механизм действия ингибиторов сходен с действием антител: вступая во взаимодействие с вирусом, ингибиторы, как и антитела, препятствуют его адсорбции на поверхности чувствительной клетки и способности проникать в нее. Ингибиторы, как и антитела, осуществляют функцию обезвреживания вируса на пути к чувствительной клетке. В зависимости от инфекции или иммунизации содержание ингибиторов может меняться. В начале вирусной инфекции или иммунизации в тканях, непосредственно взаимодействующих с вирусом гриппа, происходит уменьшение количества ингибиторов, а затем их значительное повышение. На 11 — 16-й день после заражения количество ингибиторов в 5—8 раз превосходит их уровень в легких контрольных мышей, а затем наблюдается постепенное их падение до нормы. Титры ингибиторов вирусов в слюне у здоровых людей, как правило, не остаются постоянными и подвержены определенным физиол. колебаниям, не зависящим от сезонных влияний.

    У больных тяжелой формой гриппа отмечаются значительно большие изменения титра ингибиторов по сравнению со здоровыми. На высоте развития гриппозной инфекции почти у половины обследованных больных вирусные ингибиторы в слюне отсутствовали или определялись в низком титре.

    К числу естественных (врожденных) факторов И. относится и пропердин (см.) — белок нормальной сыворотки, обладающий бактерицидными свойствами. В присутствии комплемента или отдельных его компонентов и ионов магния пропердин оказывает бактерицидное действие на грамположительные и грамотрицательные бактерии и инактивирует вирусы. Содержание пропер дина у различных животных неодинаково, наиболее богата им сыворотка крыс. Действие пропердина, как и лизоцима, неспецифично. Вопрос о природе пропердина и его отношение к комплементу остается еще недостаточно выясненным.

    К числу неспецифических гуморальных факторов противомикробного И. относятся лейкины и бета-лизин.

    Лейкины термостабильные (выдерживающие нагревание до t° 75°) — бактерицидные вещества, освобождающиеся из лейкоцитов при их разрушении. Лейкины, полученные от разных видов животных, неодинаковы по своей бактерицидной активности и направленности их действия по отношению к различным микробам. Сходные с лейкинами вещества, экстрагированные из тромбоцитов, получили название плакинов. Другой термостабильный (инактивирующийся при t° 63—70°) бактерицидный фактор найден в сыворотках животных и назван бета-лизином. Инактивированный нагреванием бета-лизин может быть восстановлен прибавлением небольшого количества свежей нормальной сыворотки. Подобно лей-кину, содержание бета-лизина в сыворотке не увеличивается при иммунизации. Активность бета-лизина выше, чем лейкина, в отношении стафилококков и анаэробов. В иммунные реакции вторично вовлекаются такие неспецифические факторы крови, как C-реактивный белок (см.) и конглютинин. Значение их в И. остается еще недостаточно ясным.

    Важным фактором естественного И. является комплемент — сложная система сывороточных белков, обладающих ферментативными свойствами. Комплемент состоит из различных компонентов (см. Комплемент). В естественных условиях компоненты, составляющие комплемент, инертны, однако при образовании комплекса антиген — антитело система комплемента активируется. Образование комплексом антиген — антитело решетки способствует активации комплемента. Одной молекулы IgM или двух молекул IgG достаточно для того, чтобы начался процесс активации. Если антитело и антиген находятся не в эквивалентных количествах (напр., имеет место избыток антигена), то структура решетки не образуется и комплемент присоединяется в меньшей степени. Моновалентные антитела, не образующие решетки, комплемента не активируют. Антиген, соединяясь с молекулой антитела, изменяет ее Fc участок, в результате чего к последнему прочно присоединяется C1q компонент, а затем и C1r и C1s. Для этого взаимодействия необходимы ионы Ca. Компонент C1s — проэстераза после присоединения к компонентам C1q и C1r превращается в активную эстеразу, к-рая необходима для функционирования других компонентов комплемента. Образовавшийся комплекс изменяет компонент C4, в результате чего последний присоединяется к поверхности клетки или комплекса антиген — антитело, а к нему присоединяется и компонент C2. Для этого процесса необходимы ионы магния. Следующим в цепную реакцию вовлекается компонент CЗ, после распада к-рого на фрагменты C3a и C3b последний присоединяется к клеточной мембране. Образовавшийся новый комплекс обладает несколькими важными биол, свойствами, он способствует фагоцитозу, участвует в реакции иммуноприлипания (см. Иммунное прилипание) и конглютинации (см.), существенно важен для лизиса. Однако только присоединение компонентов C5, C6, C7, C8 и C9 сообщает комплементу способность вызывать необратимые повреждения оболочки клетки. В мембранах клетки появляются отверстия диам. 10 нм, в результате чего внутрь клетки могут проникать и выходить из нее небольшие молекулы. Происходит дезорганизация структуры и функции, в т. ч. и лизосом клетки, и ее гибель.

    Грамотрицательные бактерии инактивируются и перевариваются ферментами лизосом. Комплемент завершает иммунные реакции, производит лизис микробов (бактерий, спирохет, трипаносом), активирует развитие воспалительной реакции, способствует фагоцитозу и внутриклеточному перевариванию.

    В процессе филогенеза комплемент появился одновременно с иммуноглобулинами. Антитела, полученные от птиц, не фиксируют комплемент млекопитающих. Напр., иммунная сыворотка, полученная от кур, не активирует комплемент от кроликов, морских свинок или мышей.

    К естественным факторам И. относятся и так наз. нормальные антитела, возникновение которых, по-видимому, не связано с предшествующей иммунизацией или перенесением заболевания. Нормальные антитела найдены в сыворотках человека и животных по отношению к различным бактериям: стафилококкам, возбудителям брюшного тифа, дизентерии, сибирской язвы, холеры и др. Титр нормальных антител, в отличие от иммунных, ниже, и авидность (см. Авидитет) их выражена слабее. Специфичность нормальных антител не отличается от иммунных антител и может быть очень высокой. Нормальные антитела, так же как и иммунные, связываются с антигенами (напр., бактерий), вызывают их агглютинацию и лизис в присутствии комплемента, опсонизируют их, способствуют фагоцитозу, нейтрализуют токсины, вирусы.

    Нормальные антитела, т. о., выполняют функцию естественной защиты организма от проникших в него микробов и других патогенных агентов, обладающих чужеродными антигенными свойствами. У молодых животных нормальных антител меньше, чем у взрослых, а у плодов и новорожденных они часто отсутствуют. Помимо антител к микробам, в сыворотке крови человека содержатся нормальные гетероантитела к эритроцитам кролика, крысы, свиньи, барана и др., а также изоантитела анти-А и анти-В к эритроцитам человека.

    Причины возникновения нормальных антител остаются еще не выясненными. Существуют две гипотезы их происхождения. Согласно гипотезе, предложенной Л. Гиршфельдом (1928), нормальные изоантитела возникают в организме независимо от процессов иммунизации. Способность клеток вырабатывать нормальные изоантитела определяется генетическими признаками. Филогенез этих признаков и их онтогенетическое развитие подчиняются тем же законам, что и развитие анатомических признаков. По аналогии с морфогенезом Л. Гиршфельд ввел понятие «серогенез». Наряду с морфол, дифференцировкой в организме происходит и серол, дифференцировка, к-рая зависит от возраста. Образование нормальных антител, как предполагал Л. Гиршфельд, представляет собой «спонтанную», не зависящую от антигена функцию созревающих и развивающихся клеток. Примером этого служит появление антител к дифтерийному токсину у жителей, где заболевания дифтерией обычно не встречаются, однако антитоксические антитела достигают уровня взрослых к 17 годам.

    Отмечая генетическую природу происхождения нормальных антител, Л. Гиршфельд вместе с тем высказывал предположение, что нормальные антитела возникли в результате «длительной истории страданий человечества от инфекционных заболеваний», т. е. тесного и длительного контакта человека с окружающей средой. Иммунные реакции, способствовавшие выживанию вида, в процессе филогенеза закреплялись отбором и передавались по наследству. В дальнейшем же клетки организма приобрели способность вырабатывать антитела независимо от контакта с антигеном. Эта способность стала зависеть только от генетических особенностей клеток, образующих антитела.

    Другую гипотезу развивает А. Винер (1951), который считает, что все нормальные антитела возникают в результате незаметной иммунизации. Противобактериальные антитела появляются в результате бессимптомной инфекции, в то время как естественные изогемагглютинины возникают в результате иммунизации человека гетерогенными антигенами, сходными с антигенами А и В человека. Эти вещества встречаются у многих бактерий, животных-паразитов, некоторых растений. Дальнейшим развитием этих гипотез явились исследования Спрингера (G. F. Springer) с сотр. (1959). По мнению Спрингера, наследуется только аппарат, продуцирующий антитела, а для его функционирования необходим экзогенный антигенный раздражитель, как и для продукции других антител. Т. о., нормальные антитела, согласно этой гипотезе, образуются так же, как и иммунные, т. е. в результате иммунизации, и являются ответом на поступление в организм чужеродных антигенов.

    К числу естественных факторов И. относится и интерферон (см.), открытый Айзексом и Линденманном (A. Isaaks, J. Lindenmann, 1957). Было известно, что одна инфекция может тормозить развитие другой. Напр., вакцина против оспы не прививалась у детей в течение 9—15 дней после инокуляции им живой коревой вакцины. Прививка живой вакцины против полиомиелита создает кратковременный И. к гриппу. Ингибирующее действие одних вирусов на развитие других получило название феномена интерференции. Этот феномен, как показали упомянутые авторы, зависит от особого белка, вырабатываемого инфицированными клетками,— интерферона.

    Интерферон приводит к ограничению числа восприимчивых клеток, в силу чего инфекция приостанавливается. Этим объясняют сравнительно быстрое купирование гриппа и других острых вирусных инфекций, наступление быстрого выздоровления. Наибольшая эффективность интерферона проявляется при профилактическом его применении. Отмечен, однако, и леч. эффект интерферона при некоторых вирусных инфекциях.

    Феномен интерференции имеет место не только между вирусами, но и между бактериями и другими микробами.

    Известно, что нормальная флора кишечника может оказывать антагонистическое действие на некоторые патогенные бактерии. Напр., кишечная палочка является антагонистом стрептококка, стафилококка, возбудителей брюшного тифа и дизентерии. Некоторые бактерии продуцируют бактерицидные вещества, действующие на другие бактерии, что способствует резистентности организма в отношении патогенных микробов. Применение антибиотиков или облучение может вести к изменению состава нормальной флоры и утрате ею эволюционно сложившейся защитной функции организма в отношении случайно поступающих патогенных агентов.

    Фагоцитоз

    К числу важнейших защитных реакций организма, имеющих значение в наследственном и приобретенном И., относятся воспаление и фагоцитоз. Микробы у места внедрения начинают размножаться, вырабатывать токсические, чужеродные для организма вещества, вызывающие поражение клеток. В виде ответной защитной реакции со стороны организма вокруг проникших микробов образуется местный воспалительный очаг (см. Воспаление). Через измененные стенки капилляров сюда проникают полиморфно-ядерные гранулоциты. В воспалительном очаге повышается температура, возникают ацидоз и гипоксия, губительно действующие на вирусы. Инактивации микробов способствуют проникающие из крови нормальные и иммунные антитела, комплемент, опсонины, лизоцим, лейкины, бета-лизины, вирусные ингибиторы. Лейкоциты образуют своеобразный вал, препятствующий распространению микробов. Этому способствует и закупорка межклеточных пространств фибрином. Фагоцитарная активность гранулоцитов и макрофагов, как поступающих из тока крови, так и местных, оказывает решающее влияние на исход инфекции в местном воспалительном очаге.

    Значение фагоцитарной реакции в И. было обосновано классическими исследованиями И. И. Мечникова.

    Изучение роли фагоцитоза на различных ступенях эволюционной лестницы — от одноклеточных и до высших животных — полностью подтвердило правильность этой идеи, к-рая получила название фагоцитарной теории иммунитета. Многочисленные экспериментальные исследования, проведенные во многих странах мира, не поколебали основного принципа этой теории. Наоборот, теория была подкреплена новыми фактами, стала общепризнанной и прочно вошла в золотой фонд мировой науки. В реакции фагоцитоза принимают участие клетки двух систем: микрофаги и макрофаги. К микрофагам относятся гранулоциты (базофилы, нейтрофилы, эозинофилы), которые первыми поступают в очаг воспаления. К макрофагам (см.) относят моноциты, которые поступают из циркулирующей крови в инфицированные или поврежденные ткани, где и оседают, а также фиксированные макрофаги в печени — звездчатые эндотелиоциты (клетки Купфера), селезенки, лимф, узлов, тимуса, адвентициальные клетки Максимова, гистиоциты соединительной ткани. Гранулоциты происходят из клеток костного мозга. В процессе созревания у них появляются двоякого типа гранулы: более крупные, первичные, или лизосомы, которые содержат пищеварительные ферменты, кислые гидролазы, миелопероксидазу, бактерицидные белки, и более мелкие по размерам вторичные гранулы, более бедные ферментами, но все же содержащие щелочную фосфатазу, лизоцим и лактоферрин — вещества, обладающие бактерицидными свойствами. Микрофаги циркулируют в кровяном русле не более 6—7 час., в тканях же, куда они поступают и где проявляется гл. обр. их фагоцитарная активность, они остаются жизнеспособными в течение 4—5 дней. Моноциты циркулируют в кровяном русле до 3 дней, т. е. дольше, чем гранулоциты, а проникая в ткани, они становятся местными макрофагами, сохраняя свою жизнеспособность от одного до нескольких месяцев. Моноциты и макрофаги при нормальных условиях не делятся, они имеют первичные и вторичные лизосомы, содержащие кислые гидролазы; в первичных лизосомах моноцитов находится и Пероксидаза. В лизосомах фагоцитов найдено более 25 различных протеолитических и гидролитических ферментов.

    В реакции фагоцитоза различают несколько стадий: присоединение фагоцита к микробу, поглощение его, образование фагосомы и слияние с лизосомой, внутриклеточная инактивация микроба, ферментативное переваривание его и удаление оставшегося неразрушенным материала.

    Наружная мембрана фагоцитарной клетки, к к-рой присоединился микроб, впячивается, отпочковывается и образует фагосому. Последняя сливается с лизосомальными гранулами, образуя фаголизосому, и в нее начинают поступать различные ферменты и другие белки, обладающие бактерицидными свойствами, что и приводит к инактивации микроба, деградации его макромолекул. После внутриклеточного переваривания в макрофагах небольшие молекулы могут освобождаться из клетки, а большие молекулы и неперевариваемый материал остаются во вторичных лизосомах. Гранулоциты как короткоживущие клетки в хранении непереваренного материала участия не принимают.

    Макрофаги выполняют более сложную функцию, чем гранулоциты. Они могут переваривать бактерии, грибки, простейшие, вирусы, комплексы антиген — антитело, а также измененные собственные эритроциты, обломки клеток; участвуют в качестве клеток-помощников в образовании антител, в защите от клеток злокачественных опухолей. Переваривание микробов или немикробных антигенов, поглощенных макрофагами, осуществляется посредством целого набора лизосомных ферментов. В процессе фагоцитоза появляется особый фермент, который приводит к образованию h3O2, а затем и O2. Последний вовлекается в процесс инактивации фагоцитированных бактерий. Перекись водорода принимает участие в декарбоксилировании и дезаминировании жирных к-т, аминокислот, участвует в образовании альдегидов, которые как окислители расщепляют пептидные цепи. В процессе фагоцитоза могут возникать различные промежуточные продукты, способствующие инактивации микробов. Содержащийся в фагоцитах лизоцим усиливает их литическую активность, в т. ч. и в отношении грамположительных бактерий. Не все, однако, микробы одинаково податливы фагоцитозу. Наличие у бактерий полисахаридных и полипептидных капсул тормозит первую фазу фагоцитоза, т. е. соприкосновение их с поверхностью фагоцита. Некоторые микробы могут в фагоцитах размножаться, не говоря о вирусах и риккетсиях, которые являются облигатными внутриклеточными паразитами. Вирулентные гонококки (тип 1 и 2) захватываются лейкоцитами и моноцитами, но не перевариваются. Авирулентные культуры (тип 3 и 4) гонококков подвергаются завершенному фагоцитозу. Коагулазоположительные вирулентные стафилококки могут образовывать микро-колонии внутри клетки и убивать ее. Некоторые микробы могут не только размножаться в фагоцитах, но и оставаться защищенными от антител или химиотерапевтических средств. Для того чтобы убить туберкулезную палочку внутри макрофагов, требуется в 50—100 раз больше стрептомицина, чем для инактивирования свободных бактерий. Фагоцитарную активность подавляют экзотоксины и эндотоксины. Стафилококковый лейкоцидин разрушает лейкоциты, а коагулаза тормозит фагоцитоз. Вырабатываемые микробами разнообразные ферменты понижают активность фагоцитарных клеток. Вирулентные паразиты могут избегать внутриклеточной деструкции путем разрушения фагосомальных мембран, препятствовать слиянию фагосом с лизосомами, подавлять метаболизм фагоцита.

    Существуют, однако, и факторы, способные активировать фагоцитарный процесс. Один из них — опсонины (см.), открытые А. Райтом и Дугласом (S. Douglas) в 1903 г.,— вещества нормальной сыворотки, вступающие в непосредственную связь с микробами, благодаря чему последние становятся более доступными фагоцитозу. Опсонизирующим действием обладают нормальные и в особенности иммунные, специфические к микробам антитела.

    Открытие опсонинов и хемотаксических факторов, продуцируемых лимфоцитами, сыграло большую роль в установлении тесной связи между клеточными и гуморальными факторами И. Сенсибилизированные к определенному антигену T-лимфоцоциты освобождают различные фармакологически активные вещества (лимфокины), обладающие хемотаксическими свойствами для фагоцитов. Эти вещества способствуют привлечению эффекторных клеток, в особенности мононуклеаров, в фокус инфекции и повышают их микробоцидные свойства. Культура макрофагов, из к-рой были исключены Т-клетки, не лизировала возбудителя проказы. Добавление к культуре макрофагов лимфоцитов от лиц с туберкулоидной формой проказы вело к лизису фагоцитированных микробов.

    У активированных макрофагов повышается метаболическая активность, они быстрее распространяются и более активно захватывают и переваривают микробов, содержание гидролаз в них более высокое. Из активированных макрофагов освобождается плазминоген — трипсиноподобный фермент, принимающий участие в воспалительной реакции.

    Лимфоциты вырабатывают также вещества, ингибирующие миграцию макрофагов, т. е. существуют медиаторы, оказывающие как стимулирующее, так и подавляющее действие на макрофаги. Остается еще неизвестным, отличаются ли существенно макрофаги, активированные T-лимфоцоцитами, от макрофагов, активированных другими способами. Макрофаги, полученные от животных, иммунизированных бактериями рода Salmonella, Brucella, обладали значительно большей способностью инактивировать внутриклеточно соответствующие микробы.

    Присоединение к микробам опсонинов, нормальных и иммунных глобулинов снижает поверхностный электрический потенциал и тем способствует адсорбции их на поверхности фагоцита и поглощению. Однако активирующее действие антител на фагоцитоз этим не ограничивается. Антитела, нейтрализующие экзотоксины и эндотоксины, а также микробные ферменты, способствуют внутриклеточному перевариванию комплексов антиген — антитело. Активность опсонинов повышается в присутствии комплемента. Ведущая роль в опсонизации бактерий принадлежит IgG и СЗ.

    Вирулентные бактерии туберкулеза блокируют слияние фагосом с лизосомами. Если же эти бактерии до фагоцитоза были сенсибилизированы антителами, то происходит нормальное образование фаголизосом. Лейшмании, обработанные антителами, макрофагов не разрушают. Антитела, покрывающие токсоплазмы, позволяют нормальным макрофагам осуществлять слияние фагосом с лизосомами и разрушать паразитов. Аналогичный феномен наблюдается с риккетсиями, вирусом осповакцины, а также и другими вирусами. Установлена связь между фагоцитозом бактерий лепры и титром специфических антител. Способность макрофагов переваривать М. leprae зависит от растворимых факторов, освобождающихся активированными лимфоцитами. У больных лепрой отмечается снижение числа циркулирующих Т-клеток и увеличение числа B-клеток. Мыши, иммунизированные аттенуированным возбудителем токсоплазмоза, становятся невосприимчивыми к вирулентному штамму. Поскольку пассивный перенос антител при этой инфекции к защите не ведет, следует считать, что только комбинированное действие гуморальных и клеточных факторов приводит к приобретенной невосприимчивости.

    В реакции фагоцитоза принимают участие и тромбоциты. Они влияют на хемотаксис, образуют с бактериями, спирохетами, трипаносомами агрегаты и тем способствуют фагоцитозу. В реакции фагоцитоза принимает участие и C-реактивный белок. Взаимодействуя с поверхностями бактерий, он ускоряет фагоцитоз, стимулирует миграцию лейкоцитов, индуцирует их бласттрансформацию. C-реактивный белок откладывается в местах воспаления на измененных или некротизированных клетках, вступает в тесную связь со структурами клеточных мембран.

    Фиксированные макрофаги лимф, узлов, селезенки, печени, легких, костного мозга, внутренней стенки сосудов и других органов выполняют важнейшую барьерную функцию. Они очищают кровь и лимфу от микробов и продуктов их жизнедеятельности. В иммунном организме барьерная функция макрофагов значительно повышается. Это зависит как от опсонизирующей функции антител, так и от повышения активности самих фагоцитов в иммунном организме, Макрофаги являются важнейшим фактором, обеспечивающим клиренс крови от вирусов, они захватывают и переваривают вирусные корпускулы. Особенно активны макрофаги при наличии специфических антител, опсонизирующих и агломерирующих вирусы и тем способствующих процессу фагоцитоза и дезинтеграции вирусов. Активность макрофагов зависит от генетических свойств животного и от полноценности его питания. У животных, вскармливаемых пищей с нормальным содержанием белка, фагоцитарная активность лейкоцитов была выше, чем у животных, находившихся на безбелковой или низкобелковой диете.

    Путем скрещивания удается получить потомство кроликов, высокорезистентных и высокочувствительных к туберкулезу. Макрофаги от резистентных животных содержали больше лизосом, и активность их гидролитических ферментов была выше.

    Устойчивость макрофагов к инфекции меняется с возрастом. Инфицированные макрофаги от молодых животных могут быть переносчиками вируса, в отличие от макрофагов взрослых. В макрофагах, полученных от иммунных мышей, вирус гриппа не размножается и антиген этого вируса можно обнаружить в единичных клетках лишь в течение нескольких часов, в то время как в неиммунных макрофагах он сохраняется в течение нескольких суток.

    Общефизиологические факторы и механизмы иммунитета. В формировании иммунитета большое участие принимают и общефизиологические факторы и механизмы. Помимо повышения температуры в местном воспалительном очаге, не меньшее значение для процесса выздоровления имеет и лихорадка. По мнению А. А. Смородинцев а (1955) и А. Львова (1962), лихорадка — главный фактор, содействующий процессу выздоровления от вирусной инфекции. Вопрос о механизме действия повышенной температуры на вирусы и другие микробы остается еще недостаточно изученным. Оказывает ли она непосредственное действие на микробы или влияние ее опосредовано, требуется еще изучить. Нельзя при этом забывать, что при повышении температуры тела усиливаются процессы иммуногенеза, ускоряются процессы обмена веществ, что также может способствовать инактивации вирусов, токсинов.

    Выделение из организма вирусов, токсинов и других продуктов распада микробов с потовой жидкостью, мокротой, испражнениями, мочой и другими секретами и экскретами можно рассматривать как один из общефизиол. механизмов И. «Выделительный», по терминологии Л. А. Зильбера и А. Д. Адо, механизм способствует более быстрому восстановлению относительного постоянства внутренней среды организма, нарушенного инфекцией.

    Как показали исследования П. Ф. Здродовского и его сотр., специфические и неспецифические факторы и механизмы И. находятся под регулирующим влиянием нейрогормональных функций организма.

    Большие дозы глюкокортикоидов снижают воспалительную реакцию, уменьшают поступление в очаг фагоцитов. Захват последними микробов и их переваривание под действием гидрокортизона значительно снижаются, гидрокортизон стабилизирует мембраны лизосом и тем препятствует поступлению из них различных гидролитических ферментов. Малые физиол, дозы гидрокортизона способствуют резистентности организма к инфекции.

    Адренокортикотропный гормон резко ослабляет естественную невосприимчивость обезьян к вирусу полиомиелита, а мышей — к вирусу гриппа. Под действием гидрокортизона взрослые мыши становятся так же восприимчивыми к вирусам Коксаки, как и новорожденные. Применение глюкокортикоидов с леч. целью может вести к обострению туберкулеза, увеличению числа бактерий в тканях и мокроте. Установлено гормональное влияние щитовидной, поджелудочной и половых желез на защитные реакции организма в отношении некоторых инфекций.

    Факторы и механизмы приобретенного иммунитета

    В процессе инфекции или после иммунизации изменяется реакция на антиген не только у иммунокомпетентных клеток (см.) и макрофагов. Как показали исследования И. Л. Кричевского и его сотр., клетки гладкой мускулатуры животных, иммунизированных бруцеллезным или брюшнотифозным эндотоксином, становятся невосприимчивыми к этим антигенам. Состояние ареактивности клеток гладкой мускулатуры специфично и сохраняется св. 2 мес. Механизм этого феномена еще недостаточно изучен. Он не зависит от антител, поскольку пассивный перенос невосприимчивости другим животным не удается. По-видимому, этот феномен является следствием специфической иммунной перестройки клеток.

    Вопрос о специфической перестройке фагоцитирующих клеток в процессе иммунизации не получил еще однозначного ответа. Одни исследователи повышенную активность фагоцитов, полученных от иммунных животных, объясняли опсонизирующим действием антител, другие рассматривали этот феномен как следствие специфической перестройки самих фагоцитарных клеток.

    Иммунные макрофаги содержат больше кислой гидролазы, переваривающая, дыхательная и митотическая активность у них выше по сравнению с макрофагами от нормальных животных.

    В отличие от неспецифических механизмов, обеспечивающих врожденную невосприимчивость, антитела (см.) являются фактором приобретенного специфического И. Они появляются в результате естественной инфекции или искусственной иммунизации. Специфическая иммунная реакция на бактерии, вирусы, токсины и другие чужеродные антигены осуществляется иммунокомпетентными клетками — T-, B-лимфоцитами и макрофагами (ем. Иммунокомпетентные клетки, Макрофаги). Участие этих трех видов клеток в ответной иммунной реакции и их тесная функциональная связь не вызывают сомнений. Однако конкретные механизмы взаимоотношений между ними в процессе формирования И. остаются еще недостаточно изученными.

    Взаимодействие антигена с T-лимфоцоцитами, происходящими из вилочковой железы (см.), ведет к их росту и делению, в результате чего увеличивается число специфически сенсибилизированных лимфоцитов. Для оптимальной продукции антител к большинству антигенов (Т-зависимых) требуется кооперативное взаимодействие между Т- и B-лимфоцитами. Встречаются, однако, антигены, состоящие из повторяющихся субъединиц, напр, пневмококковый полисахарид, липополисахариды бактерий, полимеризованный флагеллин, поливинилпирролидон, которые могут стимулировать продукцию антител плазматическими клетками при отсутствии вспомогательной функции Т-клеток — так. наз. T-независимые антигены. Иммунный ответ на них ограничивается продукцией антител класса IgM, а формирования клеток иммунол, памяти на эти антигены не происходит. Однако, как показали исследования Брейли-Малленa (H. Braley-Mullen, 1974), присоединение пневмококкового полисахарида к эритроцитам барана сообщало такому комплексному антигену свойство вызывать у мышей образование специфических к полисахариду антител класса IgG и формирование иммунол, памяти. Поливалентные антигены также могут взаимодействовать с B-клетками непосредственно, образуя множественные связи с находящимися на их поверхности рецепторами. Установлено, что функция иммунокомпетентных клеток детерминируется индивидуально-доминантными генами иммунного ответа (иммунореактивными генами), тесно связанными с генами тканевой совместимости. Под действием иммунореактивных генов формируются клеточные и гуморальные иммунные реакции организма на любые чужеродные антигены.

    Большим успехом в изучении иммунокомпетентных клеток явилось установление факта, что взаимодействие между клетками Т, В и макрофагами осуществляется молекулами специфических иммуноглобулинов, локализованными на поверхности клеточных мембран. Синтез этих иммуноглобулинов кодируется комплексом иммунореактивных генов. Согласно гипотезе Митчисона (N. Mitchison) и соавт. (1974), T-лимфоцоциты при помощи специфических рецепторов (IgT) распознают антигенную структуру носителя (шлеппера), в отличие от B-лимфоцитов, которые, обладая другими рецепторами, распознают антигенные детерминанты полного антигена. Активированные антигеном (иммунизированные) T-лимфоцоциты вырабатывают как специфические, так и неспецифические вещества, которые, освобождаясь с поверхности клеток, обеспечивают кооперативное взаимодействие макрофагов и B-лимфоцитов.

    Природа специфических факторов еще недостаточно изучена. По-видимому, они состоят из комплекса иммуноглобулина и антигена или антигенной детерминанты. Согласно гипотезе Фельдмана (М. Feldman) и соавт. (1974), этот комплекс (IgT-антиген) после взаимодействия с макрофагами, которые являются как бы своеобразным конденсатором антигенных детерминант, осуществляет запуск продукции антител B-лимфоцитами. Присоединение комплекса иммуноглобулина и антигенной детерминанты (специфического фактора) к поверхностным структурам макрофагов происходит т. о., что антигенные детерминанты остаются свободными и могут взаимодействовать с рецепторными структурами мембран B-лимфоцитов. Существуют и другие гипотезы кооперативного взаимодействия антигена с иммунокомпетентными клетками.

    Хим. природа и механизм действия неспецифического фактора также еще мало изучены. Предполагают [Адамс (P. Adams), 1975], что он представляет собой или иммуноглобулиновый фрагмент, или небольшую небелковую молекулу, обладающую гормональным или адъювантным действием на B-лимфоциты.

    Последние происходят из малых костномозговых лимфоцитов, на поверхности мембран которых в процессе созревания в селезенке и лимф, узлах формируются иммуноглобулиновые (Ig) рецепторы — предшественники антител. Под действием антигенных детерминант B-лимфоциты пролиферируют, растут и превращаются в плазматические клетки, способные к активному синтезу и секреции антител.

    Согласно клонально-селекционной теории Бернета (1971), каждому клону B-лимфоцитов присущ свой особый иммуноглобулиновый рецептор, способный взаимодействовать с определенной антигенной детерминантой. Наряду с короткоживущими плазматическими клетками, продуцирующими антитела, существуют долгоживущие B-лимфоциты, несущие функцию иммунол, памяти, благодаря к-рым осуществляется анамнестическая реакция. Взаимодействие клеток Т, В и макрофагов происходит в фолликулах центров размножения и в красной пульпе селезенки. Описанная П. Медаваром (1953) и М. Гашеком (1953) ареактивность организма к чужеродному антигену, наступающая в результате введения этого антигена в эмбриональном периоде, в отношении вирусов и бактерий окончательно не установлена. Было отмечено, что при врожденных вирусных инфекциях, вызванных, напр., вирусами Гросса или лимфоцитарного хориоменингита у мышей, свободные антитела к этим вирусам не обнаруживаются или находятся в ничтожно малых количествах, что и давало основание трактовать этот феномен как состояние истинной иммунол, толерантности. Однако более тщательное изучение показало, что и при этих врожденных инфекциях антитела образуются, но находятся они гл. обр. в связанном с вирусом состоянии и обнаруживаются в виде комплекса антиген — антитело на мембранах клеток почек и сосудов.

    Иммунные реакции, как клеточные, так и гуморальные, могут быть искусственно подавлены повторным введением больших доз антигена, в результате чего наступает на нек-рое время иммунологический паралич (см. Толерантность иммунологическая).

    Продукция антител подчиняется общим закономерностям биосинтеза белков и происходит на рибосомах плазматических клеток. Кодирование синтеза специфических иммуноглобулинов осуществляется системой ДНК — РНК клетки, антиген же, по-видимому, осуществляет пусковую функцию, но не играет формирующей роли в образовании молекулы иммуноглобулина. Существует гипотеза, согласно к-рой антиген вызывает дерепрессию генетической информации, закодированной в клетках соответствующего клона.

    Специфичность антител — одно из важнейших их свойств. Антитела по отношению к одному виду микроба не взаимодействуют с другими видами микробов, если последние не имеют общих для них антигенных детерминант. Наличие общих антигенов является причиной перекрестных реакций. Присутствие в антигене нескольких антигенных детерминант может стимулировать образование нескольких типов антител.

    Молекулы антител, слабее реагирующие с антигеном, имеют меньшее соответствие антигенной структуре детерминанты, а более авидные молекулы точнее воспроизводят существенные особенности пространственной конфигурации гаптена (см.).

    Специфические иммуноглобулины являются одним из важнейших факторов приобретенного гуморального И. Они нейтрализуют микробы и продукты их жизнедеятельности — токсины, ферменты, а также и другие чужеродные антигенные вещества животного и растительного происхождения. Значение иммуноглобулинов, среди которых различают 5 классов (IgM, IgG, IgA, IgD, IgE), в приобретенном И. неодинаково. Наибольшую роль играют IgG, IgA и IgM, в то время как защитная функция IgD и IgE сравнительно невелика. Более того, с IgE связывают возникновение аллергии. IgG составляют ок. 70—80% нормальных человеческих иммуноглобулинов, а IgD и IgE находятся в сыворотке в относительно низкой концентрации (см. Иммуноглобулины).

    Часть молекулы антитела, где локализован активный центр, носит название Fab-фрагмента. Способность активного центра молекулы иммуноглобулина реагировать только с определенной антигенной детерминантой зависит от его специфической трехмерной структуры, образованной небольшим числом аминокислот. В основе специфического взаимодействия лежит взаимная стерическая комплементарность активного центра антитела и детерминантной группы антигена. Антиген и антитело довольно прочно удерживаются вместе ван-дер-ваальсовыми и водородными силами межмолекулярного притяжения. Однако соединение антигена с антителом не необратимо. Нейтрализованный антителами токсин может быть полностью или частично восстановлен. Важную функцию выполняет также и другая часть молекулы иммуноглобулина, называемая Fc-фрагментом. Последний приобретает способность фиксировать комплемент (С1) после присоединения к молекуле антитела антигена. Следует иметь в виду и возможность независимой от антигена связи Fc-части молекулы IgG с компонентами клеточной стенки стафилококков (протеин А) и стрептококков [Стивенс, Рид (С. Stephens, W. Reed, 1974) с сотр.], а также присоединение реагинов (IgE) Fc-фрагментами их молекул к рецепторам базофилов и тучных клеток, что является начальной фазой в развитии аллергии.

    Иммуноглобулины понижают степень дисперсности растворимых антигенов, вызывают их преципитацию, флоккуляцию, а у корпускулярных антигенов (вирусов, бактерий, спирохет, простейших) — агглютинацию и агломерацию. Фиксированные на мембранах спирохет, трипаносом и вибрионов комплексы иммуноглобулина и комплемента адсорбируют тромбоциты. Нагруженные т. о. микробы становятся менее подвижными, агломерируются, быстрее исчезают из крови, активно задерживаясь в лимфоидной ткани селезенки, лимф, узлов и других органов. Токсин, нейтрализованный антителами, утрачивает способность присоединяться к рецепторам чувствительных клеток. Укрупненный комплекс (токсин, антитоксин, комплемент) задерживается в барьерных органах (лимф, узлы, селезенка, печень и др.) и становится объектом фагоцитов. Аналогично действие антител и на вирусы. Специфические антитела, соединяясь с вирусами, блокируют их рецепторы, изменяют физ.-хим. свойства поверхностных структур вириона, благодаря чему вирус утрачивает способность адсорбироваться на чувствительной клетке и проникать в нее. Защитная функция антител в организме сводится к нейтрализации вирусов на их пути к чувствительной клетке, разобщению контактов между ними (см. Иммунитет противовирусный).

    Предохранить от возникновения вирусной инфекции может очень малое количество антител. Всего две или четыре молекулы антитела, присоединившись к критическим местам отростка фага, способны предотвратить присоединение последнего к бактериям. При участии комплемента IgM и IgG могут лизировать бактерии, спирохеты, трипаносомы. Вопрос о возможности иммунного лизиса вирусов в течение долгого времени оставался открытым. М. А. Морозов и М. П. Королькова (1939) сообщили, что антитела могут вызывать лизис вируса оспы с полной потерей его инфекционных свойств. Через 30 лет появилось сообщение Альмейды и Уотерсона (J. Almeida, A. Waterson, 1969) об иммунном лизисе вирусов инфекционного бронхита птиц и краснухи. У вируса инфекционного бронхита птиц, сенсибилизированного антителами и комплементом, под электронным микроскопом наблюдалось увеличение наружного ободка вириона и появление «вмятин» в наружной оболочке.

    Ферментативное действие комплемента может иметь место только тогда, когда Ig присоединяется к оболочке, содержащей липопротеид.

    Как показали исследования Орослана и Гилгина (S. Oroszlan, R. Gilgin, 1970), обработка вируса лейкоза мышей иммунной сывороткой и комплементом приводила к освобождению из вируса группоспецифических (gs) антигенов, а вирус при этом становился чувствительным в РНК-азе, что свидетельствовало о деструкции вирионов. Иммунная сыворотка и комплемент, взятые в отдельности, таких изменений не вызывали.

    Характерные изменения у вируса опухолей кур в результате обработки его иммунной сывороткой и комплементом наблюдали Опуа и Вижье (М. Aupoix, P. Vigier, 1975) под электронным микроскопом. Морфол, изменения предшествовали виролизису.

    Комплемент потенцирует активность антител, ускоряет инактивацию вируса [Хейнеман (H. Heineman), 1967]. Активность ранних антител при первичной герпетической инфекции зависит от комплемента. Присоединение комплемента к Fc-части антитела, связанного с антигеном, создает дополнительные стерические помехи для вирусных рецепторов и тем повышает действие антител с низким титром, которые сами по себе могли только частично закрывать цитотропные рецепторы вируса. Вируснейтрализующая активность сывороток взрослых людей (при повторном герпесе) усиливается в 2—4 раза при добавлении комплемента.

    Очищение (клиренс) крови от токсинов, вирусов и других микробов под действием антител значительно ускоряется. Как показали исследования Шультца (I. Schultz, 1966), у нормальных крыс через час после внутривенного введения 10^7,5 ТЦПД50 вируса полиомиелита отмечалось небольшое понижение титра вируса. У иммунизированных крыс уже через 10 мин. наблюдалось падение титра вируса более чем на 5 lg. Индекс очищения крови через час после инъекции вируса у нормальных крыс составлял 1,66, а у иммунизированных — более 5.

    Опсонизирующее и агглютинирующее действие антител на вирусы имеет, по-видимому, фундаментальное значение для устранения вирусемии.

    Установлено опсонизирующее действие иммуноглобулинов в отношении всех без исключения антигенов, как растворимых, так и корпускулярных. Антитела способствуют процессу фагоцитоза и дезинтеграции чужеродных антигенов. Нейтрализованные антителами, они легче подвергаются перевариванию. Антитела оказывают более или менее губительное действие не только на бактерии, токсины и вирусы, но и на спирохеты, трипаносомы, плазмодии малярии, лейшмании, токсоплазмы. В эндемичных для малярии местах, напр, в Гамбии, дети рождаются относительно устойчивыми к малярии в течение первых месяцев жизни, по-видимому, благодаря передаче им от матери антител, нейтрализующих плазмодии малярии. Позднее, в возрасте от 1 года и до 5—8 лет, дети восприимчивы к заболеванию. Под влиянием иммуноглобулинов возникают новые антигенные варианты спирохет, трипаносом, устойчивых к первой генерации антител, что также свидетельствует о непосредственном действии иммуноглобулинов на эти микробы. По-видимому, антителам принадлежит главная роль в возникновении новых антигенных вариантов вирусов гриппа. В тех случаях, когда микроорганизмы (гонококки, бруцеллы, бактерии туберкулеза, лепры и, особенно, вирусы) локализуются внутриклеточно, антитела оказываются малоэффективными.

    В функциях иммуноглобулинов различных классов имеются особенности. IgM (19S) появляются в результате первичной реакции организма на введение антигена — ранние антитела. Их удается обнаружить уже через 24—36 час. после внутривенного введения мышам вируса гриппа.

    Определение антител класса IgM может быть использовано для ранней диагностики инфекции и установления, первично ли она возникла. Антитела этого класса принимают участие в нейтрализации патогенных микробов уже в самой ранней стадии инфекции. Они более активны в отношении крупных корпускулярных антигенов. Макроглобулины, полученные от кролика, в 750 раз более активны в реакции агглютинации эритроцитов человека группы А по сравнению с антителами класса IgG. Более активными были 198-антитела и в отношении холерных вибрионов и шигелл Флекснера. Антитела 19S в 100— 1000 раз более активны в реакции гемолиза при пересчете на одну молекулу, чем антитела класса 7S. Иммуноглобулины класса IgM более активно, чем все другие классы иммуноглобулинов, присоединяют комплемент. Комплемент активируется даже одной молекулой IgM, в то время как для получения аналогичного результата требуется не менее 20 молекул IgG. Антитела класса IgG, на долю которых выпадает важнейшая защитная функция, образуются позднее, чем антитела класса IgM, — на 2-й нед. после начала иммунизации. Ок. 70—80% иммуноглобулинов активных специфических сывороток принадлежит к классу IgG. Антитела этого класса изучены лучше, чем антитела других классов.

    Антитела класса IgG особенно эффективны в нейтрализации мелкодисперсных антигенов: токсинов, вирусов. При повторной инфекции или иммунизации антитела IgG вырабатываются рано благодаря наличию клеток иммунол, памяти к соответствующим антигенам, что может служить показателем вторичного инфицирования. Молекулы IgG в силу своих небольших размеров могут проникать через плаценту от матери к плоду и обусловливать трансплацентарный И., сохраняющийся в течение нескольких месяцев после рождения. Авидитет антител, т. е. быстрота реакции их с антигеном и прочность образования с ним соединения, повышается в процессе иммунизации. Ранние антитоксические сыворотки обладают более низким авидитетом, чем поздние. Одна и та же сыворотка может содержать несколько популяций антител различной авидности. Только сыворотки, взятые очень рано или, наоборот, очень поздно, содержат, как правило, антитела одинаковой авидности (см. Авидитет).

    Образование иммуноглобулинов того или другого класса зависит не только от продолжительности; иммунизации, но и от свойств антигена, его дозы, способа введения, а также от вида и возраста животных.

    Для нейтрализации антигенов и большей прочности связывания их детерминант имеет значение валентность антител. Бивалентные антитела более активны и авидитет их выше, они могут нейтрализовать вирусы или бактерии при более низкой концентрации, чем моновалентные. Бивалентные антитела, как показали Бланк, Лесли (S. Blank, G. Leslie) и соавт. (1972), нейтрализуют вирусы в 1000—2000 раз, лучше, чем моновалентные. Однако прямой пропорциональности между увеличением валентности антител и усилением их нейтрализующей активности нет. Скорость диссоциации у комплекса моновалентные антитела — антиген выше, чем у комплекса того же антигена с бивалентными антителами. У бивалентных молекул антител энергия соединения с антигеном выше, чем и объясняют меньшую их скорость диссоциации. Предполагают [Клинман, Лонг (N. Klinman, С. Long) и соавт., 1967], что бивалентные антитела возникли в процессе эволюции позднее, как дальнейшее совершенствование функции иммуноглобулинов, что способствовало повышению защиты организма от инфекционных агентов.

    Местный иммунитет

    Антитела класса IgA привлекли к себе особенно большое внимание после того, как было показано их значение в формировании местного иммунитета. Идея существования наиболее уязвимых для инфекции мест в организме была высказана еще А. М. Безредкой в 1919 г. Так, кожа, по его мнению, представляет собой locus minoris resistentiae для возбудителя сибирской язвы, а кишечный тракт — для энтеробактерий; повышение резистентности тканей, наиболее чувствительных к микробам, сопровождалось бы и общим И. Несмотря на то, что неразрывная связь между местным и общим И. стала очевидной, гипотеза, утверждавшая значение местных специфических и неспецифических факторов для возникновения и развития инфекции, получила экспериментальное и клин, подтверждение.

    Антитела, присутствующие в секретах дыхательного тракта, играют важную роль в защите от респираторных вирусов. Развитию проблемы местного И. способствовало открытие нового класса иммуноглобулинов — IgA — и среди них антител секреторного типа. Такое название эти антитела получили в связи с тем, что содержатся в секретах респираторного и жел.-киш. трактов, молозиве и других жидкостях в значительно большей концентрации, чем в плазме. В смывах со слизистой оболочки трахеи и бронхов IgA составляют до 53% общего количества обнаруживаемого в них белка, в то время как IgG — не более 15%. Наиболее высокий уровень секреторного IgA определен в женском молоке. Класс IgA неоднороден и включает варианты антител, неодинаковые по структуре и молекулярным свойствам. Так, напр., IgA имеет мол. вес 160 ООО и константу седиментации 7S. Он содержится гл. обр. в сыворотке, а в секретах — в незначительном количестве. В секретах обнаруживается и уникальный по своей структуре и свойствам иммуноглобулин, также относимый к классу IgA, составляющий собственно секреторные антитела. Они встречаются в виде димеров и тримеров, т. е. имеют соответственно четыре и шесть валентностей. Мол. вес димеров ок. 400 000, а тримеров выше. Константа седиментации этих антител — 11S — 14S — 18S. В молекулу секреторного IgA, как димера, так и тримера, входит секреторный компонент — гликопротеид с мол. весом ок. 60 000, содержащих! ок. 9,5% углеводов, сиаловую к-ту. Считают, что секреторный компонент, включаясь в молекулу IgA, стабилизирует ее, повышает проницаемость через межклеточные пространства и сообщает устойчивость к протеолитическим ферментам, что важно, поскольку антитела этого типа могут находиться и функционировать в среде, богатой ферментами.

    Доказательством местного образования IgA(11S), а не транссудации его из плазмы служит то, что титр этих антител в секретах после интраназальной иммунизации может быть выше, чем в сыворотке.

    Молекулы секреторного IgA синтезируются плазматическими клетками, локализованными в субэпителиальных тканях, а соединение их с секреторным компонентом, который продуцируется эпителиальными клетками слизистых оболочек жел.-киш., дыхательного тракта и др., происходит при переходе через поверхности слизистых оболочек. Помимо IgA, в секрете носа находят IgG и IgM, которые могут поступать и путем перфузии из крови.

    Секреторные антитела имеют большое значение в защите от микробов, проникающих в организм через поверхности слизистых оболочек. Роль местного И. и секреторных антител особенно важна при тех инфекциях, для которых поверхности слизистых оболочек являются одновременно входными воротами и местом локализации возбудителя. И. к определенным инфекциям, напр, к гриппу, лучше коррелирует с секреторными антителами, чем с сывороточными. Секреторные антитела, как и антитела сывороточные, обладают способностью нейтрализовать вирусы, токсины, бактерии. Нахождение же их на поверхности слизистых оболочек, т. е. у места входных ворот для многих микробов, имеет часто решающее значение для предупреждения возникновения и развития инфекции.

    Местное (аэрозольное) введение вакцины лучше, чем парентеральное, предохраняет от заражения вирусом гриппа и заболевания. Введение вакцины непосредственно в дыхательные пути обеспечивает более высокий титр секреторных антител и большую продолжительность продукции их, чем при подкожной вакцинации. Парентеральная вакцинация более эффективна для образования сывороточных антител.

    Батлер, Вальдманн (W. Butler, Т. Waldinann) и соавт. (1970) сообщают, что секреторные антитела появляются уже через 24—48 час. после инфицирования вирусом Коксаки или риновирусом, транссудация же из плазмы крови альбумина и IgG наблюдалась позднее — во время заболевания, что также подтверждало местное образование IgА(11S)-антител. Раннее появление в секретах IgA они объясняют освобождением из клеток преформированных антител, предполагая, что испытуемые ранее были инфицированы вирусом Коксаки 21-го типа и риновирусом 15-го типа. Однако, как показали экспериментальные исследования, специфические антитела к вирусу гриппа начинают продуцироваться de novo уже через 24—48 час. Поэтому нельзя объяснять раннее появление антител в секретах, а равно и в сыворотке у первично иммунизированных животных освобождением их из преформированных клеток. Скорее следует признать возможность их более раннего образования, что и было показано в отношении антител к различным антигенам. Внутримышечное и подкожное введение гриппозной вакцины недостаточно эффективно для индукции антител в секретах носа, даже если титр антител в сыворотке был относительно высок.

    Корреляции между содержанием антител в сыворотке и в секретах носа нет. Этим можно объяснить наблюдаемые иногда случаи заболевания гриппом при наличии антител в сыворотке.

    Не меньшее значение секреторные антитела имеют и при кишечных инфекциях вирусного и бактериального происхождения. Гипотеза о копроантителах, возникающих в результате местной антигенной стимуляции, получила подтверждение.: В испражнениях больных дизентерией обнаружены агглютинины на 1-й нед. инфекции, когда в сыворотке они еще отсутствовали. У животных и людей после оральной иммунизации в испражнениях находили антитела к холерным вибрионам. Вируснейтрализующие антитела найдены в испражнениях больных полиомиелитом и вакцинированных. Отношение концентрации вируснейтрализующих IgA к IgM в секрете двенадцатиперстной кишки было выше, чем в сыворотке, что свидетельствовало о местной продукции секреторных антител к вирусу полиомиелита. Келлер, Дуайер (R. Keller, J. Dwyer, 1968) обнаружили в испражнениях больных полиомиелитом антитела IgA, нейтрализующие полиовирусы, в то время как в сыворотке они отсутствовали. Кроме IgA, в испражнениях находятся IgG и IgM, которые могут быть как местного происхождения, так и поступать из плазмы крови.

    Антитела IgA в низком титре могут появляться в кишечнике уже в 1-ю нед. после перорального введения вакцины. Парентеральная иммунизация инактивированной вакциной стимулирует образование гуморальных антител и тем предотвращает возникновение паралитических форм полиомиелита, однако резистентность тонкого кишечника к инфекции проявляется при этом в слабой степени. Пероральная же иммунизация аттенуированным полиовирусом приводит к резистентности тонкого кишечника. Циркулирующие в сыворотке антитела могут предотвращать виремию, но они не в состоянии предотвратить инфицирование клеток слизистой оболочки дыхательных путей и кишечника. Только антитела, омывающие поверхности слизистых оболочек, могут предотвращать инфицирование вирусами и бактериями. Секреторные IgA играют большую роль в регуляции бактериальной и вирусной флоры в клетках слизистых оболочек, в защите их от инфекции.

    Наличие антител в кишечном содержимом может затруднять выделение полиовируса из испражнений, и только обработка испытуемого материала к-той (при pH 2,2) приводит к диссоциации комплекса антиген—антитело и повышению процента обнаружения вируса. Этот факт свидетельствует о действии копроантител in vivo.

    Как показали исследования Ньюкомба, Исидзака (R. Newcombe, К. Ishizaka) и соавт. (1969), продукция антител после местного и парентерального применения дифтерийного анатоксина неодинакова. Более высокий титр антидифтерийных антител класса IgA (11S) в секретах (при интраназальном введении анатоксина), чем в сыворотке, свидетельствовал о местном их происхождении, а не о транссудации из плазмы крови. Одновременно с антителами класса IgA(11S) в секретах носа некоторых лиц были найдены и дифтерийные антитоксины класса IgG, которые могут продуцироваться местно и поступать из крови.

    Вопрос о значении антител класса IgD и IgE для И. еще недостаточно изучен, хотя имеются основания предполагать, что и эти иммуноглобулины выполняют защитную функцию. Однако особенности структуры и функции этих антител и их небольшая концентрация по сравнению с IgG, IgA и IgM позволяют отводить им меньшую роль в защите организма от инфекции.

    Миндалины, аденоиды, бронхиальные и мезентериальные лимф, узлы содержат клетки, продуцирующие IgE. В селезенке и в подкожных лимф, узлах эти клетки представлены скудно. Антитела класса IgD найдены в содержимом жел.-киш. тракта, куда поступают, по-видимому, в результате секреции их из местных плазматических клеток. Секреторные и сывороточные IgD и IgE одинаковы, секреторного компонента у них нет.

    Теории иммунитета

    Возможность приобретения организмом невосприимчивости к перенесенному однажды заразному заболеванию была известна давно. Однако причины этого долго оставались неизвестными. Уже проводились прививки против оспы, сибирской язвы, бешенства предложенными Э. Дженнером и Л. Пастером вакцинами, однако ни один из факторов и механизмов, лежащих в основе приобретаемого в результате прививок И., не был установлен.

    Большое значение для решения этой проблемы имело открытие микробов — специфической причины заболеваний. Не случайно поэтому, что первые успехи в развитии иммунологии непосредственно следовали за успехами, достигнутыми микробиологией. Открытие возбудителей заболеваний, их токсинов давало возможность вплотную подойти к изучению факторов и механизмов, противодействующих им.

    Теория «истощения среды», предложенная Л. Пастером в 1880 г., была одной из первых попыток объяснить причину возникновения приобретенного И. Невосприимчивость, наступавшая в результате перенесенного однажды заболевания, объяснялась тем, что микробы полностью использовали необходимые для их жизни вещества, бывшие до заболевания в организме, и поэтому не размножались в нем вновь, подобно тому как они перестают размножаться на искусственной питательной среде после длительного культивирования в ней.

    К этому же времени относится и ретенционная теория иммунитета, предложенная Шово (I. В. A. Chauveau), согласно к-рой задержка роста бактерий объяснялась накоплением в организме особых продуктов обмена, препятствующих дальнейшему размножению микробов. Хотя ретенционная теория П., так же как и гипотеза «истощения среды», были умозрительными, все же они в какой-то степени отражали объективную действительность. В гипотезе Шово содержались уже намеки на возможность появления в результате инфекции или иммунизации каких-то новых веществ, тормозящих активность микробов в случае вторичного заражения. Таковыми, как было показано позднее, являются антитела.

    Фагоцитарная теория иммунитета, основоположником к-рой был И. И. Мечников, была первой экспериментально обоснованной теорией невосприимчивости. Ее высоко оценил Л. Пастер как новое и оригинальное направление. Высказанная впервые в 1883 г. в Одессе она в дальнейшем успешно разрабатывалась в Париже И. И. Мечниковым и его многочисленными сотрудниками и учениками. Фагоцитарная теория, суть к-рой изложена выше, неоднократно была предметом острых научных дискуссий, и ее автору в течение многих лет приходилось отстаивать правоту своей идеи в научных спорах со многими всемирно известными учеными — П. Баумгартеном, Р. Кохом, Р. Пфейффером, К. Флюгге и др. Время и факты, однако, полностью подтвердили первостепенное значение фагоцитарной реакции в защите организма от инфекции, и фагоцитарная теория И. получила общее признание. В дальнейшем в нее были внесены уточнения и дополнения. Было установлено, что захват и переваривание фагоцитами болезнетворных агентов далеко не единственный фактор защиты организма. Имеются микробы, напр, вирусы, для которых фагоцитоз сам по себе не имеет столь большого значения, как при бактериальных инфекциях, и только лишь предварительное воздействие на вирусы антител может способствовать их захватыванию и разрушению.

    Нельзя было, исходя только из фагоцитарной теории, объяснить механизм приобретенной резистентности к токсинам. Открытие Э. Ру и Йерсеном (A. Yersin) в 1888 г. дифтерийного токсина, а Э. Берингом и С. Китасато в 1890 г. противостолбнячного, а затем и противодифтерийного антитоксинов было фактом, заставившим выйти за пределы фагоцитарной теории и считаться с защитным действием гуморальных механизмов. В лаборатории И. И. Мечникова его учениками и сотр. — Ж. Борде, Ф. Я. Чистовичем и др. — были проведены фундаментальные исследования факторов гуморального И. — изучена природа и свойства литических агентов, открыты преципитины к белкам животного происхождения.

    Не отрицая значения антител, И. И. Мечников высказал предположение, что они продуцируются фагоцитами. В образовании иммуноглобулинов плазматическими клетками непосредственное участие принимают макрофаги, а сами лимфоидные клетки, близкие по происхождению к микрофагам Мечникова, осуществляют и функцию распознавания антигенов (Т-клетки), и синтез иммуноглобулинов (В-клетки). Фагоцитарные реакции — это могучий, однако далеко не всеобъемлющий механизм защиты организма от микробов. Напр., в защите организма от токсинов и других растворимых чужеродных антигенных веществ животного и растительного происхождения, а также от вирусов основная роль принадлежит гуморальным факторам — антитоксинам и другим антителам. Отдавая должное антителам, следует, однако, отметить, что соединение их, напр., с токсином не приводит к его разрушению, и он может быть в искусственных условиях снова восстановлен. Нейтрализованные же антителами комплексы захватываются фагоцитарными клетками и перевариваются. Клеточная реакция на чужеродный антигенный агент — это не только фагоцитарная реакция, но и реакция иммунокомпетентных клеток, ведущая к образованию антител. Так тесно переплетаются в единый механизм клеточные и гуморальные факторы защиты организма.

    И. И. Мечников подчеркивал одну сторону клеточной защитной реакции — фагоцитарную. Последующее развитие науки, однако, показало, что функции фагоцитарных клеток более разнообразны: кроме фагоцитоза, они участвуют в продукции антител, интерферона, лизоцима и других веществ, имеющих большое значение в формировании И. Более того, установлено, что в иммунных реакциях принимают участие не только клетки лимфоидной ткани, но и другие. Интерферон, напр., способны вырабатывать все клетки, гликопротеиновый фрагмент секреторных антител продуцируется эпителиальными клетками слизистых оболочек, многие клетки, а не только клетки ретикулоэндотелиальной системы вырабатывают вирусные ингибиторы. Эти факты, а также и многие другие дают основание говорить о клеточном иммунитете в широком понимании, включая и фагоцитарную реакцию как важнейшую и эволюционно наиболее древнюю форму защиты. Одновременно с фагоцитарной теорией И. развивалось гуморальное направление, к-рое главную роль в защите от инфекции отводило жидкостям и сокам организма (крови, лимфе, секретам), в которых содержатся вещества, нейтрализующие микробы и продукты их жизнедеятельности.

    Гуморальную теорию иммунитета создавали многие крупные исследователи, поэтому связывать ее только с именем П. Эрлиха несправедливо, хотя ему и принадлежат, бесспорно, многие фундаментальные открытия, связанные с антителами.

    Й. Фодор (1887), а затем Дж. Наттолл (1888) сообщили о бактерицидных свойствах сыворотки крови. Г. Бухнер (1889) установил, что это свойство зависит от наличия в сыворотке особых термолабильных «защитных веществ», названных им алексинами. Ж. Борде (1898), работавший в лаборатории И. И. Мечникова, представил факты, свидетельствующие об участии в цитоцидном эффекте двух различных по своим свойствам субстратов сыворотки — термолабильного комплемента и термостабильного антитела. Большое значение для формирования теории гуморального И. имело открытие Э. Берингом и

    С. Китасато (1890) способности иммунных сывороток нейтрализовать столбнячный и дифтерийный токсины, а П. Эрлихом (1891) — антител, нейтрализующих токсины растительного (рицин, абрин) происхождения. В иммунных сыворотках, полученных от резистентных к холерному вибриону морских свинок, Р. Пфейффер (1894) обнаружил антитела, растворяющие микробов; введение этих сывороток неиммунным животным сообщало им устойчивость к холерному вибриону (см. Исаева-Пфейффера феномен). Открытие антител, агглютинирующих микробы [Грубер, Дархем (М. Gruber, H. Durham), 1896], а также антител, преципитирующих продукты их жизнедеятельности [Краус (R. Kraus), 1897], подтверждало прямое действие гуморальных факторов на микробы и продукты их жизнедеятельности. Получение Э. Ру (1894) сыворотки для лечения токсической формы дифтерии окончательно укрепило идею о роли гуморальных факторов в защите организма от инфекции.

    Сторонникам клеточного и гуморального И. казалось, что эти направления находятся в резком, непримиримом противоречии. Однако дальнейшее развитие науки показало, что между клеточными и гуморальными факторами И. существует тесное взаимодействие. Напр., такие гуморальные вещества, как опсонины, агглютинины и другие антитела способствуют фагоцитозу: присоединяясь к патогенным микробам, они делают их более доступными для захватывания и переваривания фагоцитарными клетками. В свою очередь фагоцитарные клетки принимают участие в кооперативных клеточных взаимодействиях, ведущих к продукции антител.

    С современных позиций видно, что и клеточная, и гуморальная теории И. правильно отражали отдельные его стороны, т. е. были односторонними, а не охватывали явление в целом. Признанием ценности обеих теорий явилось одновременное присуждение в 1908 г. И. И. Мечникову и П. Эрлиху Нобелевской премии за выдающиеся заслуги в развитии иммунологии. П. Эрлих (1897) одним из первых пытался проникнуть в механизм образования клетками антител. Последние, как он считал, образуются теми же клетками, с к-рыми взаимодействует и антиген, напр, токсин. Это положение П. Эрлиха не нашло, однако, подтверждения. Столбнячный токсин имеет тропизм к клеткам нервной ткани, а антитоксин, как и все другие антитела, вырабатывается только плазматическими клетками, независимо от того, на какие клеточные системы антиген губительно действует.

    Одной из важнейших заслуг П. Эрлиха является создание рецепторной теории. В основу взаимодействия токсинов с антитоксинами и чувствительными к токсинам клетками, так же как и любых антигенов с клетками и антителами, был положен хим. принцип — наличие особых специфических для каждого антигена и антитела структур — рецепторов, посредством которых и осуществляется взаимодействие между клетками, антигенами и антителами. Были введены понятия о рецепторах, фиксирующих вещества, — хеморецепторах, а также рецепторах, фиксирующих антигены. Отделившиеся от клеток рецепторы являются, по мнению П. Эрлиха, антителами. Создав рецепторную теорию, П. Эрлих во многом предвосхитил современные теории образования антител, взаимодействие их с антигенами. Наличие специфических иммуноглобулиновых рецепторов у Т-клеток, распознающих антигены, рецепторов у B-клеток и макрофагов, активных центров у молекул антител и комплементарных к ним детерминантных групп у антигенов является одним из важнейших достижений современной иммунологии. Обоснованные трудами И. И. Мечникова и П. Эрлиха клеточное и гуморальное направления в изучении И. продолжают успешно развиваться.

    Со времени И. И. Мечникова и П. Эрлиха было предложено много теорий И., хотя в строгом смысле слова они не могли претендовать на название особых теорий, поскольку касались лишь отдельных, хотя и важных, но частных вопросов: механизма образования антител, их специфичности, механизма соединения антигена с антителом и др., не объясняли феномена И. в целом, т. е. механизмов наследственной и приобретенной невосприимчивости организма к различным инфекционным болезням. Многие из этих теорий представляют лишь исторический интерес.

    Значительный вклад в развитие общей иммунологии внесли экспериментально-теоретические исследования Ф. Бернета (1972) — автора клональнo-селекционной теории образования антител (см. Антитела). Эта теория способствовала изучению иммунокомпетентных клеток, роли их в специфическом распознавании антигенов, продукции антител, возникновении иммунол. толерантности, аутоиммунных процессов, аллергии.

    Несмотря на определенный прогресс в изучении специфических и неспецифических факторов и механизмов И., многие стороны его далеко еще не раскрыты. Неизвестно, почему в отношении одних инфекций (корь, оспа, паротит, полиомиелит, туляремия и др.) организм способен формировать напряженный и длительный И., а в отношении других инфекций приобретаемый организмом И. непродолжителен, и один и тот же в антигенном отношении тип микроба может вызывать повторные заболевания через относительно короткие промежутки времени. Не известны также причины малой эффективности иммунных факторов в отношении бактерионосительства, а также возбудителей хрон, и латентных инфекций, напр, вируса простого герпеса, который в течение длительного времени, а иногда и пожизненно может персистировать в организме и вызывать периодические обострения инфекции, в то время как другие заболевания заканчиваются стерильным И. Объяснить это только способностью вируса герпеса непосредственно переходить из пораженной клетки в нормальную, минуя экстрацеллюлярную среду, вряд ли возможно, поскольку такой же механизм перехода из клетки в клетку наблюдается и у вируса оспы, вызывающего стойкий стерильный И. Не установлено, почему в одних случаях факторы и механизмы И. способны ликвидировать инфекционный процесс и освободить организм от патогенных агентов, а в других случаях на долгие годы устанавливается состояние своеобразного равновесия между микробом и организмом, периодически нарушаемое то в ту, то в другую сторону (туберкулез, лепра и др.).

    По-видимому, единого, универсального для всех инфекций механизма невосприимчивости и освобождения организма от микробов не существует. Особенности патогенеза различных инфекций находят свое отражение и в особенностях механизмов, обеспечивающих И., однако существуют общие принципы, характеризующие способ защиты от микробов и других чужеродных антигенных веществ. Это дает основание для построения, общей теории иммунитета. Выделение двух аспектов И. —клеточного и гуморального — оправдано методическими и педагогическими соображениями. Однако ни один из этих подходов не дает достаточных оснований для создания теории И., к-рая бы всесторонне отражала суть наблюдаемых явлений. Как клеточные, так и гуморальные факторы, искусственно изолируемые, характеризуют лишь отдельные стороны явления, но не весь процесс в целом. В построении современной теории И. должны найти также место и общефизиол. факторы и механизмы: повышение температуры, секреторно-выделительная и ферментативная функции, нейрогормональные влияния, активность обмена веществ и т. д. Молекулярные, клеточные и общефизиол. реакции, обеспечивающие защиту организма от микробов и других чужеродных антигенных веществ, должны быть представлены как единая, взаимосвязанная, эволюционно сложившаяся и генетически детерминированная система. Отсюда естественно, что генетическая детерминация иммунного ответа на чужеродный антиген, так же как вновь приобретаемые факторы и механизмы, должна учитываться при построении современной теории И.

    Иммунные реакции выполняют не только специальную функцию защиты от микробов и продуктов их жизнедеятельности, но несут и другую, более разнообразную физиол, функцию. Иммунные реакции принимают участие и в освобождении организма от различных нем и пробных антигенных веществ, проникающих через респираторный и пищеварительный тракт, через поврежденную кожу (яды членистоногих, змей), а также искусственно вводимых с врачебными целями (сыворотки, кровь, лекарства, аллогенные трансплантаты). На все эти субстраты, генетически отличающиеся от антигенов реципиента, организм отвечает комплексом специфических и неспецифических клеточных, гуморальных и общефизиол. реакций, способствующих их деструкции, отторжению и выведению. Доказано значение иммунных реакций и в предотвращении возникновения у экспериментальных животных злокачественных опухолей вирусной этиологии (см. Иммунитет противоопухолевый).

    Высказана гипотеза (Ф. Вернет, 1962; Р. В. Петров, 1976), что иммунная система организма осуществляет функцию надзора за генетическим постоянством совокупности соматических клеток. Специфические и неспецифические защитные реакции играют важную роль в сохранении жизни на земле. Однако совершенство иммунных реакций, как и всех других, относительно, и при определенных условиях они могут приносить и вред. Напр., на повторное поступление больших доз чужеродного белка организм отвечает бурной и стремительной реакцией, к-рая может закончиться смертельным исходом (см. Анафилактический шок). Относительным несовершенством может характеризоваться и такая мощная защитная реакция, как воспаление, к-рое в случае локализации его в жизненно важном органе приводит иногда к большим и непоправимым разрушениям тканей.

    Функция отдельных защитных факторов может быть не только ослаблена, но и изменена. Если в норме иммунные реакции направлены на уничтожение чужеродных агентов — бактерий, токсинов, вирусов и др., то в патологии эти реакции начинают действовать и против собственных нормальных, неизмененных клеток и тканей.

    Т. о., иммунные реакции, защитные по своей природе, могут при определенных условиях быть причиной и патол, состояний: аллергии, аутоиммунных процессов и др. (см. Аутоаллергические болезни, Аутоаллергия, Аутоантитела, Иммунопатология).

    Иммунитет при паразитарных болезнях

    К изучению иммунологии паразитарных болезней приступили сравнительно недавно: в 1929 г. вышла первая книга по И. при паразитарных болезнях Тальяферро (W. Taliaferro). В дальнейшем внимание к этой проблеме значительно усилилось.

    И. при паразитарных болезнях подчиняется тем же закономерностям, что и И. при бактериальных инфекциях, хотя и имеет свои особенности.

    Наследственный И. может быть абсолютным, обусловливающим полную невосприимчивость хозяина к паразиту. Напр., макаки-резусы невосприимчивы к возбудителю трехдневной малярии Plasmodium vivax; многие виды животных невосприимчивы к широко распространенным гельминтам человека — бычьему и свиному цепню, а человек не заражается рядом гельминтов и возбудителей малярии животных. Нередко наследственный И. носит относительный характер, поскольку многие паразиты, несвойственные данному виду хозяина, могут все же совершать в его организме часть своего жизненного цикла. Так, паразитирование у человека личинок ряда гельминтов животных вызывает развитие тяжелого симптомокомплекса «larva migrans». Напряженность наследственного И. усиливается с возрастом, вследствие чего молодые животные более восприимчивы к протозойные инфекциям и гельминтозам, чем взрослые, и болезнь протекает у них тяжелее. Механизмы наследственного И. изучены слабо, однако известна его зависимость от генетических факторов. Установлено что коренное население Западной Африки невосприимчиво к Plasmodium vivax, а у лиц, унаследовавших аномальный тип гемоглобина (HbS), наблюдается более легкое течение тропической малярии. По-видимому, аналогичное, только менее выраженное действие оказывает генетически обусловленный дефицит глюкозо-6-фосфатдегид-рогеназы. Наследственный И. может быть ослаблен спленэктомией, облучением, действием иммунодепрессантов. Известно, напр., что человек абсолютно устойчив к пироплазмозу, однако после спленэктомии заражение приводит к летальному исходу.

    Приобретенный И. может иметь разнообразные проявления. Приобретенный И. к гельминтам характеризуется рядом особенностей, обусловленных сложностью их структуры и крупными размерами, стабильностью численности, связанной с отсутствием размножения в теле хозяина, стадийностью жизненных циклов, в процессе которых взаимодействие хозяина и паразита изменяется. Приобретенный И. к гельминтам чаще носит относительный, а не абсолютный характер, его напряженность на разных стадиях развития инвазии различна и нередко зависит от интенсивности и кратности заражения, а срок действия может быть ограничен периодом пребывания паразитов в организме хозяина. Наиболее ярко приобретенный И. выражен в отношении тканевых (трихинеллы, эхинококк, шистосомы, филярии) и кишечных мигрирующих (аскариды, анкилостомиды) гельминтов. Основное иммунизирующее воздействие оказывают личинки, являющиеся наиболее активными продуцентами антигенов, особенно в период линек. Антигенной активностью обладают ткани тела, секреты и экскреты гельминтов.

    Проявления И. разнообразны, основные из них: понижение экстенсивности и интенсивности повторных инвазий, замедление развития гельминтов и сокращение сроков их жизни, угнетение репродуктивной активности. И. передается от матери потомству с молоком и через плаценту.

    Механизмы И. включают действие антител, относящихся в основном к IgG, IgM, реагинам, и клеточных реакций. Антитела могут повреждать тегумент гельминтов, формировать преципитаты вокруг их выводных отверстий, нарушающие нормальные биохим, процессы, связывать энзимы. Для гельминтозов характерно значительное повышение уровня IgE, к к-рому относятся реагины. Последние создают, по-видимому, барьеры в коже и слизистых оболочках кишечника, дыхательных путей и пр., препятствующие миграции личинок. Установлено участие в механизмах И. аллергических реакций немедленного и замедленного типов, связанных с развитием воспалительных процессов, формированием гранулем вокруг паразитов и пр.

    У населения зон, эндемичных по аскаридозу, анкилостомидозам, филяриатозам, шистосомозам и др., в результате развития И. наблюдается стабилизация уровня пораженности и интенсивности инвазии, прекращение ее на ранней фазе, а также субклиническое течение болезни и бессимптомное паразитоносительство. В связи с этим большое значение для понимания хода эпид, процесса имеет иммунол, обследование населения с целью изучения величины иммунной прослойки, выявления контингентов, находящихся в условиях высокого риска заражения, уточнения интенсивности передачи инвазии и оценки эффективности проводимых мероприятий.

    Приобретенный И. при протозойных инфекциях может быть стерильным, сохраняющимся длительное время после исчезновения паразитов (висцеральный и некоторые формы кожного лейшманиоза) и нестерильным (премуниция), ограничивающимся периодом пребывания паразитов в организме хозяина (малярия, кокцидиоз и др.). В формировании PI. участвуют как гуморальные, так и клеточные факторы, роль которых при разных инфекциях неодинакова.

    При малярии доминирующее значение имеют антитела, выявляемые в крови через несколько дней после появления эритроцитарных форм плазмодиев. В некоторых случаях их удается выявить даже через длительное время после элиминации паразитов, особенно в случаях повторных заражений. Во время тканевой фазы инфекции антитела не выявляются. При реинфекции наблюдается повышение титров антител в сотни раз по сравнению с первичным заражением. Антитела при малярии относятся к IgM и IgG. Протективное значение имеют, по-видимому, антитела обоих классов, действующие на внеклеточные формы паразитов — мерозоиты и препятствующие, очевидно, их проникновению в эритроциты. У коренного населения гиперэндехмичных очагов малярии тропической Африки наблюдается определенная закономерность в развитии И. Новорожденные дети защищены от инфекции благодаря наличию у них IgG-антител, поступающих через плаценту от матери. Через несколько месяцев в результате утраты этих антител дети становятся весьма восприимчивыми к малярии, а затем постепенно приобретают нек-рую устойчивость. У взрослого населения наблюдается высокий уровень антител, обусловливающий значительное ограничение числа паразитов и отсутствие клин, проявлений инфекции. Перекрестный И. между отдельными видами, а возможно, и географическими штаммами плазмодиев отсутствует. Антигенная структура возбудителей малярии весьма сложна, причем имеются данные, что в процессе развития инфекции возникают антигенные варианты, стимулирующие на каждом этапе выработку нового типа антител.

    Трипаносомозы также относятся к числу инфекций, развитие которых сопровождается накоплением гуморальных антител в крови и в цереброспинальной жидкости. В ранний период преобладают макроглобулиновые антитела, но уже на 22-й день появляются антитела класса IgG, хотя IgM можно обнаружить в крови в течение всей инфекции. Антигенная вариабельность, пределы к-рой не установлены, особенно свойственна трипаносомам группы brucei, что нередко затрудняет серол, исследования при сонной болезни. Продукцию антител стимулируют как соматические, так и растворимые антигены трипаносом, высвобождающиеся при разрушении паразитов. Наблюдается прямая зависимость между уровнем антител и интенсивностью паразитемии, однако при очень тяжелом течении болезни антитела могут отсутствовать. Предполагают, что действие антител заключается в нарушении окислительно-восстановительных процессов трипаносом и изменении клеточной проницаемости. Более высоким протективным действием обладают IgG-антител а.

    Кожный и кожно-слизистый лейшманиоз характеризуются развитием в основном реакций гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) при отсутствии или очень низких титрах антител. И. при этих формах инфекции носит абсолютный характер и может развиваться либо постепенно, становясь полным к периоду завершения первичного процесса (Leishmania tropica minor), либо более быстро, когда невосприимчивость к суперинвазии наступает уже на стадии язвы (зоонозный кожный лейшманиоз). Существуют формы кожного лейшманиоза с хрон, течением, не поддающиеся химиотерапии, при которых И. подавлен.

    При висцеральном лейшманиозе в крови наблюдается высокая концентрация IgM и IgG, тогда как реакции ГЗТ выражены неодинаково и развиваются в разные сроки после излечения. Антитела обнаруживаются уже на ранних стадиях инфекции и выявляются в высоких титрах в течение всей активной фазы (после успешного лечения исчезают через несколько месяцев). Протективное действие антител не ясно, т. к. присутствие их в высоких титрах в крови не защищает больного от гибели. В последние годы показана связь невосприимчивости, приобретенной после выздоровления от висцерального лейшманиоза, с развитием ГЗТ.

    При амебиазе продукция антител связана с разрушением амеб в организме хозяина, т. к. антигенными свойствами обладает в основном цитоплазматическая фракция. Установлена сложность антигенной структуры амеб и ее неидентичность у различающихся по вирулентности штаммов паразитов. Антитела, вырабатывающиеся при амебиазе, относятся в основном к IgG, и их удавалось выявить в крови зараженных животных в высоких титрах в течение 12 нед. Наряду с этим уже с 1-й нед. появления симптомов болезни развиваются аллергические реакции немедленного типа, тогда как реакции ГЗТ установлены лишь при длительном течении инфекции. Развития устойчивости к реинфекции у лиц, переболевших амебиазом, не наблюдалось, и случаи повторных заражений отмечены при высоком уровне антител в крови.

    Т. о., проявления и механизмы И. при разных протозойных инфекциях неодинаковы. Заслуживает внимания отмечаемое для ряда простейших (плазмодии, токсоплазмы, лейшмании) выраженное иммунодепрессивное действие в отношении сопутствующих инфекций и инвазий, природа к-рого пока не установлена.

    П. к членистоногим паразитам изучен очень слабо. Установлено, однако, что низкомолекулярные секреты некоторых видов насекомых, обладающие гаптенными свойствами, при соединении с коллагеном кожи становились иммуногенными. Поступление секретов вызывает развитие реакций ГЗТ и ГНТ (гиперчувствительность немедленного типа), вырабатывающихся в определенной последовательности. Удавалось передать ГЗТ к укусу комаров у морских свинок внутрибрюшинным введением лимфоидных клеток сенсибилизированных животных.

    Особенности иммунитета у детей

    Иммунол, реактивность детского организма имеет свои закономерности развития в онтогенезе. Большое значение для новорожденного имеет пассивный И., представленный IgG матери. Он включает разнообразные антитоксины, противовирусные и антибактериальные антитела. Однако новорожденный имеет дефицит антител к грамотрицательным микроорганизмам, которые не поступают через плаценту. Это создает благоприятные условия для развития соответствующих инфекций. Уровень IgG пуповинной сыворотки коррелирует с содержанием его у матери, но часто выше из-за способности плода концентрировать IgG путем активного трансплацентарного транспорта. Этот процесс протекает наиболее интенсивно в последние недели беременности, поэтому содержание IgG у недоношенных тем ниже, чем больше срок недонашивания. Сразу же после рождения начинается катаболизм пассивно полученного IgG, содержание к-рого снижается максимально к 6—9 мес. жизни.

    Созревание собственной иммунной системы ребенка начинается в ранние периоды внутриутробной жизни. Лимфоциты плода интенсивно размножаются в тимусе, с 12-й нед. беременности они реагируют на фитогемагглютинин, т. е. являются функционально активными. Они содержат связанные с поверхностью лимфоцитов IgM и IgG. Тимус является не только источником лимфоцитов, но и осуществляет регуляцию генетически обусловленного иммунол. созревания. Иммунол, компетенции те или иные клоны лимфоидных клеток достигают в разное время. Наиболее рано появляется способность к иммунному ответу на антигены вирусов, жгутиковый антиген сальмонелл, антиген стафилококка, некоторые пищевые антигены. Допускается проникновение нек-рого количества антигена через плаценту и внутриутробная подготовка лимфоидных клеток антигенами широко распространенных бактерий и вирусов. Разница во времени появления иммунного ответа может быть связанной также с незрелостью ферментативного статуса клеток, осуществляющих первичную обработку антигена.

    Функционирование иммунной системы, т. е. синтез антител и развитие аллергии замедленного типа, происходит только при антигенной стимуляции. Поэтому толчком к нему является микробное обсеменение новорожденного, наступающее после рождения. Особенно большую роль играют бактерии, заселяющие жел.-киш. тракт. Первым иммуноглобулином, который синтезирует организм новорожденных, является IgM. Его содержание повышается в первую же неделю жизни и раньше других (уже к 1-му году) достигает уровня, свойственного взрослым. IgA синтезируется со 2—3-й нед., повышается медленнее и достигает уровня взрослых к 7—12 годам. Начало синтеза IgG индивидуально, доказан его синтез уже в 1-й мес. жизни, однако катаболизм пассивно полученного IgG настолько превышает его синтез, что повышение уровня IgG начинает улавливаться только после 2—3 мес. IgG достигает такого же уровня, как у взрослого, позже остальных иммуноглобулинов. У новорожденных заселение жел.-киш. тракта микрофлорой ведет к локальной продукции IgA, содержание к-рого в фекалиях у детей 4—6 мес. приближается к таковому у взрослых. Содержание IgA в бронхиальном секрете на 1-м мес. жизни ребенка, наоборот, очень низко и резко повышается только во втором полугодии жизни.

    Созревание иммунной системы может быть нарушено, а ее функционирование начато раньше при иммунол, конфликтах мать — плод и при внутриутробном инфицировании плода. В случае инфицирования синтез иммуноглобулинов начинается уже до рождения. Наиболее отчетливо повышается синтез IgM, уровень к-рого выше 20 мкг/100 мл рассматривается как косвенный показатель внутриутробной инфекции. При развитии у новорожденного инфекционных и воспалительных заболеваний также происходит повышенный синтез иммуноглобулинов, особенно IgM. Резко повышается IgM при генерализованных процессах, вирусных инфекциях. Развитие лимфоидной ткани не кончается с появлением способности реагировать на антиген на ранних этапах постнатального развития. Оно продолжается в течение всего периода детства и заканчивается лишь в периоде полового созревания. С возрастом продолжается развитие лимфоидной ткани, накопление клеток памяти, совершенствование регуляционных механизмов. Неуклонно нарастает интенсивность антителообразования и выраженность клеточного иммунитета.

    Hакапливаются противоорганные антитела и антигаммаглобулины. На процесс становления И. оказывают влияние окружающая среда, частота инфекционных и воспалительных заболеваний, профилактические прививки. Влияние последних на созревание иммунной системы и ее правильное функционирование еще мало изучено. Вакцинация должна быть индивидуализирована и проводиться под контролем иммунол, показателей.

    Развитие факторов наследственного (видового) И. также имеет свои закономерности. Их внутриутробный синтез также ограничен из-за отсутствия соответствующих стимулов. Исключение представляет лизоцим, активность к-рого очень высока в пуповинных сыворотках. Очень большое количество лизоцима содержится п в околоплодных водах. Рождение ребенка является мощным стимулом и для выработки факторов наследственного И., активность которых резко повышается уже в первые дни жизни. Стимулом к их продукции является весь комплекс факторов, связанных с изменением условий жизни новорожденного и вызывающих развитие общей адаптационной реакции организма. Неспецифические защитные показатели как при рождении, так и в течение первых недель жизни ниже у недоношенных по сравнению с рожденными в срок. Дальнейшая динамика неспецифических защитных факторов неодинакова. Не меняется или мало меняется с возрастом содержание комплемента. Неуклонно снижается активность лизоцима. После периода повышения максимально к 3 годам начинает снижаться содержание пропердин а. Неспецифические защитные механизмы имеют большое значение для детей раннего возраста. Однако у них недостаточно выражены резервные возможности мобилизации факторов наследственного И. при дополнительной антигенной нагрузке, в результате чего легко наступает их истощение. Особенности становления И. у ребенка во многом определяют клин, течение инфекционных, воспалительных, аллергических и аутоиммунных заболеваний у детей.

    Библиография Адо А. Д. Общая аллергология, М., 1971), библиогр.; Бернет Ф.М. Клеточная иммунология, пер. с англ., М., 1971, библиогр.; Б о й д У. К. Основы иммунологии, пер. с англ., М., 1969; Верш и-г о p а А. Е. Основы иммунологии, Киев, 1975, библиогр.; 3 д р о д о в с к и й ГТ. Ф. и Гу р вич Г. А. Физиологические основы иммуногенеза и его регуляция, М., 1972, библиогр.; 3 и л ь б e р Л. А. Основы иммунологии, М., 1958; К о с я к о в П. Н. Изоантигены и изоантитела человека в норме и патологии, М., 1974, библиогр.; Косяков П. Н. и P о в н о в а 3. И Противовирусный иммунитет, М., 1972; Кульбeрг А. Я. Иммуноглобулины, как биологические регуляторы, М.] 1975, библиогр.; Лебедев А. А., Прозоровская К. Н. и Антонова Л. В. К вопросу о трансплацентарном переходе антител от матери к плоду, Вопр. охр. мат. и дет., т. 16, № 1, с. 56, 1971, библиогр.; Лейк и на Е. С. Антитела при гельминтозах, их роль в диагностике и защитных реакциях организма, Мед. паразитол., т. 41,'№ 3, с. 348, 1972, библиогр.; Лозовская Л. С. Защитные и патологические реакции иммунитета у ребенка в связи с вирусной инфекцией, М., 1973; Мечников И. И. Академическое собрание сочинений, т. 8, М., 1953; Михайлова 3. М. и Михеева Г. А. 'Иммунобиологическая реактивность детского организма, М., 1974, библиогр.; Многотомное руководство по микробиологии, клинике и эпидемиологии инфекционных болезней, под ред. H. Н. Жукова-Вережникова, т. 9, с. 319, М., 1968; Петров Р. В. Иммунология и иммуногене-тика, М., 1976, библиогр.; Смородинцев А. А., Л у з я н и н а Т. Я. и С м о-р о д и н ц e в Ал. А. Основы противовирусного иммунитета, Л., 1975, библиогр.; Эфроимсон В. П. Иммуногенетика, М., 1971; Almeida J. D. a. Water-son А. P. The morphology of virus-antibody interaction, Advanc. Virus Res., v. 15, p. 307, 1969, bibliogr.; A u p o i x М. a. Y i g i e r P. Evidence for a host cell surface antigen on the envelope of avian tumour viruses, J. gen. Virol., v. 27, p. 151, 1975, bibliogr.; Blank S. E., Leslie G. A. a. Clem L. W. Antibody affinity and valence in viral neutralization, J. Immunol., v. 108, p. 665, 1972, bibliogr.; Butler W. T. a. o. Changes in IgA and IgG concentrations in nasal secretions prior to the appearance of antibody during viral respiratory infection in man, ibid., v. 105, p. 584, 1970; Hoover R. a. Fraumeni J. Risk of cancer in renal-transplant recipients, Lancet, v. 2, p. 55, 1973, bibliogr.; Immunity to animal parasites, ed. by E. J. L. Soulsby, N. Y.—L., 1972; Newcomb R. W., I s h i z a k a K. a. De V a 1 d B. L. Human IgG and IgA diphtheria antitoxins in serum, nasal fluids and saliva, J. Immunol., v. 103, p. 215, 1969, bibliogr.; South M. A. IgA in neonatal immunity, Ann. N. Y. Acad. Sci., v. 176, p. 40, 1971; S t e r z 1 J. Development of immune responses in human ontogeny, Minerva pedi-at., v. 23, p. 131, 1971, bibliogr.; V i v e 1 1 O. Die Immunoglobuline in den ersten Lebensjahren, Arch. Kinderheilk., Bd 181, S. 211, 1970.

    П. H. Косяков; E. С. Лейкина, Л. М. Гордеева (иммунитет при паразитарных болезнях), 3. М. Михайлова (особенности иммунитета у детей).

    xn--90aw5c.xn--c1avg


    Смотрите также